ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я вижу. – И судья Харт с улыбкой кивнула в сторону паука. Бен порадовался, что судебный процесс ведет именно она, по крайней мере, у судьи Харт есть чувство юмора. – Давайте вернемся к нашему заседанию. Мистер Кинкейд, у вас есть вопросы к свидетелю для перекрестного допроса?

– Хм… да, конечно, и очень много.

Судья Харт выглядела удивленной. Свидетельские показания эксперта казались исчерпывающими и не оставляли места для многочисленных вопросов.

– Как вы думаете, допрос может затянуться?

– Вполне вероятно, ваша честь. Нельзя ли объявить небольшой перерыв? – Бену необходимо было подумать и подготовить новые вопросы. – Пожалуйста.

– Согласна. Перерыв на десять минут.

– Спасибо за великодушие. Пусть временная, но передышка.

Присутствующие потягиваясь, покидали свои места, судья Харт проследовала в специальную комнату отдыха, а Бен принялся внимательно осматривать зал суда с потолка до пола. И тут, среди хаотично мелькающих ног, он заметил до боли знакомые желтые колготки. К нему шла помощь.

– Кристина! Как мило с твоей стороны все-таки появиться здесь.

– Я летела на всех парусах. – Помощница Бена выглядела запыхавшейся, как, впрочем, и его секретарь Джонс, который стоял рядом с Кристиной. – Ты уже допрашивал эксперта?

– Нет, но я должен начать через десять минут. Что будем делать?

– Работать, конечно. – Кристина придерживала руками большую рекламу-щит. Даже поставленный на пол, он почти касался ее плеча, хотя рост помощницы Бена был пять футов. – Чем я не твой адъютант?

– А не может ли мой адъютант объяснить мне, что это такое. – Бен указал на рекламный щит.

– Это вещественное доказательство. Давай найдем какой-нибудь укромный уголок, где можно поговорить, так сказать, тет-а-тет.

Бен проследовал за своей помощницей в относительно малолюдное место зала суда. Кроме уже упомянутых желтых колготок, на Кристине была коричневая кожаная юбка, чуть выше колен, и шелковая блузка, перехваченная на поясе позвякивающей при ходьбе цепочкой.

По дороге Кристина успела поинтересоваться, почему Бен не разрешил ей присутствовать за совещательным столом.

– Лавингу удалось что-нибудь найти? – осведомился Бен.

– Нет, – вступил в разговор Джонс. Его брови на мгновение взметнулись вверх и снова приняли обычное положение. – Поэтому я тоже решил кое-что предпринять.

– Джонс, когда ты наконец уяснишь, что в обязанности секретаря вовсе не входит крадучись бродить по темным аллеям. Это работа Лавинга. Твое дело отвечать на телефонные звонки.

– Но, босс, кроме кредиторов никто не звонит. Тот парень, которому вы должны за фотокопии, своими звонками скоро доведет меня до сумасшедшего дома.

– Я же сказал ему, что заплачу, как только появятся деньги.

– Да, но это было четыре месяца назад. Кстати, Лавинг очень сокрушался, что вы не разрешили ему поговорить с экспертом компании, выступающим свидетелем в суде.

– Профессиональная этика не позволяет ни мне, ни моему подчиненному входить в контакт с ответчиком.

– Лавинг чувствует себя загнанным в угол.

– Помимо столь милого Лавингу выбивания информации из ответчика, существует множество других способов получить нужные сведения.

– Возможно, – вздохнул Джонс, – но такова специализация Лавинга…

– Ладно, я погорячился. – Бен перевел разговор на другую тему. – Так что же ты "предпринял"?

– Мне удалось проследить за экспертом ответчика, когда он вчера вечером покинул офис Энглина.

Энглин был поверенным в делах компании "Топека нейчерел газ лимитед" и выступал защитником в судебном процессе.

– И куда же пошел твой подопечный?

– В один из классов городского колледжа с двухгодичным неполным курсом.

– Пожалуйста, покороче, Джонс. У нас нет времени. Ты выяснил, что это за класс?

– Не было необходимости. Класс представляет собой зал для собраний. Мы с Кристиной раньше тоже присутствовали на этих сборищах.

– Так какое собрание проходило в колледже?

– Общества "Прошлая жизнь".

Бен недоуменно покачал головой. Это какая-то ошибка?!

– Босс, – обратилась к нему Кристина, – я еще месяц назад говорила, что тебе не мешало бы посещать со мной кое-какие собрания. Но ты всегда отказывался.

– Я не большой любитель проводить вечера в компании людей, считающих Ширли Маклейн[1] путеводной звездой на жизненном пути. – Бен взглянул на часы. – По-моему, ты это уже успела заметить.

– Бесспорно. – Грациозным движением Кристина откинула со лба свои длинные волосы, рассыпавшиеся по плечам. – Как ты думаешь, где я была? Конечно не на вчерашнем собрании в колледже. Правда, моя подруга Салли Захариас посетила его и говорит, что эксперт – деликатнейший человек, очень вежливый и к тому же вегетарианец.

– Перестань болтать, Кристина. – Бен заметил помощника судьи, заглянувшего в зал, значит, скоро продолжится заседание суда. – Что тебе удалось узнать?

Она улыбалась.

– Может, будет лучше, если ты посмотришь вещественное доказательство?

Бен внимательно изучил рекламный щит. И не пожалел об этом.

* * *

– Мистер Кинкейд, вы готовы к перекрестному допросу свидетеля? – спросила судья Харт, вернувшись в зал.

– Да, ваша честь.

– И вы все еще полагаете, что допрос может затянуться?

– Постараюсь закончить быстрее, чем рассчитывал, ваша честь.

Глаза судьи вспыхнули.

– Это вселяет надежду. Помните, мистер Кинкейд, краткость – сестра таланта.

– Хорошо, ваша честь. – Бен приблизился к представителям ответчика. – Доктор Линдстрем, вы – ученый, специализирующийся на изучении и охране окружающей среды, не так ли?

По внешности доктора Линдстрема сразу можно было сказать, что он типичный ученый, – массивные очки в черепашьей оправе, твидовый пиджак, аккуратная бородка с проседью.

– Да, у меня ученая степень в области исследований окружающей среды, моя узкая специальность – ядовитые газы.

– И вы активный член многих профессиональных организаций, занимающихся данными проблемами?

Эксперт, похоже, получал удовольствие, щеголяя громкими названиями и своими научными заслугами.

– Да. Я также делегат Национального конгресса Северной Америки по проблемам окружающей среды.

– Думаю, мы не будем утомлять суд перечислением всех ваших званий и заслуг.

– Ну… если вы так считаете… – пробурчал доктор Линдстрем себе под нос.

– Вы также заведуете кафедрой в Университете Оклахомы, правильно? – продолжил Бен.

– Да, мне посчастливилось получить кафедру Джона Тейлора Росса.

– Но основную часть вашего дохода составляет отнюдь не университетская зарплата, не так ли?

Доктор помолчал в замешательстве, затем неуверенно начал:

– Я… не знаю, что вы…

– Я имею в виду ваш заработок в качестве эксперта ответчика.

– Время от времени меня действительно приглашают проводить экспертизы…

– Причем экспертизы всегда проводите именно вы, когда группы правого толка или крупные бизнесмены собираются строить какой-либо объект.

Энглин вскочил с места:

– Протестую!

Судья Харт кивнула:

– Протест принят.

– Ваша честь, – обратился к судье Бен. – Я лишь пытаюсь показать, что за последние три года ответчик двенадцать раз оплачивал тестирование с заранее заданными результатами: все эти экспертизы утверждали, что планируемые предприятия совершенно безвредны для окружающей среды, и лишь потом обнаруживался тот ущерб, который построенные объекты наносят природе.

– Ну так докажите свои утверждения в перекрестном допросе, – сказала судья Харт, – это будет куда лучше, чем произнесение пространных речей.

– Конечно, ваша честь. Я готов начать. – К Бену вернулась уверенность. Если он чему-то и научился за годы своей практики, так это чувствовать момент, когда следует переходить в наступление. – Доктор Линдстрем, я бы хотел, чтобы вы сначала посмотрели один документ.

вернуться

1

Наст, имя и фамилия Ширли Маклин Бити, р. 24.04.1934) – американская актриса. С 1950 г. выступала в Нью-Йорке как танцовщица в мюзиклах и на ТВ. В кино с 1955 г. В 1984 г. за фильм «Слова нежности» получила премию «Оскар».

2
{"b":"3301","o":1}