ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он глубоко вздохнул, отчего мышцы его живота подтянулись, а ее рука непроизвольно скользнула ниже его пупка.

– Не шевелитесь! – сказал он срывающимся голосом.

– У меня получилось это не нарочно!

– Слава Богу!

Она внимательно посмотрела на него и подумала, что никогда он не выглядел таким неприступным. В то же время она почувствовала, что он старается скользнуть вниз, чтобы ее рука оказалась выше. То ли из-за того, что она неправильно рассчитала, где находится ее рука, то ли потому, что она думала только о глухих ударах своего сердца, она передвинула свою руку не в том направлении. Единственно, на что натолкнулась ее рука – была расстегнутая пуговица джинсов…

– Черт возьми, Джейн, что вы пытаетесь сделать! – Это определенно прозвучало не вопросом.

– Я просто стараюсь вытащить… Казалось, что он перестал дышать.

Потом второй смысл сказанного ею вдруг дошел до нее.

– Я не имела в виду…

– Убедите в этом мое тело! Господи… – Он вздохнул так, что защемило в сердце. Потом быстрым движением изменил положение тела, оказавшись между ней и Томом. Схватил ее за руку, а другой своей рукой осторожно разжал пальчики ребенка и освободил свою рубашку. Она обхватила Тома, качая и успокаивая его. Он открыл полусонные глазки, повел ими по сторонам, потом закрыл их и продолжал спать.

Чарльз спустил ноги с кровати и встал. Его джинсы были действительно расстегнуты, так же как и его рубашка. Не глядя на Джейн, он стал искать ногами на полу свои кеды.

Она не хотела, чтобы он злился. Кроме того, она хотела переговорить с ним еще кое о чем.

– Не уходите, – прошептала она.

Он резко вздернул голову, уставившись на нее, и она знала, что он совершенно не ожидал услышать от нее такого.

– Дайте мне уложить ребенка, и я сразу же вернусь назад.

Через некоторое время она вернулась, отмахнувшись от робких сомнений, что ее предыдущая фраза не была слишком разумной. Но ведь нужно принять во внимание и то обстоятельство, что она всегда теряла присутствие духа, оставаясь просто наедине с ним.

Когда она вошла, он сидел, развалившись в кресле, далеко от кровати. Лампа у изголовья была включена, но ее свет не смягчил его настроения.

Он выглядел недовольным, взъерошенным и настороженным. Рубашка была еще расстегнута. Она поймала себя на том, что ее взгляд скользнул вниз, к уже застегнутой пуговице на джинсах. У нее возникло странное ощущение, что Чарльз Олден считал необходимым быть осторожным с нею. Это озадачило ее, но в то же время придало ей храбрости. – Понимаете, я не касалась вас, нет, почти дотронулась до вас, ненамеренно.

– Я иду спать, – сказал он, рывком поднимаясь с кресла.

– Нет, пожалуйста, подождите! – Она оправила складки своего халата. – Вы не верите мне!

– Я верю вам.

– Нет, вы не верите! Вы считаете, что я соблазнительница или делаю вид, что не понимаю происходящего.

– Джейн, ради Бога!..

– Разве не поэтому вы злитесь? – сказала она, сделав по направлению к нему один шаг.

Чарльз глубоко вздохнул и тихо сказал:

– Вы не принадлежите к типу скромных женщин. Вы слишком открыты в своих эмоциях.

– Это открытие вы наверняка сделали сегодня днем на пляже во время моей истерии, – проговорила она серьезно, наклоняя свою голову. Надо сказать ему, просто сказать, что хотела покончить с этим!

Чарльз взял ее за подбородок и заставил посмотреть ему в лицо.

– Вы ведь не собираетесь умерить свою дерзость, не так ли? Это открытие я сделал не на пляже. Я знал это, когда поцеловал вас в Харборе.

– О!

Пристально глядя ей в глаза, Чарльз нежно спросил:

– А вы не почувствовали, что мне понравилось, где была ваша рука? Что я чертовски хотел, чтобы вы коснулись меня? Разве до вас не дошло, что ошибка была моя, а не ваша? Ведь я мечтал о вас, и если бы ваша рука опустилась на несколько дюймов ниже… – Он неожиданно прервал свои слова. – Неважно! Я уверен, что вы поняли общую идею!

Он отпустил ее, но она дотронулась до его руки и сцепила свои пальцы с пальцами Чарльза.

– Спасибо, – прошептала она.

– За что?

– За то, что вы поступаете со мной так честно! Ведь вы знаете, что большинство мужчин не поступило бы так!

– Это все, что мне нужно, – пробормотал он. – Хвалебная песнь в честь сексуального возбуждения!

Казалось, что он нависает над ней. Его волосы были спутаны ото сна, а на щеках проступила щетина. В своей расстегнутой рубашке и в приспущенных на бедрах джинсах он казался чертовски сексуальным и мужественным. Она поймала себя на том, что ей хочется, чтобы он продолжал признавать, что она его возбуждает. Она чувствовала, что разрывается на части от смущения, как если бы в ней было два человека: осторожная Джейн Мартин и слишком любопытная Джейн Олден. Вторая не существовала в действительности, но именно она восхищала ее. Здравый смысл советовал ей позволить ему уйти. Здравый смысл подсказывал ей, что завтра будет достаточно времени, чтобы поговорить с ним. Но Джейн Мартин была мудрой, осмотрительной и осторожной. Джейн Олден была женщиной в Челси. Она носила вызывающе дорогое кольцо, полученное от мужчины, которого едва знала. Эта женщина целовалась слишком страстно и была куда более дерзкой.

Джейн Олден взяла его за руку, чтобы повести к кровати.

Он немедленно воспротивился.

– Что вы еще затеяли, черт возьми?

– То, чего я хотела с того момента, как проснулась на кушетке.

– Послушайте…

– Нет, это именно то, чего я хочу от вас!

– Прекратите это! – сказал он, загораживая от нее кровать.

Она посмотрела на него с удивленной улыбкой. Никогда она еще не видела его таким ошеломленным.

– Я хочу поговорить с вами!

– Поговорить? Вы должно быть, шутите? Мужчины и женщины не ложатся в постель, чтобы поговорить!

Она наклонила голову набок.

– Иногда ложатся. Так же как мужчины и женщины занимаются любовью во многих местах, помимо спальни, мужчины и женщины занимаются в постели не только сексом.

– Я не из таких, – кратко ответил он.

– Тогда для вас это будет совершенно новым опытом. В конце концов, на что будет похожа жизнь, если мы всегда будем делать привычные вещи в одних и тех же привычных местах?

– Почему у меня такое чувство, что я охотно лезу в ловушку?

Она поднялась на цыпочки и прошептала:

– Обещаю не возбуждать вас!

– Тогда давайте ляжем немедленно! – прошептал он, в отчаянии поднимая руки.

Через несколько мгновений они лежали бок о бок. Чарльз заложил руки за голову и уставился в потолок. Джейн вытянулась рядом с ним. Ее сердце громко стучало, а пальцы бездумно перебирали покрывало.

– Говорите! – пробормотал он напряженным голосом.

Теперь она была сдержанной, отбросив в сторону прежние добродушные поддразнивания.

– Простите меня! – И прежде чем он смог как-то прореагировать, она продолжила скороговоркой: – Простите меня! Вечером я вела себя с вами неблагоразумно. Визжала и шарахалась от вас, как будто вы собирались наброситься на меня! Я понимаю, что вы, должно быть, думаете, что вам попалась какая-то странная женщина, и я бы не стала винить вас, если бы вы решили сказать Джо, что с вас довольно.

– Дорогая…

Она почувствовала, что он расслабился впервые с тех пор, как они легли рядом.

– Вы не должны проявлять ни великодушия, ни любезности по поводу случившегося, Чарльз. Я вела себя ужасно. Фактически моя истерика, вероятно, причина того, что Тому снятся страшные сны. У меня нет никакого права обвинять вас в том, что вы покинули нас. Ведь это я сама ошиблась в номере спасательной станции.

Идите ко мне… Я не хочу, чтобы вы находили для меня оправдание, и не хочу, чтобы утешали меня.

– Вы хотите, чтобы я сошел с ума и стал бранить вас или называть истеричкой, которая виновата в кошмарах мужчины?

– Пожалуйста, не шутите с этим!

– Тогда перестаньте упрекать себя за совершенно нормальную реакцию. Вы думали что встретили Джека…

27
{"b":"3304","o":1}