ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Станция Одиннадцать
Я – танкист
Академия темных. Преферанс со Смертью
Сестры ночи
Загадочная женщина
Тайны Баден-Бадена
За час до рассвета. Время сорвать маски
Яд персидской сирени
Смертельный способ выйти замуж

Мэг беспомощно взглянула на него.

– Я не знаю, – ответила она. – Я только что потеряла мужа…

– Вы были к нему так привязаны?

– Естественно… а почему вы спрашиваете?

– Миссис Барлоу, правда ли, что у вас и вашего супруга были разные спальни?

Мэг взглянула на Джонсона.

– Скажите этому сыщику, чтобы не совал нос куда не следует, – прошипела она, – я не обязана отвечать на такие вопросы.

– Разумеется, вы правы, – быстро откликнулся Хармас, – вы не обязаны отвечать. К сожалению, я обязан эти вопросы задавать, такая у меня работа.

Он выдержал паузу.

– Говорят, ваш муж был чемпионом по стрельбе из пистолета. Может быть, он взял оружие с собой, когда вы ездили в парк?

– Нет, разумеется, нет.

– Он никогда не носил револьвера при себе?

– Я не знаю.

– Его «кольт» хранится дома?

– Я не понимаю, какое это имеет отношение к делу.

Хармас улыбнулся и пожал плечами.

– Думаю, что имеет, – произнес он. – Ответьте, где ваш муж хранил оружие?

Воцарилось молчание.

– Фил избавился от своего «кольта», – сказала она наконец, – он им уже давно не пользовался. Я думаю, он кому-то его отдал.

Джонсон насторожился.

– Кому он мог его отдать? – живо вмешался он.

– Не знаю. Он говорил, что решил отделаться от револьвера. Может, продал.

– Когда это было? – спросил Хармас.

– Давно, точно не помню.

– Две недели? Месяц? Полгода?

Она заколебалась.

– Больше… я думаю, это произошло вскоре после нашей свадьбы.

– Очень хорошо. Не смеем больше отнимать у вас время, миссис Барлоу. Желаем скорейшего выздоровления.

С этими словами он взял Джонсона за локоть и увлек к двери. Мэг смотрела им вслед, чувствуя, как в груди поднимается волна страха.

– Не торопите события, – сказал Хармас в коридоре, – прежде всего нам надо выяснить имя ее соучастника. Слушайте, Фред, пойдемте со мной в гостиницу, я покажу вам ее досье.

– Если она стояла на учете в полиции, это еще ни о чем не говорит, – возразил Джонсон.

Хармас лишь иронически улыбнулся.

– У меня идея, – сказал он чуть позже, когда они сели в автомобиль. – Мэг Барлоу никогда не убирает в доме, и, если у нее есть любовник, там наверняка найдутся отпечатки его пальцев. Пошлите-ка своих экспертов посмотреть ее спальню. Может, этот тип тоже стоит на учете, чем черт не шутит. И не забудьте снять отпечатки с коробки из-под револьвера, это может дать ценные результаты. Только поторопитесь, а то она выпишется из больницы.

Джонсон сосредоточенно нахмурился и молчал до самой гостиницы.

– Да, вы правы, – сказал он, затормозив у подъезда, – сегодня после ленча я пошлю туда своих ребят.

– Кто возглавляет прютаунский клуб спортивной стрельбы? – спросил Хармас, выходя из машины.

– Гарри Саймор. Его можно разыскать в правлении на Сикоморстрит. А зачем он вам?

– Хочу с ним посоветоваться, – ответил Хармас, – подождите минутку, я сейчас вынесу вам это досье.

Гарри Саймор, грузный сорокалетний мужчина с багровым лицом, крепко пожал руку Хармаса.

– Извините, что вторгся к вам, – сказал детектив, – но меня интересует револьвер Барлоу. Кажется, он кому-то его подарил примерно шесть месяцев назад. Вы случайно не знаете, кому именно?

Саймор изобразил на лице удивление.

– Вы, наверное, ошиблись. Фил никому не давал своих револьверов. Впрочем, нет, на прошлой неделе я сам позаимствовал у него один «кольт».

Хармас вздрогнул.

– Один? Значит, у него было несколько?

– Два, оба тридцать восьмого калибра. Великолепные пушки! Я это точно знаю, потому что он получил их от меня в подарок.

Хармас провел ладонью по волосам.

– Вы сказали, что позаимствовали один из его револьверов…

– Да, несколько дней назад ко мне приехал приятель из Майами, и мы с ним заключили пари. Обычно я пользуюсь «кольтом» сорок пятого калибра, а мой знакомый привык к полицейским пистолетам, но свой револьвер он оставил дома, и мне пришлось обратиться к Филу. Я возвратил ему оружие за три дня до его гибели. Бедный Филипп!

Хармас выпрямился в кресле.

– Где вы состязались с вашим приятелем? – спросил он.

– В здешнем тире. Поставили две мишени, и каждый сделал пятнадцать выстрелов. Я выиграл с перевесом в одно очко.

– Скажите, нельзя ли разыскать пули, выпущенные из обоих револьверов?

– Нет ничего проще. С прошлой недели никто еще не стрелял.

– Вы позволите мне позвонить от вас?

– Пожалуйста.

– Благодарю, – воскликнул Хармас и, дрожа от нетерпения, набрал номер Джонсона.

После удачного визита к двум клиентам Энсон решил переночевать в «Марлборо» и не возвращаться сегодня в Брент. Медленно двигаясь по забитому машинами шоссе, он думал о Мэг. Он посоветовал ей уничтожить страховой полис, полученный Барлоу, так как в нем была проставлена сумма в пять тысяч долларов. Другой экземпляр, подписанный Барлоу, он послал Джеку Джеймсону, молодому предприимчивому адвокату, который теперь представлял интересы Мэг и должен был оформить и направить компании требование о выплате страховки. Энсон был уверен в безупречности своего плана. Полиция сейчас разыскивает лысого садиста, пресса с симпатией пишет о Мэг. Джеймсон предъявит требование, и Мэддоксу придется раскошелиться. Одно его смущало: досье, о котором говорил старший следователь контрольной службы…

После обеда в «Марлборо» при выходе из ресторана Энсон встретил Хармаса.

– А, наконец-то, – сказал Хармас, пожимая агенту руку, – а я вас уже обыскался. Есть разговор.

Когда они устроились в мягких креслах в холле отеля, агент спросил:

– Что вас интересует?

– По-прежнему дело Барлоу, – ответил Хармас, – Мэддокс, как всегда, оказался прав. Полис-то действительно подписан с целью околпачить нас.

Энсон вытащил сигареты и протянул их Хармасу. Тот взял одну.

– Объясните, пожалуйста, – попросил агент.

– Теперь я могу утверждать, что миссис Барлоу при помощи любовника убила своего мужа, – заявил Хармас.

Энсон посмотрел на кончик сигареты. «Только спокойно, – сказал он себе. – Что он откопал? Где я мог промахнуться?»

– Думаете, я вам поверю? – вслух спросил он. – Да это всего лишь новый трюк Мэддокса, ему не хочется выплачивать страховку.

– Нет, – спокойно возразил Хармас, – вы не видели досье этой «несчастной вдовы», которое я читал.

У Энсона пересохло во рту. Он раздавил окурок в пепельнице.

– Ну и что же там написано?

– Миссис Барлоу раньше, увы, была проституткой и содержала одного сутенера, пока не попала в тюрьму за кражу. Когда через три месяца она вышла оттуда, сутенер куда-то исчез. Она встретила Барлоу, и он женился на ней. Между нами говоря, свет не видывал более нелепого брака. Затем, видимо, она снова нашла своего дружка и вместе с ним придумала весь план.

– Вы можете это доказать? – спросил Энсон предательски задрожавшим голосом.

– Да, у меня есть кое-какие факты. Конечно, их мало для суда, но вполне достаточно, чтобы Мэддокс стал драться до конца и цепляться за любую мелочь, прежде чем его заставят санкционировать уплату по полису.

Энсон откинулся в кресле.

– Поймите, это был мой клиент. Кажется, вы не отдаете себе отчета в деликатности моего положения. Все только и говорят об этой истории, газеты посвящают ей первые полосы, читатели сочувствуют миссис Барлоу. Если Мэддокс откажет в выплате, я попаду в идиотскую ситуацию. Стоит мне попытаться уговорить кого-нибудь застраховать жизнь, и мне сразу же напомнят о деле Барлоу. И никто не согласится, потому что веры нам уже не будет.

– Я все понимаю, – серьезно ответил Хармас, – и тем не менее вы же не хотите, чтобы мы закрыли глаза на мошенничество, спасая репутацию компании.

– А в чем вы видите мошенничество? Если женщина провела несколько месяцев в тюрьме, это вовсе не значит, что она убийца. Где у вас доказательства?

– Я дважды уличил ее во лжи. Это она уговорила Барлоу поехать за город, и у меня есть свидетель, готовый подтвердить это под присягой. Она же утверждает, будто он сам захотел «прокатиться» и немного развлечься в парке. Кроме того, я могу доказать, что они спали в разных комнатах и что Барлоу был извращенцем. Теперь о самом преступлении.

21
{"b":"330","o":1}