ЛитМир - Электронная Библиотека

Энсон подошел к магазину Фремели, немного подволакивая ногу: ходить нормально после встречи с Хоганом ему было больно. Отдел садового инвентаря размещался в подвале и был до отказа забит покупателями. Восхищенная публика расхаживала между цветочными горшками, миниатюрными фонтанами и искусственными ручьями, текущими по выложенным яркими ракушками желобкам. Покупателей обслуживали четыре молодые девушки. Сидевший за большим столом начальник отдела перелистывал папку с заказами.

Энсон огляделся, подошел к одной из продавщиц и шепотом спросил:

– Это и есть мистер Барлоу, мисс?

Получив утвердительный ответ, он смешался с толпой и принялся внимательно разглядывать мужа Мэг.

Барлоу бы маленьким худощавым человеком лет сорока. Его короткие черные волосы резко подчеркивали угловатые черты лица, впалые, обрамленные синими кругами глаза, почти лишенный губ рот и длинный худой нос. Одни только руки, тонкие и нервные, показались Энсону изящными.

«Интересно, как это Мэг вышла за него?» – подумал он и, удовлетворенно хмыкнув, вышел на улицу. Было без двенадцати четыре, и Энсону предстояло посетить еще трех клиентов. Значит, к шести он освободится и уже в семь будет у Мэг.

Энсон вошел в телефонную будку, полистал записную книжку и, набрав номер Барлоу, стал ждать. После третьего звонка Мэг сняла трубку.

– Здравствуйте, миссис Барлоу, – произнес он, стараясь говорить легко и непринужденно. – Это Джон Энсон.

Последовала короткая пауза, во время которой он слышал лишь ровное дыхание Мэг.

– Простите, не поняла, – проговорила наконец она, – как вы сказали?

– Джон Энсон из «Нэшнл фиделити», – повторил он. – Вы меня помните?

– А… ну конечно, конечно. Простите, пожалуйста. Я работала, поэтому не сразу сообразила.

– Надеюсь, я вам не помешал?

– Ну что вы! Я часто вспоминаю вас. Как у нас с сюжетом?

– Э… кажется, я кое-что придумал, – неуверенно пробормотал он, – может быть, я…

– Что?

Он сконфуженно молчал. Рука, сжимавшая телефонную трубку, стала влажной.

– Видимо, вы сегодня заняты? – предположила она, прерывая затянувшуюся паузу.

– Я в Прютауне. Мне необходимо встретиться с несколькими клиентами, но если вы не против, я мог бы подъехать часам к семи.

– Буду рада вас видеть. Если не возражаете, мы вместе поужинаем, хорошо? Меню, правда, не очень изысканное, но все-таки… Я не люблю ужинать одна.

Загорелая, самоуверенная красавица в небесно-голубой мужской сорочке и плотно облегавших стройные бедра белых брюках вошла в магазин, остановилась перед Барлоу и посмотрела на него так, словно разглядывала пятно на свежей скатерти.

– Видимо, сейчас еще рано сажать розы «Мери Виткрофт»? – спросила она.

При виде этой женщины у Барлоу захватило дух.

– Да… рановато, – промямлил он, – но я могу принять ваш заказ. Если вы не против, мы привезем вам семена, а посадить можно и потом…

Голубые глаза равнодушно скользнули по его неказистой фигуре.

– Мне нужно двадцать кустов. На имя миссис Ван-Герц. Мой адрес у вас есть. Заранее благодарю.

Не сказав больше ни слова, она удалилась, покачивая бедрами. Барлоу тупо глядел ей вслед.

– Мистер Барлоу, вы порезались, – сухо сказала одна из продавщиц.

Барлоу опустил глаза, посмотрел на красную от крови бритву, которую держал в руках, и, машинально облизав пальцы, вновь уставился на открытую дверь, за которой была еще видна спина удалявшейся миссис Ван-Герц.

Доехав до конца дорожки, Энсон увидел, что ворота и дверцы гаража открыты. Он въехал в гараж, выключил мотор, вышел из машины и, вернувшись к воротам, аккуратно их прикрыл.

В гостиной горел свет, и сквозь портьеру Энсон увидел силуэт шедшей ему навстречу хозяйки дома.

– Вы на редкость пунктуальны, мистер Энсон, – сказала она, – входите же, прошу вас.

На ней было оранжевое плиссированное платье, в котором она показалась ему еще более соблазнительной, чем в прошлый раз.

– Сядем сразу за стол, вы не против? – спросила Мэг. – Не знаю, как вы, а я просто умираю с голоду. Заработалась сегодня и совсем забыла про обед.

Отодвинув машинку и бумаги, она поставила на мятую скатерть две тарелки с холодным мясом и огурцами, виски, лед, сифон с газированной водой и вазу с яблоками.

– Садитесь, мистер Энсон, – пригласила она, наполняя стаканы, – меню, как видите, не блещет изысканностью, но для легкого ужина, думаю, сойдет.

– Разумеется, – поспешно согласился Энсон, устраиваясь за столом.

– Итак, есть у вас для меня сюжет? – спросила она, с аппетитом принимаясь за еду. – Честно говоря, я сгораю от нетерпения.

Сделав несколько глотков, Энсон заставил себя съесть кусочек мяса.

– Вы давно замужем, миссис Барлоу? – спросил он.

Она подняла голову.

– В конце месяца будет первая годовщина. А что?

– Мне просто интересны люди с их судьбами, – ответил он. – Возможно, вы удивитесь, но сегодня после обеда я заходил в магазин Фремели взглянуть на вашего супруга. Торговля у него действительно бойкая.

– Да, дел у него хватает.

Энсон уловил в ее голосе презрительные нотки и пустил пробный шар:

– По роду службы мне приходится встречаться со многими людьми, и среди них немало пар, которые непонятно чем связаны. Вот вы и ваш муж, например. Трудно представить, что у вас общего.

Он замолчал и посмотрел на нее, стараясь уловить ее реакцию.

– Я и сама не знаю, – ответила она, опустив голову.

Энсон положил вилку.

– Вам не понравилось? – озабоченно спросила она.

– Нет, что вы, ужин отменный. Просто нет аппетита. Мне что-то нездоровилось в выходные.

– Тогда, может быть, выпьете?

– Благодарю вас, не хочется.

– В таком случае посидите пока у камина. Я скоро к вам присоединюсь.

Он взял свой стакан и сел на диван, задумчиво глядя на языки пламени.

«Я и сама не знаю… – мысленно повторил он слова Мэг, – но если она и сама не знает, значит…»

– Вас, видимо, шокировал мой ответ? – неожиданно спросила она. – Но что делать? Фил действительно довольно жалкая личность. Цель его жизни – всего-навсего собственная оранжерея, где он мог бы выращивать цветы, чтобы потом продавать их. Но даже этой цели ему никогда не добиться: чтобы начать свое дело, нужно не меньше трех тысяч долларов, а таких денег он и во сне не видел.

– Зачем же вы вышли за него? – спросил Энсон, по-прежнему глядя на огонь.

– Зачем? – ответила она после паузы. – Я не знаю, зачем. Думала, у него есть деньги, надеялась избежать той судьбы, которая уготована в нашей благословенной стране большинству девушек вроде меня. Вот, наверное, зачем. Теперь-то мне ясно, что я совершила ошибку, такую ошибку, что иногда даже хочется овдоветь.

При этих словах по спине Энсона побежали мурашки, и он инстинктивно подвинулся поближе к камину. Мэг подошла и села рядом.

– Почему я вас так интересую? – осведомилась она.

– Почему? – переспросил Энсон, до боли в пальцах сжав стакан с виски. – Потому что вы – самая красивая и соблазнительная женщина, которую я когда-либо встречал.

Она засмеялась:

– Мне не говорили таких приятных вещей с тех пор, как я имела глупость выйти замуж.

– Ну вот, а теперь я вам это говорю.

– Раз уж дело дошло до комплиментов, знайте, что я тоже нахожу вас очень привлекательным.

Энсон глубоко вздохнул.

– Я был очарован вами с первого взгляда, – признался он. – Со времени нашей встречи я только о вас и думаю.

Она закурила, тонкой струйкой выпустила дым в сторону камина и, медленно повернув голову, посмотрела ему в глаза.

– Жизнь так коротка, Джон, – задумчиво произнесла она, бросая сигарету в огонь. – Давайте не будем терять время…

…Дрова в камине прогорели, и комната наполнилась мягким волнующим полумраком. Мэг слезла с дивана и, подобравшись к камину, раздула огонь, бросив в очаг несколько поленьев.

– Хочешь чего-нибудь выпить? – спросила она, оглянувшись через плечо.

4
{"b":"330","o":1}