ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Это Шекспир?

– Нет. Но он мог бы это сказать.

* * *

– У тебя есть все, что нужно? – спросил Майк.

– Думаю, да, – ответил Бен, просматривая разложенные на столе Майка бумаги: формы заявок, счета, рассекреченные отчеты ФБР, рабочие документы.

– Будем надеяться, что все идет по плану!

– Все будет нормально, – ответил Бен. "Я так на это надеюсь", – подумал он про себя.

В кабинет влетел Эбшайр. Большой палец нервно засунут за подтяжки.

– Что, черт возьми, происходит! – закричал он и, перегнувшись через стол, перелистал подготовленные Беном документы. – Это же секретные документы ФБР. Как они к вам попали?!

– Получил через Бюро свободной информации, – ответил Бен, не глядя на него.

– Так я и поверил. БСИ дает разрешение в течение месяца, и то при условии, что вы знаете, какие именно документы вам нужны. Итак, карты на стол, парни! Твоя работа, Морелли?

– Если на то пошло, – моя, – ответил Майк.

Эбшайр подступил к нему, скрежеща зубами от злости.

– Когда ты наконец решишь, на чьей ты стороне, Морелли? Я ведь неоднократно говорил, что не желаю никакого кооперирования.

– Дело закрыто, Эбшайр. Ты проиграл. Уступи.

Эбшайр сжал кулаки.

– Черт побери! Именно из-за твоей непозволительной щедрости к враждебной стороне мы, наверно, и проиграли. Хочу тебе напомнить, что второе убийство пока не раскрыто!

– А это не за горами. – Майк скосил глаза на Бена.

– А, значит, так? Догадываюсь, что ты со своим дружком уже раскрыл его. Когда ты поймешь своей дурацкой башкой, что я отвечаю за это расследование!

– Ты отвечал за расследование убийства. Оно раскрыто. Все кончено!

– Оно будет кончено тогда, когда я тебе об этом скажу!

Терпеть не могу, когда диктовать начинают провинциалы. Мне, федеральному агенту, офицеру! Я устанавливаю правила игры, и я сам тебе скажу...

Не говоря больше ни слова, Майк шагнул вперед, схватил Эбшайра за галстук и начал затягивать узел на шее до тех пор, пока Эбшайр не захрипел.

– Разреши мне назначать правила игры, мистер Федеральный Агент. Я не переходил грани, пока шло расследование, потому что давал клятву защищать, подчиняться и служить федеральному правительству, даже когда его представляют такие ублюдки, как ты. Но теперь судебный процесс окончен и федеральные агенты пакуют чемоданы и, слава тебе Господи, убираются из Тулсы к чертовой матери!

Эбшайр попытался что-то возразить, но Майк затянул узел галстука с такой силой, что у агента вывалился изо рта язык.

– Теперь вот что. Мой друг, адвокат мистер Кинкейд, независимо от того, кто является его клиентом, старается до конца выяснить правду и делать все по закону. Это две причины, по которым вас никогда никто не будет обвинять. Мистеру Кинкейду нужны были несколько документов Федерального бюро, чтобы закончить расследование. Вот я их и достал. А если тебе это не по нутру, давай проверим, хорошо ли тренируют таких федеральных сволочей, как ты.

Майк слегка ослабил свою хватку, и Эбшайр попытался что-то прошептать в ответ.

– Что ты там говоришь? – засмеялся Майк. – Время выложить карты на стол! Учти, если я узнаю, что ты накатал против меня жалобу, я просто расквашу твою жалкую физиономию. Понял?

Эбшайр кивнул.

– Прекрасно! – Майк подтащил его за галстук к дверям. – Увидимся! – И с этими словами он выбросил Эбшайра в коридор, захлопнув за ним дверь.

– Майк, не стоило так с ним, – покачал головой Бен.

– Знаю. Но, черт побери, у меня теперь так приятно на душе, – широко улыбнулся Майк.

* * *

Майк посмотрел на часы:

– Что-то он опаздывает. – И он стукнул кулаком по ладони.

– Не сходи с ума, приятель. Придет.

– Но где же он?

– Может быть, что-то перепутал и ждет нас у здания федерального агентства? Ты же знаешь, как легко запутать этих парней.

– Вполне возможно. Пойду поищу.

Майк ушел, и офис сразу показался пустым. Стояла мертвая тишина. Все давно кончили работу и разошлись.

Сторожей тоже не было слышно. Бен еще раз просмотрел свои записи, готовясь к выступлению. Все должно быть на высоком уровне. Если он ошибется, беседа не даст результатов.

Минуты через три после ухода Майка в коридоре послышались шаги.

– Ну, ты нашел его?.. – Он поднял голову и замер, удивленный. Это был не Майк.

– Итак, я здесь, – сказал Стенфорд. – Чего хотел от меня Морелли?

– Ну... честно говоря, это я хотел с вами поговорить.

– О чем же? – Стенфорд посмотрел поверх полусфер своих очков.

– Подождем Майка.

– Почему? Скажи, что хотел, не прячась за его спиной.

Бен почувствовал, как краснеет.

– Можем начать наш разговор сейчас, если хотите.

– Хорошо. Давай.

– Вопрос номер один. Кто-то прослушивал мой телефон.

– В самом деле? Кому понадобилось это делать?

– Вам, – просто ответил Бен.

– Вы это утверждаете? Что же заставило вас так подумать? – поднял брови Стенфорд.

– Мой друг Лавинг. Это он нашел "жучок" в моем телефоне и позже, в квартале от моего дома, обнаружил голубой ящик с передатчиком.

– Да – это, конечно, доказывает, что это сделал я.

– Вот копия вашего запроса на разрешение в прослушивании моего телефона. Как я понимаю, вы обращались ко многим судьям в Северном округе, но все вам в этом отказали.

У вас не было на это веской причины, а если бы и была, то это – грубое нарушение отношений, не позволяющее прослушивать телефон адвоката противоположной стороны, пока идет судебное разбирательство.

– Ладно, мне не разрешили этого делать. Ну и что?

– А вы все равно сделали – без разрешения.

– Предположим, что я это сделал. Просто предположим. Но какое теперь вам до этого дело? Вы уже сняли своего клиента с крючка.

– Думаю, прослушивание моего телефона было одним из предательских актов в длинной цепи подобных предательств.

Вначале я подозревал в этом Эбшайра, но потом вспомнил, как Майк мне сказал, что Эбшайр не имеет права без вашего разрешения отправиться даже в туалет. Вы его использовали, подогревали, чтобы создать дымовую завесу, закомуфлировать свои действия. Это вы все время дергали за ниточки.

– Мистер Кинкейд, откуда у вас эти странные идеи?

– Я провел кое-какое расследование, используя данную мне Бюро свободной информации сводку. Еще – рассекреченные документы ФБР, которые для меня достал Майк. У вас не было права и на половину тех действий, которые вы проводили с начала расследования этого убийства.

Бен разложил новые документы на столе.

– Итак, вы начали это расследование три года назад по своей собственной инициативе, основываясь на доказательствах, абсолютно необоснованных доводах, что Тулса является перевалочным центром для контрабанды наркотиков. Через два года, за которые была использована огромная сумма денег вашей организации, расследование зашло в тупик. Но как раз в тот момент, когда деньги иссякли и ваша операция должна была быть запрещена вашими начальниками, появились новые факты, которые связывали имена Ломбарди и Декарло с Калифорнийским наркотическим картелем. Эта информация пришла из анонимного источника его так никогда и не удалось найти, так бы я сказал.

Судя по документам, ФБР отказалось дать вам добро на проведение ряда специальных операций. Может быть, тут я читаю между строчками, но вы собирались поставить оружие и амуницию группе лиц в одной из стран Южной Америки в обмен на нужную вам информацию о контрабанде наркотиков. ФБР не дало вам добро, и вы взяли несколько агентов из департамента по алкоголю, табаку и огнестрельному оружию и наняли несколько наемников, чтобы завершить вашу операцию.

– Вы слишком много прочли между строчек, – ответил Стенфорд, широко улыбнувшись.

– Можете меня остановить, если я не прав, – продолжал Бен. – На следующий год ваши люди подняли тучи пыли, но добыли очень мало нужной информации. Ничего похожего на нужную вам взрывную информацию, которая бы помогла вам подняться со среднего уровня бумажного клерка до руководителя в вашем департаменте. За вас говорит то, что вам действительно удалось раскрыть небольшую сеть наркоконтрабандистов, но вы так и не смогли пристроить к ним имена Ломбарди и Декарло... И конечно, вы нашли этих контрабандистов отнюдь не благодаря вашему расследованию. Вы обнаружили их благодаря прослушиванию моего телефона и слежке за мной. Это я и Кристина привели вас к месту, где в лесу передавались наркотики. Весь успех операции вы присвоили себе. Правда, в процессе поисков вы ранили маленького мальчика... Ну, я правильно разобрался? – взглянул он на Стенфорда.

54
{"b":"3300","o":1}