ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он хотел, чтобы все было легко и несерьезно, ну что ж, она согласна!

– Знают ли Луиза с Хэнком что-нибудь о своем доме?

– Они ушли посмотреть. Я сказал Хэнку, что подойду позже, как только переговорю с тобой, – сказал Чарльз после некоторого колебания, в котором, как явственно послышалось Джейн, прозвучал глубокий вздох облегчения в связи с переменой темы разговора.

Она сдержала в себе порыв заявить ему, что его молчание сказало бы о большем.

– Почему тогда ты не идешь? Я оденусь, и мы с Томми присоединимся к вам через некоторое время.

– Точно? – Он хотел, чтобы она попросила его остаться с ней. Потрясающе, Олден! С одной стороны, ты не хочешь, чтобы она была близко к тебе, а с другой – не хочешь сам всегда быть от нее вдалеке!

– Да. – Она услышала, что он сделал шаг к двери, а потом остановился.

– Мы, вероятно, не задержимся здесь надолго. Как сказал мне Балтер по телефону последний раз, они могут завершить расследование очень скоро.

– Чудесно! Тогда мы сможем вернуться в нашу реальную жизнь, прекратим этот спектакль! – сказала она беззаботно, несмотря на внезапную боль в животе. – Я никак не дождусь, когда вернусь домой и снова начну работать! – проговорив это, она стала суетливо вынимать одежду из ящиков комода. Не слыша, чтобы он куда-либо двинулся, она искоса посмотрела в его направлении. – А что еще он сказал?

Его глаза потемнели, как будто ее отношение огорчило и рассердило его. Он больше не держался официально сухо и дружественно-безразлично, его беззаботность куда-то исчезла. Джейн старалась не обращать внимания на холодок, пробежавший у нее по спине.

Медленной походкой он приблизился к ней, не отрывая взгляда от ее лица.

– Он сказал еще до черта много!

Она не двигалась. Сердце ее замерло.

– Ну хорошо, что бы он там ни сказал, поговорим потом. Я, разумеется, не хочу, чтобы мы неправильно поняли друг друга.

Прежде чем она успела совсем отвернуться от него, он схватил ее за плечи и повернул к себе лицом. Взгляды их встретились; его глаза были наполнены злым разочарованием. Было ли оно направлено против псе, против него самого или против положения, в котором они очутились, она не могла бы сказать.

– Черт бы тебя побрал! – мрачно сказал он, впиваясь в нее глазами на какой-то момент, показавшийся бесконечным.

Она пристально смотрела на него, не отводя взгляда.

– Именно такие слова я и ожидала услышать! Оставь меня!

– Перестань вести себя так несерьезно! – выпалил он, сжимая ее плечи.

– Несерьезно? – взорвалась она, вырываясь от него. – Именно ты поступаешь так, как будто ничего не произошло, как будто то, что мы делали, не…

Он с жадностью впился губами в ее рот, его руки проскользнули за отвороты се халата, отыскивая груди. В Джейн немедленно вспыхнуло желание, как будто ей многого и не надо было от него. Черт бы побрал этого человека и его влияние на нее! Ей следовало бы его оттолкнуть, а не прижиматься к нему! Одна его рука скользнула к ее бедрам.

– Ах, Джейн! – простонал он, почувствовав ее желание. Именно этого он боялся больше всего, подумал он отчаянно, когда ему сильно захотелось вновь прикоснуться к ее теперь уже знакомому треугольнику янтарных курчавых волос. Действительно, он повел себя холодно и отчужденно, но не ожидал, что и она будет так же вести себя. Он лишь хотел помочь им обоим пережить те несколько неловких моментов при наступлении утра. Он опасался, что если он придет утром в ее спальню, обнимет ее и поцелует, как ему этого хотелось, то она будет рассчитывать на большее, чем он мог предложить ей.

Он вновь поцеловал ее долгим и страстным поцелуем, пытаясь собрать в кулак свою волю, чтобы оторваться от нее. Теперь было самое время уйти. Или он не сможет этого сделать? Она провела рукой по нему, задержавшись на молнии от джинсов.

– Кажется, у тебя та же самая проблема, – удовлетворенно сказала она.

Он нашел ее груди, обхватил их руками, искусно заставил соски встать твердыми пиками.

– Ты ведь знаешь, что я не могу покинуть тебя, правда? – пробормотал он, наклоняя голову и целуя ее в шею.

Он не видел ее улыбки, но ее молчание было ответом на его вопрос. Чарльз знал, что он никуда не собирается, кроме как поглубже к ней.

Он попятился назад и повалился на смятые простыни кровати, увлекая и ее за собой. Его рука нашла на туалетном столике то, что ему было нужно. Дрожащими руками он разорвал пакетик.

Она сидела на нем верхом; халат прикрывал ее бедра. Он неумело возился с презервативом, наконец ему удалось сделать все, как нужно. Скрипнув зубами, он схватил ее за бедра и так легко вошел в ее лоно, как будто у нее все было устроено под него.

Джейн стонала, взлетая вверх и падая вниз и раскачиваясь из стороны в сторону.

– Я приехал сюда не за этим, – бормотал он, внутренне содрогаясь.

– Я знаю, – шептала она, очень хорошо его чувствуя и отмечая про себя, что такая поза ей нравится.

– Ведь тебе так хорошо, правда? – спросил он прерывающимся голосом. Чарльз закрыл глаза и задрожал, когда она слегка укусила его за грудь. Он застонал. – Черт, тебе это может понравиться!

– Это что, комплимент?

– Нет, черт возьми, просто очевидный факт!

Она поднималась и опускалась.

– Подумать только! Такая лесть может вскружить мне голову!

– Джейн… – прорычал он.

Она качнулась вперед и широко улыбнулась, чувствуя, что его сдержанность зашаталась.

– Мне не нужна женщина, которая заставляет меня думать о вещах, о которых я не хочу думать!

Она нагнулась и поцеловала его.

– Чарльз, мне не хочется контролировать твои мысли. Особенно потому, что я обладаю таким замечательным контролем над твоим телом.

Он выругался, содрогаясь.

Около полудня, держа Томми на руках, Джейн пробиралась через песчаные дюны, образующие верхнюю границу пляжа. Это были те же дюны, где они с Чарльзом устраивали пикник, где она убегала от незнакомца, приняв его за Джека. Чарльз ушел раньше, чтобы помочь Хэнку. Электричества пока не дали, телефон не работал, и Джейн чувствовала себя в какой-то изоляции. Кроме того, ей хотелось увидеть Луизу и узнать, как дом Коуэнов выдержал шторм.

Джейн обещала Луизе помочь после шторма, а сейчас она думала о том дне, сравнивая с открывшейся ей картиной.

Спустившись на пляж, Джейн с удивлением смотрела широко открытыми глазами на представшую перед ней картину. Сотни любопытных, журналисты, фотографы, мародеры, копающиеся в поисках ценных вещей на развалинах домов, разбросанных наподобие муравейников от платной стоянки автомашин на одном конце пляжа до волнореза на другом…

По мокрому песку медленно ползли грузовые машины, два экскаватора расчищали пляж от мусора. Работала специальная автомашина со звукозаписывающей аппаратурой бостонской телестудии, снимая кадры для передачи «С места события». Рядом с тем местом, где остановилась Джейн, пронзительно закричала и упала в беспамятстве на руки своего мужа какая-то женщина, после того как увидела, что осталось от их дома: часть камина с промокшим матрацем, зацепившимся за кирпичи.

Волны, накатывавшиеся на берег, были все еще достаточно мощными и высокими. В белых гребешках волн мелькали многочисленные любителе серфинга, создавая мозаику удивительной картины: контраст летнего веселья на фоне огромных разрушений.

Джейн напряженно всматривалась вдаль, отыскивая дом Луизы. Вода и ветер разрушили прежний ландшафт: там, где раньше были песчаные дюны, появилась ровная поверхность, а там, где были скалы, – проходы. Местность нельзя было узнать.

– Джейн, мы здесь, наверху! – донесся до нее голос Луизы, отчаянно махавшей ей рукой.

Джейн помахала в ответ. Она покрепче прижала Томми и стала прокладывать себе путь через толпу, когда мужчина в твидовых брюках и в темной рубашке остановил ее.

Она замерла на месте, узнав его. Мужчина немедленно попятился назад, сконфуженно пряча голову. Низким голосом он пробормотал:

– Я не хочу причинять вам неприятность, мэм. Я надеялся, что вы придете сюда. Я просто хотел рассказать вам про тот день.

43
{"b":"3304","o":1}