ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Странно, подумала Джейн, что встреча и знакомство с Чарльзом являются результатом ее недоверия к Роберту, а теперь к Джеку. Не считая того случая, когда она обращалась к Чарльзу по своей инициативе, она встретилась с ним еще только один раз, когда украшала тюльпанами и жасмином гроб его жены. Сейчас, при свете яркого солнца, вспомнив это, она вздрогнула, живо представив себе обезумевшего и пьяного Чарльза, с которым она столкнулась в тот дождливый день.

Она сунула руки в карманы своих белых брюк, проклиная першение в горле, которое не проходило и после того, как они уже два часа были дома. С Робертом она была помолвлена по-настоящему, но потом это превратилось в фарс. Сейчас здесь она участвует в фарсе, который включает ношение весьма реального и очень дорогого кольца. Ее сведения о ценах бриллиантов были минимальными, но когда продавщица упомянула, что это ограненные бриллианты, а не осколки, Джейн немедленно прибавила к цене несколько нулей.

Теперь ей нужно было поговорить с Чарльзом, но она не знала, как лучше подойти к нему. Если бы она вела себя в ювелирном магазине пассивно и со всем соглашалась бы, то в результате они купили бы простое золотое кольцо.

Она вздохнула. Здесь они прячутся от Джека. Разве не напоминал ей об этом Чарльз столько же раз, сколько она напоминала сама себе? Разумеется, она также должна помнить об этом.

После возвращения домой Том был накормлен и уложен спать. Пока она занималась с малышом, Чарльз перенес в дом продукты, которые они купили в бакалейном отделе, а потом пошел к себе в комнату переодеться. Джейн начала готовить сандвичи к ленчу и подумала, что хорошо бы позавтракать на веранде. Когда она направилась, чтобы протереть стол, она заглянула в его комнату, уверяя себя, что сделала это не намеренно, а нечаянно.

Он стоял, наклонив голову, и сосредоточенно застегивал пуговицы на джинсах. Рубашки на нем не было. Густые волосы покрывали мускулистую, без грамма жира грудь.

Все ее тело как бы отяжелело, а голова стала какой-то легкой. Разум подсказывал ей сделать несколько шагов, чтобы не оказаться в поле его зрения, если он неожиданно поднимет голову. Но она не двигалась, испытывая одновременно восхищение и страх.

Как раз в тот момент, когда она наконец решилась двинуться, зазвонил телефон.

Джейн отпрыгнула, мгновенно голова Чарльза взметнулась вверх. Его волосы были взъерошены, лицо непроницаемо, а серо-зеленые глаза, казалось, прожигают ее насквозь, как если бы они стояли рядом.

Телефон зазвонил второй раз, но он не двигался.

– О Боже мой!.. – прошептала она.

Телефон звонил и звонил. Никто не пошевелился. Никто не вымолвил ни слова, как будто никто не должен был что-то делать. Безмолвный язык, наполненный обжигающей разум интимностью, которая вспыхнула между ними.

Наконец Джейн отвела взгляд и выбежала на веранду. Спустя несколько секунд она услышала, что телефон перестал надрываться.

Глубоко вздохнув, она вернулась в кухню. Он все еще держал трубку телефона, одновременно что-то записывая. К Джейн была обращена его голая спина. Рядом с ним стояла открытая бутылка пива.

– Я не хочу слышать ни о каких отсрочках, Джо. Речь шла о нескольких неделях.

Пожалуйста, подумала она, не нужно никаких отсрочек. Она открыла холодильник, достала ветчину, сыр и баночку соленых огурцов. Все это она поставила на стойку рядом с Чарльзом. Кухня была маленькая, и ей приходилось обходить его, чтобы попасть к раковине.

– Еще одно дело, – сказал Чарльз Джо Балтеру. – Будет ли департамент полиции возражать, если я проведу кое-какой ремонт в доме? Ничего существенного. Перила на веранде расшатались, необходимо закрепить парочку стекол. – Он отпил глоток пива. – У меня такое чувство, что вы были бы признательны, если бы работа была сделана бесплатно. Да, я не беспокоюсь. Я записываю расходы. Буду держать с вами связь!

Повесив трубку, он продолжал записывать что-то еще, а потом взял бутылку пива и повернулся. Джейн была занята приготовлением еды и, хотя не смотрела на него, почувствовала, что он наблюдает за ней.

Она взяла помидор и стала нарезать его дольками. Чарльз молчал, она видела, как он поднял бутылку и отпил глоток.

Не глядя на него, она сказала:

– Ленч будет готов через несколько минут. Почему бы вам не взять пиво и пакетик чипсов и не пойти на веранду? – А по пути надень рубашку, сказала она про себя, чуть не разрезав палец вместо помидора.

Он расправил плечи, но не уходил из кухни. Она повернулась, чтобы взять тарелки в буфете, и увидела, что он преградил ей дорогу.

– Избегать или игнорировать происходящее между нами – только усугублять обстановку, – низким голосом сказал он.

Джейн сделала вид, что не замечает его, и протянула руку, чтобы достать посуду; он перехватил ее, потянул вниз и схватил другую руку.

– Чарльз, не нужно…

– Вы подсматривали за мной, – сказал он. Он держал ее за руки, а она беспокоилась, чтобы он не услышал, как бьется у нее пульс.

– Я не… я имею в виду, я… я только…

– Моя ошибка. Я должен был закрыть дверь.

– Меня не извиняет, что я стояла, как какая– то сексуальная маньячка, – сказала она.

Он поперхнулся.

– Сексуальная маньячка? Вы? Это не серьезно! Может быть, это было просто любопытство? В конце концов мы находимся и еще несколько недель будем находиться в этом тесном жилище. Нам предстоит сталкиваться друг с другом в самые неудобные и неприятные моменты. Лучше всего просто признать это и действовать соответствующим образом.

Как ему удалось выразить все это так легко и непринужденно? То, что он так оценивает происходящее, успокоило ее.

Чарльз отпустил ее руки, открыл буфет и передал тарелки; взял свое пиво и пакетик с чипсами.

Джейн стала доделывать бутерброды.

Когда они сели за стол, она спросила:

– Если вы знали, что я наблюдаю за вами, почему вы не посмотрели на меня и ничего не сказали?

Лицо Чарльза замкнулось, как будто она просила его обнажить душу. Положив свой бутерброд обратно, он отпил глоток пива.

– Что, например? Подойдите поближе, и я покажу вам больше?

– Я не могу себе представить, что это говорите вы, – сказала она мягко, пытаясь уменьшить напряженность между ними.

– Вы полагаете, что знаете меня достаточно хорошо и что поэтому такое резкое замечание не может сорваться с моих губ?

– Нет, я не считаю, что знаю вас достаточно хорошо… – Она уже жалела, что начала разговор.

– Вы не знаете меня совсем, – сказал он бесцветным голосом. – Это просто фиктивный брак и ненастоящая семья, и ничего больше.

Джейн пристально взглянула на него, удивленная его спокойствием. Он мог страстно целовать ее, мог купить ей астрономически дорогое кольцо, мог продумать, как им играть свои роли, мог даже признать ее сексуальную привлекательность. Но он был прав. Если он не захочет, она никогда и ничего о нем не узнает.

Она поняла, что хочет узнать о нем все.

Глава 5

– Привет! Добро пожаловать в Челси!

Джейн подняла голову. Она сидела на корточках и пропалывала траву в кустах роз перед коттеджем. Перед ней стояла, улыбаясь, молодая пара. Мужчина и женщина, оба блондины, постарше двадцати лет, одетые в джинсы и одинаковые тенниски.

Улыбаясь, Джейн поднялась на ноги.

– Извините, что мы помешали вам, – сказала женщина, – но мы хотели познакомиться с вами. Меня зовут Луиза Коуэн, а это мой муж Хэнк. Мы живем на набережной недалеко от пляжа.

– А, верно, – сказала Джейн, – я видела там домики. Они просто чудесны! Но как вам этот океан, один вид которого захватывает дух?

– Иногда я думаю, что волны поднимутся и смоют все вокруг, – рассмеялась Луиза. – Мои родители все время напоминают мне и мужу, что мы дразним природу. Но я думаю, – добавила она, пожимая плечами, – что если вы хотите жить около воды, то вы должны быть готовы к неожиданностям.

Джейн не хотела никакой неожиданности. В Харборе природа не грозила разрушить ее квартиру, однако неожиданное вторжение Джека разрушило ее чувство безопасности и уюта.

15
{"b":"3304","o":1}