ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вот, – сказал он, – собственно, и смотреть-то не на что.

Сдвинув шляпу на затылок, Хармас долго рассматривал бренные останки Филиппа Барлоу, потом повернулся к Джонсону:

– Вы исследовали пулю?

– Да.

– Результат готов?

– Нет еще.

– А когда будет?

– Наверное, сегодня. А зачем вам это?

– Есть одна идейка, – сказал Хармас, – давайте позвоним в участок и узнаем, есть ли у них что-нибудь.

Они прошли в кабинет врача, и Джонсон позвонил на службу. Через минуту ему продиктовали результат экспертизы, который он тщательно записал. Повесив трубку, лейтенант поднял на Хармаса удивленный взгляд.

– Да вы просто волшебник, дорогой мой, – воскликнул полицейский. – Обе жертвы были убиты из пистолетов тридцать восьмого калибра, но из разных. Пули отличаются друг от друга. Что вы об этом думаете?

– Я этого не знал, – ответил Хармас, – я только сказал, что вся эта история очень подозрительна. Разумеется, наш лысый маньяк мог иметь и два револьвера, но я в этом сомневаюсь. Впрочем, поживем – увидим.

После шести часов вечера Энсон покинул своего последнего клиента и отправился в «Марлборо». Выходя из машины, он подумал, что Джонсон вместе с Хармасом сейчас наверняка допрашивают Мэг. Он бы много дал, чтобы присутствовать при этой беседе. Господи, только бы она не натворила глупостей! Хорошо бы позвонить ей и узнать, о чем шла речь, но это слишком опасно. А тут еще досье, о котором говорил Хармас… Интересно, что за сведения собрали эти крысы из следственного отдела? Неужели Мэг наврала ему про свое прошлое? А может, Мэддокс установил, что у нее были любовники? Наверное, не следовало говорить Хармасу, что Мэг хорошо жила с мужем. Это была ошибка, исправить которую…

– Привет, Джонни…

Энсон вздрогнул и повернул голову. Перед ним стояла Фей.

– Добрый вечер, – сухо ответил он, – извини, у меня деловое свидание, и я уже опаздываю.

Она схватила его за рукав:

– Подождет твое свидание. И не рассказывай мне сказки. Сегодня вечером ты возьмешь меня с собой, и мы вместе промотаем то сокровище, которое ты откопал неизвестно где, ясно?

Энсон вырвал руку.

– Пошла к черту! Можешь предлагать свои прелести кому угодно, только наконец отстань от меня!

Он повернулся, перебежал на другую сторону улицы и вошел в отель. Фей со злобной улыбкой посмотрела ему вслед и отправилась в бар, где обычно коротала вечера.

Мэддокс резким движением отодвинул пачку документов, и несколько бумажек свалилось со стола на ковер. Шеф контрольной службы взял в руки какой-то страховой полис и принялся читать, когда на пороге появилась Петти Шоу.

– Пришел мистер Хармас, сэр, – доложила она.

– Хармас? – переспросил он. – Пусть входит, да побыстрее!

Хармас переступил порог кабинета и уселся в кресло. Было пятнадцать минут десятого.

– Что нового? – спросил шеф.

– Кое-что есть. Правда, я еще не обмозговал данные, которые добыл, поэтому и решил прийти к вам. Во-первых, Барлоу жили по колено в грязи. Их дом – настоящий хлев, иначе не назовешь. Во-вторых, убитый был психически ненормальным: явно страдал извращениями. Дома у него я нашел настоящую библиотечку садиста. Далее, его жену и правда избили и изнасиловали. Я видел справку. Кроме того, я с ней разговаривал и своими глазами видел синяки. Еще я успел заскочить в морг и полюбоваться этим Барлоу. И где, интересно, она откопала такого недоноска!

Мэддокс откинулся в кресле и улыбнулся.

– Так-так, ну, а еще что?

– А еще эта женщина пишет рассказы довольно любопытного содержания. В одном из них героиня обводит вокруг пальца крупную страховую компанию.

Хармас вытащил из кармана листки и положил их на стол.

– Посмотрите, когда будет время. Идея ясна.

Мэддокс кивнул.

– Барлоу – чемпион по стрельбе из револьвера. У него был «кольт» тридцать восьмого калибра, но я его не нашел. Барлоу убили именно из такого пистолета, как и того парня неделю назад, но пули оказались разными, а вот описание нападавшего, которое дала миссис Барлоу, в точности совпадает с тем, что полиция получила от девушки, изнасилованной в Глинхилле.

Мэддокс внимательно выслушал доклад своего старшего следователя, потом открыл ящик стола, достал досье и протянул его Хармасу.

– Вот сведения об этой бабенке, Стив. Почитай, а потом поговорим. Молодец, начал ты неплохо.

Хармас взял досье.

– Кстати, сэр, – сказал он, – Энсон уже растрепал газетчикам про полис Барлоу. Если мы откажемся платить без серьезных на то оснований, репутация компании окажется под угрозой.

Мэддокс усмехнулся.

– Почитай, почитай досье, – злорадно сказал он. – Когда мы передадим его в газеты для публикации, нам нечего будет бояться плохой рекламы.

Джо Дункан положил трубку одного из шести стоявших на его столе телефонных аппаратов и взглянул на Джерри Хогана, входившего в этот момент в кабинет.

– Заходи, заходи, – приветствовал его Дункан, – ты не забыл, какой сегодня день?

Хоган уселся в кресло перед столом и закурил.

– Что ты хочешь сказать?

– Через пять дней ты приносишь мне двадцать пять тысяч, иначе наш союз развалится, – произнес Дункан, – мне нужны деньги.

Хоган улыбнулся:

– Ты их получишь, даже если мне придется у кого-нибудь занимать.

Букмекер расхохотался.

– А что, есть еще дураки, которые дают тебе в долг? – спросил он.

– Выходит, так, – ответил Хоган и подмигнул. Его буквально распирало желание немедленно выложить Дункану все свои планы.

Букмекер взял со стола номер «Прютаун гэзетт».

– Тут вот пишут, что твою подружку чуть не пришибли, – сказал он, – думаешь как-то подогреться на этой истории?

Хоган улыбнулся еще шире.

– Ее муженек был застрахован на пятьдесят тысяч, бедняжка, – ответил он, – так что можешь не волноваться. Все будет в порядке.

Всю половину следующего дня Хармас провел у Мэддокса и только к вечеру возвратился в Прютаун. Оставив в отеле чемоданчик, он тут же отправился в «Постоялый двор», небольшой ресторан, находившийся в нескольких милях от города и обслуживавший по большей части состоятельных автотуристов и семейные пары, приехавшие поужинать и потанцевать под тихий аккомпанемент довольно сносного джаза.

Первым делом Хармас зашел в полупустой бар и спросил у высокого толстого негра за стойкой, можно ли заказать столик в ресторане. Полу нив утвердительный ответ, он выпил виски и попросил вечернюю газету. Дело Барлоу занимало всю первую полосу, и детектив читал не спеша, стараясь не упустить деталей. Тем временем бармен позвонил в ресторан и сообщил своему клиенту, что столик будет готов через десять минут.

– Какая ужасная история, – добавил он, видя, что Хармас читает статью об убийстве, – эти двое ужинали у нас как раз в тот вечер.

Хармас отложил газету.

– В самом деле? Интересно, что их понесло за город? По логике вещей наши честные обыватели должны были избегать таких глухих мест после того, как произошло первое убийство.

– Вы правы, сэр, – согласился бармен, – я помню, что тот бедняга страшно не хотел тащиться в парк, но его жена настояла на своем и уволокла его туда.

– Он не хотел ехать, вы говорите? – переспросил Хармас.

– Да, это точно. В половине десятого они зашли сюда выпить на дорожку и тут же принялись спорить. Я думал, кончится дракой, но в конце концов он согласился. И тогда она его чмокнула, а потом заперлась на десять минут в клозете. Видно, здорово перебрала. Ему ехать не хотелось, я точно помню. Он все ругался сквозь зубы пока ждал ее.

– Да, лучше бы она его послушалась, – сказал Хармас, вставая. – Что ж, спасибо за столик, старина, счастливо оставаться.

Щедро дав бармену на чай, детектив отправился в ресторан. Проходя через вестибюль, он остановился у двери дамского туалета. Портье бросил на него равнодушный взгляд, и Хармас жестом подозвал его.

19
{"b":"330","o":1}