ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я бы пошла в этом.

Бен вздохнул. Если это дело после слушания передадут в суд, ему придется в дальнейшем самому проследить, как она будет одеваться.

– Ты можешь добиться снятия обвинения? – спросила Кристина.

– Есть шанс. Насколько я знаю, в их распоряжении только факт твоего присутствия в пентхаусе Ломбарди в тот момент, когда агенты ФБР обнаружили его труп.

– Адвокат, вы готовы? – раздался голос Гулда.

– Да, сэр.

– Прекрасно. Давайте начнем! Вызовите первого свидетеля.

Мольтке поднялся со своего места:

– Соединенные Штаты вызывают Джеймса Эбшайра.

Эбшайр был приведен к присяге.

Вначале он вкратце рассказал о себе, затем описал свои действия в ночь убийства. Он сказал, что спешил в квартиру Ломбарди, полагая, что там в это время заключается сделка по передаче наркотиков. Но обнаружил Кристину, ходившую вокруг трупа Ломбарди. Он ее обыскал, потом надел на нее наручники.

– Пока ничего страшного, – прошептал Бен на ухо Кристине.

Мольтке предложил свой вопрос:

– Сказала ли вам что-нибудь мисс Макколл в момент задержания?

– Да. – Эбшайр взглянул на судью. – Она сказала: "Я его убила"!

С галереи донесся громкий шепот.

Бен наклонился к уху Кристины:

– Это правда?

– Не уверена. Помню, что я действительно ему что-то сказала, но что именно...

– У меня больше нет вопросов, – сказал Мольтке.

– Прекрасно. – Гулд повернулся к Бену: – Будете вести перекрестный допрос?

Бен в этот момент пытался сообразить, что ему в ухо шепчет Кристина.

– Минутку, сэр...

– Адвокат, сейчас или никогда!..

– Тогда сейчас. – Бен поднялся на подиум. – Агент Эбшайр, вы видели, как мисс Макколл стреляла в Ломбарди?

– Нет.

– Значит, вы видели у нее в руках оружие?

– Не уверен...

– Агент Эбшайр, вы можете поклясться под присягой, что видели, как мисс Макколл держала в руках пистолет?

– Нет.

– Вы появились в квартире уже после того, как преступление было совершено?

– Совершенно верно.

– Когда вы обыскивали мисс Макколл, вы нашли у нее пистолет?

– Нет.

– А какое-либо другое оружие?

– Нет.

– Вы нашли у нее наркотики?

– Нет. Я их не нашел.

– А как же ваше заявление?

– Я... не совсем понимаю вас...

– Ну, разве вы не обвинили мисс Макколл в убийстве Ломбарди?

Эбшайр поерзал на стуле.

– Возможно, я и сказал что-то по этому поводу... но, черт возьми, она не отрицала этого. Она призналась в ответ на мой вопрос.

– Но она могла просто повторить ваши слова, обращенные к ней...

– Послушайте, если бы она была невиновна, то ей нужно было просто сказать об этом.

– Пожалуйста, отвечайте на мой вопрос.

– Но я же говорю... Она сказала: "Я его убила". Что это, если не признание вины?

– Ваша честь, пусть свидетель ответит на мой вопрос.

– Адвокат, это ваша обязанность – контролировать свидетеля во время перекрестного допроса. Но я проинструктирую свидетеля, чтобы он внимательно слушал вопросы и старался на них быстрее реагировать.

– Извините, сэр, – пробормотал Эбшайр.

– Пожалуйста, продолжайте.

– Агент Эбшайр, я не ошибусь, если скажу, что вы спровоцировали мисс Макколл на подобное заявление?

– Нет, я не провоцировал ее. Возможно, в первые минуты после убийства она просто не в состоянии была солгать...

– Протестую против последнего замечания свидетеля. Агент Эбшайр, она ведь заговорила не вдруг, не внезапно?

– Я точно не помню.

– Она просто отреагировала на ваши слова?

– Предположим.

– То есть, – Бен сделал паузу, – вы начали задавать ей вопросы?

Эбшайр откинулся на спинку стула. Теперь он начал понимать, куда клонит Бен.

– Я бы этого не сказал... Нет, я не задавал ей вопросов.

– Вы ознакомили мисс Макколл с ее правами?

– Да видите ли... – Эбшайр облизал губы. – Нет, у нас на это не было времени.

– Но у вас было время вступить с ней в разговор, который... как вы сами только что выразились... привел к признанию?

– Магистрат, я протестую! Если мы открыли правовой диспут, то надо обращаться не к свидетелю, а к суду, – поднялся со своего места Мольтке.

– Ваше возражение отклоняется, мистер обвинитель. Адвокат имеет право задавать свидетелю вопросы. Если только свидетель не отзовет назад свои показания...

Бен внимательно наблюдал за магистратом Гулдом. Предлагаемый выбор был ясен: отозвать свидетельские показания или признать тот факт, что при задержании Кристины были нарушены ее законные права, что свело бы на нет все представленные обвинением доказательства. Мольтке, видимо, придется советоваться с Эбшайром позже, чтобы определить серьезность возникших затруднений и наметить дальнейший план их совместных действий на процессе. Но рисковать сейчас, на слушании, обвинение никак не могло.

– Сэр, мы отзываем наши показания. Только на время этих слушаний, конечно...

Первый раунд остался за Беном.

Нет ничего скучнее судебных процедур. Вскрытие, экспертиза тканей, нитей материй, образцов крови... Все начали зевать.

Гулд минут десять стучал карандашом по столу – намек на то, что возня с результатами экспертизы слишком затянулась.

Полицейский монотонно продолжал:

– Далее мы провели в комнате дактилоскопические исследования.

– Простите? – подал голос Мольтке.

– Отпечатки пальцев.

– А! Но вы не обнаружили отпечатки пальцев обвиняемой на теле убитого, не так ли?

– Нет, не обнаружил.

– И не нашли ее отпечатков и на кровавых пятнах?

– Нет, не нашел.

– Полагаю, это не так уж плохо для обвиняемой...

Бен поднял голову. Было ясно, что это всего лишь прелюдия.

– Да, я, кажется, кое-что упустил. – Мольтке щелкнул пальцами. – Ага, вспомнил... Я хотел спросить вас, офицер, вы не нашли отпечатков пальцев на пистолете?

– Да, сэр, нашел.

– И кому же они принадлежат?

– Это отпечатки обвиняемой.

– Вы в этом уверены?

– Абсолютно. Мы обнаружили два совершенно отчетливых отпечатка большого и указательного пальцев.

Бен, приставив ладонь к уху Кристины, прошептал:

– Ты подобрала пистолет?

– Боюсь, что так, парень.

Это была скверная новость, – пусть и косвенное доказательство вины, но все же...

Внезапно Бен сообразил, что магистрат пытается привлечь его внимание.

– Я вас спрашиваю, адвокат, вы будете проводить перекрестный допрос?

– Нет, сэр, – ответил Бен, мельком взглянув на Кристину.

Действительно, в этом не было необходимости.

Второй раунд выиграло обвинение.

* * *

Бен надеялся, что слушание наконец-то подошло к концу.

Хотя наличие отпечатков пальцев Кристины, безусловно, оборачивалось против них, делать окончательные выводы еще рано.

Сохранялся шанс, что дело за недостатком улик будет закрыто.

– Еще есть свидетели? – спросил Гулд.

– Нет, сэр. Обвинение... – Мольтке не закончил фразу.

Один из его помощников что-то прошептал ему на ухо и указал на последний ряд, туда, где стоял человек в форме.

Магистрат, могу я взять минутный перерыв, чтобы посовещаться с потенциальным свидетелем?

– Даю вам две минуты, – сказал Гулд.

Мольтке прошел к дальней стене и заговорил с полицейским офицером.

Бен пристально смотрел на них, но догадаться о содержании их беседы было невозможно. Когда две минуты истекли, Мольтке вернулся на свое место. И что хуже всего – он улыбался.

– Магистрат Гулд, обвинение хотело бы вызвать еще одного свидетеля.

– Прекрасно. Вызывайте.

– Соединенные Штаты Америки вызывают Джона Томпкинса.

Томпкинс, румяный, с солидным брюшком офицер средних лет, занял свое место за столом свидетелей. Мольтке, торопливо зачитав его послужной список за время службы в полиции города Тулсы, перешел к допросу:

– Какое задание вы получили, когда вышли в то утро на дежурство?

25
{"b":"3300","o":1}