ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не ворчи. Я просто заскочил узнать, не получили ли вы каких-нибудь отчетов.

– Да, кое-что. Но учти: дело ведет ФБР. А они не горят желанием снабжать нас информацией.

Бен заметил, что лежавшая на столе Майка папка с фамилией Ломбарди стала намного толще. Он также успел прочесть название книги, которую читал Майк.

– Ты читаешь пьесы Уильяма Шекспира?

– Да, "Венецианского купца". А что?

– Да так, ничего. Просто я не ожидал ничего подобного от такого крутого парня, как ты. Дэшил Хэммет, Реймонд Чандлер, Шерлок Холмс, наконец... Но Шекспир?.. А если об этом узнает кто-то из ваших? Что станет с твоим имиджем?

– Надеюсь, не узнают. – Майк пододвинул книгу к краю стола. – Мне нравится сцена суда в конце пьесы. Там Порциа переодевается судьей и надувает Шейлока.

– Переодетый судья? Имеется основание для апелляции...

– Безусловно. Итак, чем же мы займемся – этой папкой или продолжим обсуждать мои литературные вкусы?

– Выбор не из легких. Но давай все же заглянем в папку.

Они склонились над папкой.

– Здесь предварительный анализ волос и тканей. Повсюду в комнате обнаружены длинные рыжие волосы. Мы сравнили их с волосами Кристины. Совпадение полное.

– Ну и что? Она же не утверждает, что ее там не было?

– Плохо, очень плохо...

– Что значит "плохо"? Ладно, еще что?

– Много нитей от вещей Ломбарди. Главным образом твид.

И еще найдено несколько нитей, которые не удалось идентифицировать.

– Полагаю, вы попытаетесь это сделать?

– Мы проверим ковры и платяные шкафы в квартире Кристины, а также всех троих, кто был в тот вечер у Ломбарди. Но если даже мы что-нибудь найдем – что это нам даст? Мы узнаем, что все они в то или иное время посещали Ломбарди. Но ведь они и сами этого не отрицают...

– И все-таки попытайтесь идентифицировать.

– Постараемся, Бен, будь уверен.

Майк взял следующий документ.

– Мы не обнаружили никаких следов борьбы. Ничто не сломано, не поцарапано, не разбито. Небольшая вмятина на ковре, там, где лежало тело, но ведь это в порядке вещей...

– Как насчет серологической реакции?

– Мы не нашли ни крови, ни других следов, которые можно было бы отнести к убийце. Ничего не обнаружено на кожаных покровах Ломбарди и у него под ногтями, что также вполне объяснимо. Ведь борьбы, по-видимому, не было.

– Но должна же найтись хоть какая-то зацепка... Что вы еще нашли?

– Пистолет. Система "Бульдог", 44-й калибр. Баллистическая экспертиза показала, что четыре пули в голову Ломбарди выпущены из него.

– Траектория?

– Выстрелы контактные, то есть дуло было приставлено вплотную. Именно поэтому входное отверстие имело звездообразную форму.

– Что это означает?

– Это означает, что убийца находился очень близко от Ломбарди, что, конечно, предполагает, что он... или она... что Ломбарди доверял убийце.

– Но это может быть очень широкий круг людей!

– Послушайте, адвокат, меня среди присяжных не будет.

Майк передал Бену следующую страницу.

– Мы тщательнейшим образом обыскали квартиру Ломбарди, но не нашли ничего, что представляло бы хоть какой-то интерес.

Бен пролистал отчет. В нем детально, по пунктам перечислялось все, что было обнаружено в пентхаусе: куча грязного белья, что вполне естественно для одинокого мужчины; открытый графин с вином, стоявший на краю стола, около кресла; включенный телевизор; телефон (трубка была снята с рычага) и т.д. – список оказался длинный.

– А где медицинские отчеты? – спросил Бен.

Пошелестев бумагами, Майк вытащил трехстраничный документ.

– Предварительное заключение подтвердило наши предположения: Ломбарди умер в результате множественных ранений головы. Доктор Корегаи затруднился определить точное время смерти. Но он обещал прислать дополнительный отчет. Правда, в одном Корегаи абсолютно уверен: смерть наступила мгновенно.

– Но это вряд ли может служить доказательством того, что его убила Кристина.

– Бен, ну сам подумай: она говорит, что заснула в кресле, в каких-то четырех футах от того места, где был убит Ломбарди, убит четырьмя выстрелами... Как она могла проспать все это?

– Я все понял! – щелкнул пальцами Бен. – Она находилась под действием наркотика. Или какого-то лекарственного препарата.

– Почему ты так решил?

– Она говорит, что выпила какого-то вина и почти сразу же заснула. Все верно... Майк, нужно взять у нее на анализ кровь.

Внезапно за спиной у них раздался зычный голос:

– Черт возьми, что здесь происходит?

Бен резко развернулся. Над ними стоял высокий молодой темноволосый мужчина, на лице которого застыла гримаса отвращения.

Майк приподнялся.

– Джим, это...

– Сам знаю, кто это такой! – заорал мужчина. – Но я хочу знать, что здесь происходит?

Лицо Майка вытянулось.

– Мы просматриваем кое-что из отчетов предварительного заключения...

– Дерьмо! Ты же раскрываешь наши карты! Понимаешь ли ты это?

Бен видел, как Майк сжимает и разжимает кулаки.

– Джим, но защита имеет право ознакомиться с результатами расследования.

– Со временем – возможно.

Мужчина схватил со стола папку и сунул ее под мышку.

– После того как мистер адвокат пришлет запрос, он, возможно, получит доступ к некоторым документам. Но не предоставлять же вам все собранные нами материалы, черт бы вас побрал!

– Джим, но ведь...

– О Господи! Как только дело пошло на лад, ты пытаешься все испортить!

– Послушай, Майк, – невозмутимо проговорил Бен, – кто этот идиот?

Майк едва заметно улыбнулся:

– Это Джим Эбшайр из ФБР, один из тех агентов, которые занимаются этим делом.

– Я тот человек, благодаря которому началось это расследование, – сказал Эбшайр.

Бен протянул ему руку:

– Меня зовут Бен Кинкейд, адво...

– Знаю, кто вы такой. – Эбшайр оттолкнул протянутую руку Бена. – Ничего против вас не имею, Кинкейд, но жизненный опыт научил меня не вступать в доверительные отношения с процессуальными соперниками. Это вредит делу.

Бен нахмурился: "Жизненный опыт? Но вряд ли ты намного старше меня..."

– Но послушайте, Майк вовсе не собирался показывать мне все документы. Просто я...

– Не желаю слушать подобную чушь! – прорычал Эбшайр. – Я знаю, что вы оба собой представляете, и не хочу, чтобы вы своими бреднями испортили мне все дело.

– Вам? Ваше дело?..

– Совершенно верно, мое дело. Почти год я следил за этим типом. И скоро выйду на крупных боссов. Я решил всю головоломку...

– Под руководством своего шефа, – заметил Майк. – Под руководством Роджера Стенфорда.

– Верно, – кивнул Эбшайр. – Но, полагаю, вы знаете, как осуществляется подобное руководство и кто выполняет всю работу. Эй, Роджер, заходи! – заорал он в сторону двери.

В кабинет вошел мужчина средних лет, в белой рубашке и в очках, красовавшихся на кончике носа.

– В чем дело, Джим?

– Да вот, шеф... Застукал Морелли в тот момент, когда он знакомил адвоката с нашими документами.

Облизав губы, Стенфорд сказал:

– Защита обладает правом доступа к некоторым документам.

– Ну тогда пусть пришлет ходатайство, – возразил Эбшайр. – Ведь существует соответствующая процедура...

Стенфорд посмотрел на своего протеже долгим задумчивым взглядом.

Бен решил вмешаться:

– Не вижу особого вреда в сотрудничестве и в разумном обмене информацией.

– Да?.. – протянул Эбшайр. – А может, именно по этой причине вы и не поднялись выше среднего уровня? Потому что слишком уж любите обмениваться информацией...

Бен в ответ лишь покачал головой.

– Директор ФБР не заинтересован в сотрудничестве, – продолжал Эбшайр. – Его интересуют результаты, и именно их я собираюсь представить, вот так-то.

Он сделал шаг к Бену и приставил указательный палец к его груди.

– Поэтому, Кинкейд, советую подумать. Если угробишь это дело, тебе несдобровать, я обещаю!

12
{"b":"3300","o":1}