ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он поднял одну ее ногу и крепко прижался своим телом к ее лобку. Джейн растаяла в его объятиях, а он, воспользовавшись случаем, поднял на ней свитер и прильнул губами к ее груди.

У Джейн перехватило дыхание от вспыхнувшего желания, когда он стал нежно ласкать ее соски. Поцеловав ее манящие груди, он поднял голову и жадно прильнул к ее губам.

Прерывающимся голосом он выдохнул:

– Хватит, а то эта любовная игра с поцелуями перейдет все пределы!

Выпрямившись, Чарльз отпустил ее и взял подсвечник. Она облизнула губы, чувствуя в себе необыкновенную дерзость.

– Ты иди, а мне нужно привести себя в порядок.

Ради всего святого, любовная игра, как у подростков! Она застегнула лифчик и поправила свитер. Пригладив волосы, прижала ладони к щекам.

Она почувствовала себя уверенной и желанной. Ее предвкушение того момента, когда они останутся позднее одни, стало особо острым. Возможно, она настоящая дурочка, но уже поздно пытаться изгнать Чарльза из своего сердца.

– О, черт возьми! – с отвращением потряс головой Чарльз, когда на брошенных им костях выпало число, отбросившее его на Парк-Плейс.

Хэнк отпил глоток пива и откинулся назад, положив голову на колени Луизы.

– Смотри, как бы Джейн в конце концов не обставила тебя, приятель!

– Уже пора, – вступила в разговор Луиза. – Я еще не видела, чтобы кому-нибудь так не везло в игре, как вам, Чарльз!

Джейн сидела на полу, скрестив ноги. Ее улыбка напоминала землевладельца, которому только что сообщили, что стоимость его собственности возросла на двести процентов. При свете свечей ее щеки казались нежно-розовыми, глаза победоносно сверкали.

– Давай посмотрим! Три отеля, шесть домов, это составит…

– Я знаю, сколько это стоит, – проворчал Чарльз. Сейчас он жалел, что не послушался своего внутреннего голоса и не отказался от предложения Джейн сыграть партию в «Монополию». Ему нужно было бы притвориться уставшим и прямо идти спать. Когда они закончили обедать, электричества еще не дали, и Джейн предложила сыграть партию в «Монополию». Луиза и Хэнк сразу согласились. Хозяйка принесла из чулана карту для игры, которую там оставил прежний жилец. Проверив, все ли фишки на месте, она уговорила «мужа» сыграть. Женщины решили, что лучше всего расположиться на полу. Потом они сняли подушки с кушетки, расставили свечи, чтобы было светлее, и игра в «Монополию» началась.

Чарльз давно уже не играл в нее, и это сказывалось.

Его потери, его средняя куча денег и его среднеоцениваемое недвижимое имущество доказывали, что его способности к игре значительно ослабли. С другой стороны, Джейн не только выигрывала, но делала это с таким энтузиазмом, что приводила всех в восхищение. Возможно ли, что это была жадность, размышлял Чарльз. Жадность, которую она продемонстрировала в ту ночь, когда они занимались любовью, или когда она вся растаяла в его объятиях на кухне. Это была такая ненасытность, к которой он еще не мог привыкнуть!

Джейн вызвалась быть банкометом. Сначала это казалось вполне невинным, но по мере продвижения игры он пришел к выводу, что эта женщина не только играет так, как будто проигрыш позорит ее, но и банкует так, как будто бумажные билеты были настоящими долларами.

Чарльз выложил деньги и пододвинул всю стопку к Джейн.

– Ваша очередь, – сказал он мрачно, передавая кости Луизе.

– Не спеши! – сказала Джейн, хмурясь, считая и пересчитывая билеты.

– Ты что, не доверяешь мне? – недоуменно спросил Чарльз.

Она посмотрела на него. При свете свечей ее янтарные глаза встретились со взглядом его широко открытых глаз, в глубине которых играл веселый скептицизм. Ему дьявольски захотелось запустить пальцы в се волосы, притянуть к себе и поцеловать. Но она холодно переспросила:

– Доверять тебе? Конечно нет! Ты обманщик! Об этом свидетельствует то, что здесь не хватает двухсот долларов!

Он попытался поцеловать ее, но она уклонилась.

– Давай продолжай! Что могут значить две сотни долларов для отношении между супругами! – пробормотал он, вздыхая. Она не уступала ему в споре.

– Долговую расписку! Но в этом банке их не берут! – Она наклонилась к Чарльзу и попыталась взять у него небольшую пачку билетов, которую он прятал у себя под коленом.

Он поймал ее руку и попытался задержать ее на своем бедре.

– Это мой неприкосновенный запас!

– Не положено! Ты должен заплатить или будешь объявлен банкротом!

Чарльз засунул билеты глубже под колено и посмотрел на Коуэнов.

– Видите, что происходит?

– Она права, – улыбнулась Луиза.

– Крутая деловая женщина! – кивнул головой Хэнк.

– Беспощадная женщина, – пробормотал Чарльз.

Джейн улыбнулась самоуверенно. Она убрала свою руку с бедра Чарльза и похлопала его по животу. Обращаясь к Коуэнам, она весело сказала:

– Как вы можете понять, мы не очень часто играем с Чарльзом в игры. А если он начинает играть, то старается обмануть и терпеть не может проигрывать.

Чарльз посмотрел на свой маленький запас денег. Может быть, ему удастся провести ее? Не хотелось проиграть так просто, и поэтому он спросил:

– А если мы договоримся о сделке? Если я смогу три раза облететь доску, не приземляясь в Парк-Плейс, то будем ли мы квиты?

Она посмотрела на него скептически.

– Какая же это сделка? Я проигрываю в обоих случаях!

Чарльз про себя усмехнулся. Она была чертовски сообразительна! Поэтому он решил попробовать другой путь.

– Скажи, что мы квиты, и я не заставлю тебя спать на кушетке!

– Меня? – рассмеялась на этот раз Джейн. – У меня для тебя, Чарльз Олден, есть новость. Именно ты будешь спать один на кушетке, – сказав это, Джейн еще раз потянулась за его денежными билетами. Чарльз схватил ее за руки и посадил к себе на колени, причем одна его рука касалась ее грудей.

– Смотрите, что я вам говорил? – пожаловался он Хэнку и Луизе. – Эта женщина беспощадна! Она не только забирает все мои деньги и отказывает мне в кредите, но и собирается отправить меня на кушетку, где у меня заболит спина и шея.

Хэнк поднялся на ноги и потянул за собой Луизу.

– Пойдем достанем свежего пива, пока эти двое договорятся о сделке!

В тот момент, когда Коуэны скрылись в кухне, Чарльз лег на пол и потянул Джейн на себя. Ему нравилось так играть с ней. Он просунул руки ей под свитер и коснулся ее груди. Затем голосом, похожим на голос продавца автомашин, прорычал:

– Разве я не подготовил сделку для тебя…

– Учитывая, где я нахожусь, я могу лишь представить себе это, – ответила она, глядя на него с подозрением.

Он провел руками по кружевам ее лифчика, чувствуя, как задрожали в ответ ее соски.

– Ты забудешь об этих двух сотнях, я возмещу тебе их позднее.

– Позднее, когда мы будем заниматься любовью?

– Ага! Когда ты будешь голая, горячая и потеряешь голову.

Он думал, что она как-то ответит ему, но она просто прижала свою ладонь к его губам и повернулась, чтобы убедиться, что их не подслушивают.

– Что я собираюсь с тобой сделать? – спросила она, не отнимая своей руки. Увидев неожиданный блеск в его глазах, она в раздражении покачала головой. – Пустяки! Не отвечай, что…

Она подняла свою руку, а он запустил пальцы в ее волосы.

– Ты могла бы исполнить свой супружеский долг и пригласить меня в кровать!

– Гм, гм!

– Это звучит весьма зловеще и нисколько не поощряет!

– Есть еще двести долларов, которые ты должен мне!

– Ради Бога! Ведь это просто бессмысленная игра! – поднял он в недоумении бровь.

– Я знаю, но она нисколько не отличается от той игры, в которую мы играем друг с другом, правда? – неожиданно серьезно сказала она.

Чарльз не был уверен, продолжают ли они играть или морочат друг друга. Казалось, что это будет длиться вечно. Луизе и Хэнку надоело гулять, и они сказали, что дождь наконец прекратился. Возвращаясь, они говорили, что завтра нужно встать пораньше и пойти посмотреть, какие разрушения причинил шторм. Потом, пожелав спокойной ночи, они ушли в комнату Чарльза.

39
{"b":"3304","o":1}