ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Я хочу, чтобы каждый из вас оторвал себе по куску этой бумаги и вырезал из нее любую фигуру, которая выразит ваши чувства к будущему ребенку.

– Я не художник, – прошептал Бен.

– Бен, не будь таким занудой, – сказала Кристина, протягивая ему несколько листов бумаги.

– Рич тоже ворчит, – сказала Марджори, касаясь Кристининой ноги. – Мужчины так трогательны, не правда ли?

– О да, – кивнула Кристина. – Можно подумать, что бумага угрожает их потенции. – И женщины дружно рассмеялись.

Когда все наконец справились с заданием, Викки потребовала, чтобы каждый объяснил, что именно он сотворил и какую смысловую нагрузку несет эта фигура. Среди фигур было множество сердец, несколько кроватей (они означали бессонные ночи будущих родителей) и несколько домиков (подразумевалось семейное счастье или вторая закладная на дом).

Кристина сотворила календарь, потому что, по ее словам, каждый последующий день она будет благодарить Бога за дарованного ей ребенка.

"Господи, она еще более сентиментальна, чем настоящие мамаши", – подумал Бен.

– А что создали вы, мистер Кинкейд? – спросила Викки.

Бен протянул ей свое изделие – подушку!

Кристина густо покраснела. Она повернулась и пристально посмотрела на него.

– Потому что я надеюсь, что мои дети когда-нибудь будут обо мне заботиться, – объяснил он.

Все рассмеялись. Все – за исключением Кристины.

– А теперь займемся дыхательными упражнениями, – громко сказала Викки. – Представьте себе, что у вас схватки. Помните, поверхностное дыхание, а потом выдох.

Бен наблюдал за женщинами, которые тотчас же шумно задышали. Они надували щеки, как мартышки. Вдох-выдох, вдох-выдох...

– Псссс! – Кристина протянула к нему руку: – Предполагается, что в этот ответственный момент ты должен держать меня за руку.

– Почему? Ты ведь можешь дышать и без меня...

– Это делается именно так. Давай! – И она вложила свою ладошку в его руку.

– Мистер Кинкейд, где ваш фокус?

Бен поднял голову. Было очевидно, что Викки им недовольна – недовольна на свой дерзкий, самоуверенный манер.

– Простите, не понял?

– Мистер Кинкейд, вы же партнер. Вы ответственны за то, чтобы привнести фокус.

– Фокус?

– Ну да. Какой-нибудь знакомый предмет, на который ваш партнер откликнется положительно и может на нем сконцентрироваться, сфокусировать свою дыхательную энергию. Они что там, в Сент-Джоне, этого не делают? Это же широко распространенная методика...

– О, боюсь, что я оставил этот предмет дома.

Викки нахмурилась и куда-то отошла. "Прекрасно, – подумал Бен, – теперь на меня рассердилась руководительница деторождением". Но та скоро вернулась с плюшевым медвежонком в руках.

– Дорогая, вы можете заменить свой предмет вот этим. Будем надеяться, что ваш постоянный партнер окажется более внимательным.

Еще минут десять женщины шумно надували щеки: вдох-выдох, вдох-выдох...

– Хорошо. Теперь приступаем к массажу живота, – объявила наконец Викки.

– Нет! – прошептал Бен. – Я решительно отказываюсь!

– Бен, не занудствуй!

– Я не собираюсь массировать подушку...

– Давайте побыстрее, – сказала Викки, строго глядя на Бена. – Положите на место поддержку для тела.

Бен поднял брови:

– Поддержку для тела?

Викки поджала губы и отвернулась. Ей было очевидно, что Бену уже ничем не помочь.

Марджори попыталась объяснить:

– Нужна твердая подушка, валик, на который ваша подружка положит свой животик.

– Черт, я забыла ее дома...

– О, моя дорогая, это ужасно. Вы не сможете закончить занятия без такой подушечки.

– Я попытаюсь, – погрустнев, ответила Кристина.

– Знаете, у меня в офисе есть одна лишняя, – сказала Марджори. – Это недалеко, в конце улицы.

– Очень мило с вашей стороны, – оживился Бен. – Но не можете же вы из-за нас пропустить...

– Нет, нет, – быстро ответила Марджори. – Но полагаю, вы и сами справитесь.

– Я?

– Да. Ведь вы, похоже, сейчас не очень заняты.

– Вы правы, я могу и сам сходить, – сказал Бен, стараясь не выдать своей радости.

Марджори отыскала в сумочке ключ.

– Вот возьмите. Думаю, проблем у вас не возникнет. Охранник из службы безопасности до восьми часов не записывает имена посетителей.

– Дорогая, я вам очень благодарна, – сказала Кристина.

– Да что вы... Это же простая подушка...

– Я скоро вернусь, – пообещал Бен.

И он действительно скоро вернулся, хотя на обратном пути еще и заскочил в лавку, где изготовляли запасные ключи.

Глава 27

Бен вытаскивал из багажника своего "аккорда" тяжелые ящики с документами и ставил их на тротуар перед входом в здание "Онеок", где располагалась фирма Рейнольдса.

– Мы же с тобой поклялись никогда ничего подобного не делать.

– Здесь совсем другой случай, – возразила Кристина. – И это не так рискованно, как раньше.

– Не уверен, не вижу разницы. Мы собираемся вломиться в чужой офис, а там охрана, возможно, есть и сигнализация...

– Да, но здесь нет доберманов, – сказала Кристина, тем самым как бы напоминая об их предыдущих приключениях.

– Ты права. Я сейчас чувствую себя намного увереннее.

Он толкнул наполненную документами тележку и направил ее ко входу в здание. На нем были голубые джинсы и голубая рубашка. На Кристине – черные леггинсы в обтяжку, черная рубашка и черный же пиджак.

– Кстати, если ты старалась одеться неприметнее, то у тебя это не слишком хорошо получилось.

– Я вовсе не прикидываюсь невидимкой, – сказала она, придерживая перед Беном входную дверь.

Сидевший за большим овальным столом охранник подождал, пока они войдут. Потом осведомился о цели их визита.

– Мы должны доставить эти документы Квину Рейнольдсу, – сказал Бен.

– Не поздновато ли для доставки документов?

– Раньше никак не получилось. Мы добирались издалека, из Амарилло.

– Она с вами? – спросил охранник, кивнув на Кристину.

– Да, я с ним. Вы что, раньше меня не видели? Я юрисконсульт, работаю с мистером Рейнольдсом. Мне нужно разобрать эти документы и приготовить их к завтрашнему заседанию для судьи Шмидта. Мистер Рейнольдс будет очень недоволен, если мы не справимся к утру.

Услыхав имя судьи, охранник успокоился.

– У вас есть ключ?

– Конечно. Как же иначе мы попадем в офис?

– Хорошо, я вас подниму. – И он направился к лифтам.

Кристина и Бен с тележкой последовали за ним. Когда открылась дверь лифта, охранник вложил в прорезь, расположенную под панелью, пластиковую карточку.

– Если что-нибудь понадобится, позвоните. Мой добавочный 45-71.

Дверь лифта закрылась. Они облегченно вздохнули.

– Вот видишь, я же говорила, что все пройдет гладко.

– Погоди, мы еще не дома.

Они вышли из лифта на седьмом этаже и подкатили тележку к двери офиса. Бен вставил ключ в замочную скважину и толкнул дверь. Сигнализация не сработала, что означало очко в их пользу. Если, конечно, там не было внутренней, бесшумной сигнализации.

Они прошли через вестибюль и вошли в кабинет Рейнольдса. Бен увидел Полли, сидевшую на своем обычном месте, в углу клетки.

– Привет, Полли.

Полли не реагировала. Она выглядела еще более жалкой, чем в прошлый визит Бена. Глаза ее затуманились, краски плюмажа выцвели. Выдернутых перьев на дне клетки заметно прибавилось.

– Документы вон там, – показал Бен.

Кристина осмотрела замок:

– Чепуха! Такой замок я мигом открою.

Она взяла со стола Рейнольдса листок бумаги, скатала его в трубочку и вставила в замок. Через несколько секунд она вытащила бумажку, и шкаф открылся.

Бен принялся просматривать верхние ряды документов.

– Смотри, он не соврал. Здесь все, что нам нужно.

Бен вытащил из шкафа три толстые папки. Несколько секунд он листал документы.

– Да, именно то, что нам нужно. Отсюда ясно следует, сколько денег получил Ломбарди. И тут все имена, все даты, места встреч. Ты взяла с собой копировальную машинку?

33
{"b":"3300","o":1}