ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На нем тоже были обтрепанные и обрезанные выше колен джинсы. Когда ее пальцы коснулись его кожи, он в своих мыслях представил, что они скользят выше, под обрезанные края джинсов. Он осторожно отодвинулся, чтобы она не могла до него достать.

– Я не люблю спорить с женщинами.

– Действительно, женатые люди спорят, у них бывают разные мнения. Они даже отвечают на вопросы друг друга, – сказала она, стряхивая с рук песок.

– На какие вопросы? – спросил Чарльз, осторожно взглянув на нее.

Она занялась сооружением Тома.

– Относительно Джека. Относительно того, как обстоят дела с другим расследованием. Мне не нравится напряженность, существующая между нами, Чарльз. Может быть, какие-то ответы помогут ослабить ее?

– «Напряженность» – прелестное, единое для всех случаев жизни слово, – тихо промолвил он, чувствуя, что сексуальная напряженность между ними становится слишком явной.

Ее щеки и нос порозовели под солнцем, когда-то аккуратная прическа «конский хвост» распустилась, и пряди волос падали ей на щеки и на шею.

Если бы Том спал, то он встал бы на колени перед ней и поцеловал бы ее безумным, горячим и глубоким поцелуем. И – вот дьявольская вещь! – он ведь знал, что она ответила бы ему, ответила, не колеблясь и с жаром.

А перед пылом Джейн было бы очень трудно отступить. Во много раз труднее, чем перевести разговор в другое русло.

– Что вы взяли с собой на ленч? – спросил он в попытке изменить тему разговора. Он устроился на подстилке как можно подальше, но чтобы это не бросалось в глаза, а потом открыл корзину и заглянул внутрь.

– Вы только что ели, два часа тому назад.

– Томми умирает от голода, правда, тигренок? Посмотрите, как он ест песок!

– Нет, нет, мой любимый, это бяка! – проговорила Джейн, пытаясь стряхнуть песок с его рук и с лица. – Очень жаль, что вода еще холодная, а то мы могли бы отнести тебя в море и прополоскать.

Чарльз выкопал в корзине пакетик с картофельными чипсами и несколько кусочков жареной курицы, завернутых в фольгу, которые остались от вчерашнего ужина.

– Вы хорошо стряпаете, – сказал он, отрывая белое мясо для Тома.

– Вы говорили мне об этом вчера вечером.

– Это стоит повторить. Смотрите, и Томми согласен.

Малыш, действительно, ел с аппетитом. Джейн вынула контейнер с фруктами и сняла крышку. Выбрав кусок дыни, она протянула его Тому, но он оттолкнул дыню и потянулся за курицей.

Чарльз дал ему еще один кусочек и сам принялся за куриную ножку. Он посмотрел через дюны на пляж. На нем кое-где были заметны отдыхающие, но пункты спасателей оставались еще пустыми.

– Просто удивительно! Еще через месяц на этом пляже яблоку негде будет упасть.

– Да, нам повезло? Мы избежим этого столпотворения! Бьюсь об заклад, что вы стремитесь домой, к своей обычной жизни!

– Да, это точно.

– И вернетесь к работе.

– Да, и это тоже. Я счастлива, что у меня есть компетентные помощники. Когда я позвонила своему менеджеру и сказала, что несколько недель буду отсутствовать, она была в восторге. Они вполне могу справиться без меня. А как вы? У вас ведь нет партнера, не так ли?

– В настоящий момент нет. Я просто закрываю двери.

Чарльз кинул остатки пищи морским чайкам и подумал, как легко вести вот такой разговор.

Он бросил быстрый взгляд на Джейн, которая занималась ребенком. Она укутала его в одеяло, взяла на руки и стала убаюкивать.

Он собирался задать ей еще несколько безопасных, пустых вопросов, когда Джейн, не глядя в его сторону, – спросила:

– Почему мы ведем такой бессмысленный разговор?

– Потому что бессмысленный разговор во много раз безопаснее, – сказал он, поперхнувшись от ее прямоты.

– Безопаснее чего? – спросила она, взглянув на него широко открытыми глазами.

В течение целых пяти секунд он размышлял сам с собой.

– Чем пытаться понять, как мне удалось удержаться от того, чтобы не поцеловать вас, – сказал он, сознавая, что одной фразой ответил на тысячу других вопросов.

Джейн посмотрела, удобно ли Тому.

– Я не знаю, как вы можете говорить такое? Это производит впечатление, что вы раздваиваетесь.

Чарльз нахмурился. Да, может быть, это он как раз и делал. Может быть: «раздвоенный» означает осмотрительный и незапутанный.

Глаза мальчика закрылись, Джейн медленно покачивала его, пока он не заснул. Она осторожно положила его на ту часть одеяла, где не было песка. Единственное свободное место оставалось рядом с Чарльзом, и она без колебаний заняла его.

– Задавайте свои вопросы, – хрипло сказал он, напоминая себе о компромиссах. Вопросы, касающиеся расследования, находились в безопасной области.

Она села, скрестив ноги; одно ее колено упиралось ему в бок.

– Что за расследование ведет полиция, которое мешает ей арестовать Джека?

Он заставил себя собраться с мыслями и сосредоточиться, хорошо ощущая своим ребром, как она подталкивает его коленом.

– Расследование происходит внутри департамента полиции. Мафиозная группа платит Джеку за то, чтобы он охотился за неопытными полицейскими новобранцами. Он приглашает недавно окончивших полицейскую академию лиц в ресторан на бесплатный обед и дружескую беседу. В конечном счете Джек узнает их и выделяет из них наиболее эксцентричных.

– Эксцентричных?

Отличных от других. Уязвимых, скорее всего. Во всяком случае, он устанавливает дружеские отношения с таким человеком, и этот полицейский начинает делиться с ним своими трудностями, например, рассказывает, что он разорился или что находится в долгах, или откровенничает о проблемах с любимой девушкой.

– Именно это его очарование и умение общаться привлекли Джесси, – Джейн сделала гримасу.

– Да, завоевав их доверие, он приглашает их поехать с ним в Атлантик-Сити поиграть в азартные игры и повеселиться.

– Атлантик-Сити? – поразилась Джейн.

– Да. А что вас удивляет?

– Именно в Атлантик-Сити Джесси встретила Джека. Она была там по заданию журнала. У Джека есть видеокамера, и он сказал Джесси, что является одним из тех журналистов-любителей, которые гоняются повсюду за новостями в ожидании чрезвычайных происшествий.

– А она знала, что он из Харбора?

– Очевидно, они летели одним самолетом. Джек прилетал в Атлантик-Сити с каким-то бизнесменом на уик-энд, потому что у него был свой ресторан в Харборе.

Не желая разбираться в своих побуждениях, Чарльз обнял Джейн рукой и заставил лечь с ним рядом. Он услышал, как она вздохнула.

– Так лучше?

– Да. Меня просто стало сводить судорогой от усилий не касаться вас.

– Ведите себя прилично, – сказал он хрипло.

– Я буду вести себя наилучшим образом, – сказала она, теснее прижимаясь к нему. Ее рука обняла его за талию, а волосы рассыпались по его плечу.

Он не обратил внимания на веселые нотки, прозвучавшие в ее голосе, думая о том, что ничего страшного не может произойти, если он сам будет сдержанным.

– Хотите услышать остальное?

– Гм, – хмыкнула она. Ее груди соприкасались с его грудью, и он вдруг понял, как он легко может положить ее на себя. Сам он мог оказаться на ней или обнять своей рукой нижнюю часть ее тела… Когда она придвинулась немного ближе, он просунул ногу между ее ног, не обращая внимания на предостерегающий внутренний голос.

– Где я остановился?

– Джек ездил в Атлантик-Сити с молодыми полицейскими.

– Ах да! Джек представляет полицая нескольким своим друзьям и женщинам. Потом, когда новичок расслабится, Джек снимает на видеопленку сцены, где коп играет в карты с членами шайки, или… – Чарльз нахмурился, почувствовав, что ему противно то, что он собирался сказать.

Джейн перебирала пальцами волосы на его груди. Когда он замолчал, она подперла голову рукой и взглянула на него сверху вниз.

– Или что?

– Или записывает на пленку, как юнец занимается любовью с одной из красоток.

Вместо того чтобы покраснеть от стыда, как он ожидал, она рассердилась.

19
{"b":"3304","o":1}