ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Какой ужас!

Джек сам не является участником оргии. Потом он передает видеозапись своим друзьям из шайки, а они делают копии. Одну из них они посылают полицаю и сообщают ему, что им от него нужно, какая информация их интересует. – Шантаж?

– Фу, милочка! – язвительно сказал Чарльз. – Угроза разоблачения перед департаментом, перед друзьями этого полицейского и его семьей гарантируют сотрудничество со стороны копа. Именно тогда он начинает предупреждать бандитов о полицейских операциях, таких, как запланированные рейды или аресты. Так может продолжаться чертовски долго.

– Кажется, полиция прекратила это.

– Да, но им нужны неопровержимые доказательства для вынесения приговоров. Они должны собрать много материалов, прежде чем – передать дело в большое жюри, которое выносит решение о предании обвиняемого суду или прекращении дела. Именно этим была занята полиция как раз в тот момент, когда Джек попытался похитить Тома.

– Что же натолкнуло полицию на раскрытие этого дела?

– Кто-то из жертв шантажа совершил самоубийство. При этом была оставлена записка о роли Джека и о отснятых им видеопленках.

Она вскочила, а потом вновь упала перед ним на колени, уткнувшись головой ему в шею.

– Боже мой!

– Что случилось? – прижал ее к себе Чарльз.

– От некоторых своих клиентов я слышала об этом. По слухам, полицейский был очень молод. Наш магазин «Стемс энд Петалс» изготовляет бесплатные венки для похорон. – Чарльз почувствовал, как на его шею упало несколько слезинок. Неожиданно она отпрянула и села, выпрямившись. – Джек убил этого новичка, да?

Чарльз. Может быть, не прямо, но он, безусловно, подвел его к этому. Он не только похититель детей, но и убийца, – сказала она жестким и злым голосом.

Глава 6

– Давай, Томми, ты можешь это делать. Еще несколько шажков, – уговаривала Джейн, ласково подбадривая годовалого малыша.

Он радостно улыбался, с подозрением ставя на песок свои босые ножки. Песок на пляже не был таким сухим и твердым, как пол на веранде коттеджа или ковер в ее квартире в городе.

– Ты такой большой мальчик, – говорила Джейн успокаивающе, стоя на коленях в нескольких дюймах от него и протягивая к нему руки. Она понимала, что он пытается сообразить, как можно добраться до нее, не отпуская высокого деревянного стула, стоявшего с ним рядом. Но как раз когда он ослабил хватку своей маленькой ручонки, неожиданный порывистый океанский бриз заставил его ухватиться за будку спасателей.

Джейн немножко придвинулась. Ребенок, освещенный лучами послеобеденного солнца, бросил на нее косой взгляд, как бы говорящий, что она приблизилась недостаточно близко. Она рассмеялась и пожалела, что рядом с ними не было Чарльза. Несомненно, он предложил бы какую-нибудь взятку, перед которой было бы трудно устоять, например мороженое, и Том, не протестуя, смело отошел бы от деревянной опоры. Она посмотрела назад, туда, где оставила спящего Чарльза. После их разговора о Джеке Джейн почувствовала его отдаление. Не столько отдаление от нее, сколько его замыкание в себе. Она не была уверена, существует ли между ними двумя какое-то значительное различие, но у нее сложилось впечатление, что он отстранился от нее эмоционально, несмотря даже на то, что его рука прижимала ее к себе более твердо. Она при этом не противилась и податливо прижималась к нему. Так они и стояли молчаливо, каждый занятый своими собственными мыслями.

Джейн думала и оценивала сказанное Чарльзом. Ее гнев против Джека возрос, и у нее также появились новые вопросы к сестре. Знала ли Джесси о преступной деятельности Джека? Чувствовала ли она, что он так бесцеремонно играет репутациями и жизнями людей? Или она была так глубоко увлечена им, что просто не замечала ничего необычного и не прислушивалась ни к каким свидетельствам порочности Джека? Разумеется, Джесси в конце концов порвала с ним и отказалась видеть его. Говоря по справедливости, Джейн должна была отдать должное сестре за такой мудрый шаг, как бы поздно она ни решилась на него.

После откровенного рассказа Чарльза, еще больше, чем раньше, ее озадачивал вопрос, чем привлек к себе ее сестру Джек и какие у нее были с ним дела? Но потом Джейн вспомнила жест отвращения Джесси, когда было объявлено о помолвке Джейн с Робертом. Джесси сказала ей, что Роберт вызывает сексуальное влечение пуделя сестер Конрад. Джейн пришла к удручающему выводу, что, когда дело касается мужчин, она и Джесси могли бы служить примером неудачного и болезненного выбора.

Джейн вдруг подумала, как бы Джесси отнеслась к Чарльзу. Конечно, когда речь заходит о сексуальной привлекательности, то один внимательный взгляд на Чарльза может заставить любую женщину пересмотреть ее список десяти высших достоинств мужчины. Почему он был столь явно не уверен в своей привлекательности, в том, как его обнаженная грудь, его выцветшие добела и обрезанные выше колен джинсы с разлохмаченными краями заставляют сильнее забиться сердце Джейн, а губы пересохнуть?

Убаюканная теплотой солнца и безопасностью близкого присутствия Чарльза, она задремала, а ее мысли стали переходить в очень радостные сновидения.

Через некоторое время она проснулась: Том бросал песок на одеяло и ей в голову. С сожалением она отодвинулась от Чарльза и села. Он продолжал спать. Его дыхание было ровным и глубоким. В коттедже Чарльз спал плохо. Тонкие стены спальни позволяли ей слышать, что он либо не спит и ходит по комнате, либо беспокойно ворочается в постели.

Он лежал, раскинувшись на засыпанном песком одеяле, и Джейн решила не будить его. Однако она доставила себе удовольствие в течение нескольких мгновений пристально разглядывать его.

Его черные волосы были спутаны ветром, лицо худое, а тело – упругое, с хорошо развитыми мышцами. Это были не такие глыбы, которые бывают у людей, специально занимающихся накачиванием мышц, а крепкие мускулы, которые так же естественно украшали его, как и заманчиво выглядевшие курчавые волосы на груди и короткие джинсы с бахромой, красиво облегавшие его бедра.

Он немного потянулся, одна рука скользнула по животу вниз, и пальцы скрылись под пуговицами его коротких джинсов. Он слегка нахмурился, как будто соприкосновение с одеждой показалось ему странным. Джейн быстро отвернулась, вспомнив свой излишне любопытный взгляд, которым она смотрела на него в тот день, когда увидела Чарльза в спальне. Она пыталась отогнать эти мысли, убеждая себя, что поступает слишком дерзко. Ее также несколько поражало, каким образом ему удается направлять ее мысли в таком направлении. Можно было подумать, что большую часть своей жизни она прожила в уединении. Неужели и Чарльз думает о ней так же, думала она.

Не однажды Чарльз смотрел на нее оценивающим или раздевающим взглядом, неожиданно присвистывал от восторга при виде ее или заигрывал с ней. В прошлом такое внимание со стороны разных мужчин она считала обычно раздражающим. Другое дело – сейчас. Она понимала, что глупо позволять сердце опережать разум. Она убедилась в этом на собственном опыте с Робертом. Но в случае с Чарльзом осторожность была взаимной.

Его осторожность проявилась наиболее ясно, когда он решительно отказался поцеловать ее, заявив, что его пугают последствия поцелуев. Поскольку она была уверена, что он не имел в виду долговременные отношения, она сделала вывод, что Чарльз подразумевал временную связь. И все же каким-то странным образом его отказ поцеловать ее заставил Джейн быть менее недоверчивой и меньше интересоваться своим собственным желанием, а также сделал ее более смелой. Разве она не заснула спокойно в его объятиях на пляже? Может ли женщина доверять мужчине и все же бояться его? Возможно, Чарльз как бы говорил ей об этом: «Вы можете доверять мне, что я не буду склонять вас к близости, и вы можете рассчитывать, что я уйду, когда все кончится».

А это всего-навсего профессиональное исполнение работы, для которой он был нанят.

Таким он и должен быть. Она тоже хотела, чтобы он был таким. Хотела, твердо сказала она себе. Черт возьми, она действительно хотела.

20
{"b":"3304","o":1}