ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Меня послали в квартиру на Юго-Западном бульваре, чтобы помочь в расследовании по классу "Б" и "Е". – Он посмотрел на магистрата: – Это означает взлом квартиры и вход в нее, сэр.

– Спасибо, что просветили, – проворчал Гулд. – И кто же является съемщиком этой квартиры?

– Это квартира обвиняемой. – Он кивнул в сторону Кристины.

Бен вскочил на ноги:

– Протестую! Магистрат, я не усматриваю связи между нашим делом и подобными...

– Прокурор, я разделяю недоумение адвоката защиты, – повернулся к Мольтке Гулд. – Будьте добры, проясните ситуацию.

– Перехожу к главному, сэр. – Мольтке обратился к свидетелю: – Вы что-нибудь обнаружили во время своего расследования?

– Да, обнаружил.

– А что именно?

– Ну, как сказать... – Он усмехнулся: – У обвиняемой обнаружена коллекция мягких игрушек.

– Мягких игрушек? – переспросил магистрат Гулд.

– Да, сэр. Ну, там всякие животные, медвежата, куколки, такого вот рода вещи... Большая часть из них вспорота и выпотрошена.

– Что ж... суд скорбит по этому поводу... Вы осмотрели игрушки?

– Я подобрал одну из них, Бетти Буп...

Магистрат поднял брови:

– Извините, не понял?

– Куколку Бетти Буп, ну, вы знаете, персонаж из мультика...

Гулд потянулся за карандашом:

– Б-е-т-т-и Б-у-п?

– Да, сэр, вы правильно поняли, – ответил Томпкинс.

– Так. Можете продолжать. – Гулд сделал еще несколько записей на листе бумаги.

– Так вот, внутри у нее, у Бетти Буп, я нашел там несколько прозрачных пакетиков, в которых находился белый порошок. Я попробовал его на язык, и мои подозрения подтвердились: там было около шестисот граммов кокаина.

На галерее снова зашумели. Ручки репортеров взлетели над блокнотами.

– На этих... пакетиках имелась маркировка?

– Да. – Томпкинс как бы задумался. Потом продолжил: – К одному из них степлером был прикреплен крохотный обрывок бумаги, на котором было написано слово "монстр". Так дилеры обозначают сорт продукта, марку, принадлежащую определенной мафиозной группировке. А чуть ниже была написана фамилия – "Ломбарди". Мы полагаем, что это небольшая часть той партии наркотиков, которая была доставлена Тони Ломбарди в ночь его убийства. Видимо, она взяла их после того, как убила его.

Бен бурно протестовал, но все было напрасно. Зал загудел.

Репортеры повскакивали с мест и бросились к выходу. Они полагали, что услышали уже достаточно.

Магистрат колотил судейским молотком по столу, но на него никто не обращал внимания. Бену почудилось, что все вокруг него завертелось, закружилось... все происходило слишком быстро. "У меня нет вопросов к свидетелю", – услышал он свой собственный голос.

Гулд снова поднял свой молоток:

– Судебное разбирательство назначается на пятнадцатое мая.

– Пятнадцатое мая! Это слишком рано!

– Слишком рано? – Гулд швырнул на стол молоток. – Учитывая то, что я сегодня услышал... По-моему, это даже слишком поздно.

– Ваша честь, я прошу перенести заседание на более поздний срок.

– Вам надо направить ходатайство в окружной суд.

– Мы отказываемся от ускорения процесса.

– А я – нет!

– Сэр, мне надо допросить потенциального свидетеля.

Гулд поднялся со своего места:

– Слушание закончено!

С этими словами Гулд быстро вышел из зала. Мимо Бена, самодовольно улыбаясь, прошествовал Мольтке.

Бену казалось, что по венам его растекается яд. Он уже не видел ничего, кроме Кристины, одиноко сидевшей за столом защиты.

Часть вторая

Слепые и глухонемые

Глава 20

Над лесом сияла полная луна. Однако, несмотря на ее яркий свет, лес казался мрачным, угрюмым. Ночная тишина лишь изредка нарушалась шорохом птичьих крыльев и стрекотом насекомых.

Бен с Кристиной переходили от одного дерева к другому, стараясь казаться как можно более незаметными. Запах сосновых иголок и мокрой листвы нисколько не успокаивал – напротив, раздражал. Казалось, здесь никогда не ступала нога человека, – и это угнетало.

Свет их фонариков был слишком слаб, чтобы разогнать густую тьму этого девственного леса. При каждом хрусте сломанной веточки Бен вздрагивал и по спине его пробегали мурашки.

– Ты не могла бы ступать осторожнее? – прошептал он.

– Интересно, каким образом? Или мне прыгать с ветки на ветку, как Тарзан? – ответила Кристина.

– Просто ступай осторожнее, вот и все.

– Бен, мы бродим здесь несколько часов, но пока что ничего не нашли и едва ли что-нибудь найдем.

– Но Баррис сказал мне, что именно сюда Ломбарди посылал своих людей. А если учесть информацию, полученную от Лангделла, то надо думать, что именно сюда они доставляют контрабанду.

– Прекрасно. Буду смотреть в оба, чтобы не упустить контрабандистов-попугаев.

Бен понимал, что, несмотря на показную веселость, Кристине очень не по себе.

Они были в темных рубашках и голубых джинсах – одежда удобная и неприметная. К тому же Бен считал, что Кристине это облачение очень к лицу, хотя, разумеется, любое отклонение от ее ежедневной манеры одеваться было изменением в лучшую сторону.

– Ты ничего не слышишь?

Кристина остановилась и прислушалась.

– Нет, Бен. А что?

– Мне показалось, я слышал какой-то шорох.

– Бен, ты становишься параноиком. Тебе все время кажется, что за тобой следят.

– Даже если я и параноик, это еще не значит, что за нами не следят.

– От одной мысли, что здесь может быть кто-то еще, меня дрожь пробирает.

– Меня тоже.

Оба замолчали. Их окружала глухая, гнетущая тишина.

– Взгляни на эти опавшие листья. Они похожи на тот листик, который ты нашел у меня на кухне.

– Будем надеяться, что нам удастся представить суду более веские доказательства...

– Бен, а почему бы нам не нанять сыщика?

– На какие деньги? Я не могу себе этого позволить. Да и ты не обещала мне золотых гор, когда я брался за это дело.

– Да, конечно... С деньгами туго. Особенно после того, как меня уволили. Зато у меня есть приятель, который может доставить тебе еще одну партию кур.

– У тебя потрясающее чувство юмора!

Она заговорила с французским акцентом:

– Маленькие курочки, цыплятки... просто очаровательные...

Бен внезапно схватил ее за руку:

– Что это было?

– Бен, перестань....

– Шшшш! Я слышал позади нас какой-то шорох!

Они напряженно прислушивались. Раздался крик совы. С шуршанием упали на землю листья. И больше ни звука.

– Бен, ты меня пугаешь.

– Прости. Идем дальше.

Кристина последовала за Беном. Вскоре лучи их фонариков выхватили из мрака что-то темное, большое... Они подошли поближе и увидели перед собой небольшую хижину.

– Посмотри-ка. – Кристина указала на дверь, где было написано: "Бюро по алкоголю, табаку и огнестрельному оружию".

– И здесь федеральные агенты. ФБР часто использует подобные организации в качестве прикрытия.

– Без причины они бы не поставили здесь пост. Бен, мне кажется, мы что-то нашли...

– Согласен. Как бы сюда войти?

Кристина высветила фонариком дверную ручку и цепь с велосипедным замком на ней. Цепь была прикрыта желтым пластиком. Сам же замок состоял из трех металлических секций, на каждой из которых были выбиты цифры от "0" до "6".

– Любопытно... Бюро пользуется велосипедными замками...

– Наверное, у них серьезные финансовые затруднения, – отозвалась Кристина, принимаясь возиться с замком.

– Что ты делаешь?

– Пытаюсь открыть. Ты что, никогда в детстве этим не занимался?

– Признаться, нет, не занимался.

Через минуту цепь была снята. Бен толкнул дверь. Она легко поддалась. Внутри было совершенно темно и послышались какие-то странные звуки – царапанье, шуршание... Бен шагнул через порог и тотчас понял, что это за звуки: бьющиеся о прутья птичьи крылья и царапанье когтей по металлу. Луч фонаря выхватил из темноты длинную скамью со стоявшими на ней клетками. Клетки были самодельные – из картона и прутьев.

26
{"b":"3300","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Level Up 3. Испытание
О чем мечтать. Как понять, чего хочешь на самом деле, и как этого добиться
Тени ушедших
Один день в декабре
Тайная сила. Формула успеха подростка-интроверта
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Я ненавижу тебя! Дилогия. 1 и 2 книги
Эгоист
Атлант расправил плечи