ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джейн напряженно всматривалась в него. Вблизи она видела, что он не очень-то походил на Джека: только своим ростом и цветом одежды. Этот мужчина был старше, выглядел не таким сильным, а годы пьянства наложили на его лицо свой отпечаток. Она почувствовала запах алкоголя. Сейчас он казался ей совсем другим.

– Вы тот человек, который страшно напугал меня на пляже.

Он стянул с головы шапочку с козырьком, ту самую. У него были густые нерасчесанные волосы.

– Да, мэм, и я не мог заснуть, думая об этом, – проговорил он, тиская в руках шапочку. – Я не собирался причинить вам боль. Просто хотел посмотреть вашего малыша. Хорошенький паренек! – С этими словами он потянулся, чтобы дотронуться до ножки Томми, но Джейн отступила назад, а ребенок крепче обхватил ее за шею.

– Ну, хорошо, какие бы ни были у вас намерения, – сказала она непреклонно, – вы испугали нас. Почему вы продолжали преследовать нас, когда мы убегали?

Он смотрел себе под ноги, и Джейн пожалела, что говорила с ним слишком резко.

– Я не думал, что ваш малыш… – Он тряхнул головой и крепче сжал козырек шапочки. – Это бесполезно! Я никогда не увижу его опять! – Он задрожал и отвернулся, бормоча какие-то извинения.

– Подождите! – сказала Джейн, чувствуя к этому человеку больше симпатии, чем страха. Каким бы он ни был, он не был опасным.

– Кого вы не собираетесь больше видеть? Он поднял голову. Глаза у него ввалились и были очень грустными. Голубого цвета. И Джейн подумала, что когда-то они тоже были живыми и ясными.

– Я малость выпил, а когда я выпиваю, всегда вспоминаю и жалею… – На мгновение его лицо прояснилось. – Берегите малыша, мэм! Следите за ним хорошенько! Не подпускайте слишком близко к воде! – Глаза мужчины наполнились слезами. Он вытащил из кармана коричневую фляжку, поднес ко рту и сделал глоток, как если бы содержащаяся в ней жидкость была его единственным спасением. Утерев губы рукой, он засунул фляжку обратно в карман. Расправив смятую шапочку и натянув ее на голову, он коснулся пальцами козырька, кивнул Джейн и пошел от нее.

Джейн смотрела ему вслед, не замечая, что рядом с ней стоит Луиза, пока та не коснулась ее рукой.

– Оливер тебя не побеспокоил?

– Что? Да он просто…

– Рассказывал тебе, что Томми напомнил ему его сына?

Джейн отрицательно покачала головой.

Он просто посоветовал мне держать мальчика подальше от воды.

– Некоторые из местных жителей, – кивнула Луиза, считают его сумасшедшим. Он бродит по пляжу круглый год, большей частью пьяный. Его сын утонул здесь летом, лет пять назад.

Джейн смотрела, как он шел, ссутулясь, а затем остановился.

– Боже мой! Это ужасно!

– Это была страшная трагедия. Жена оставила его с мальчиком, а сама пошла с девочкой перекусить. По-видимому, как рассказывают, он разговорился с каким-то мужчиной и забыл про своего годовалого сына. Ребенок куда-то исчез, позднее его нашли в небольшой луже, оставшейся от прилива. У него были темные волосы, как у Томми, и он был примерно его возраста.

Джейн отметила, что мужчина опять вынул фляжку и приложился к ней.

– Бедняга! – задумчиво промолвила она, а потом добавила: – Должно быть, в тот день он был пьян.

– А что случилось в тот день? – нахмурилась Луиза.

– О, я видела его на пляже, он вел себя так, как будто знает нас, – рассеянно ответила она. – Должно быть, его вина в гибели сына безгранична!

– Жена развелась с ним, забрала дочь и исчезла. Больше он их не видел. Он безобидный, но мысли его путаются, когда выпивает, забывает, что его сын мертв. Это действительно печально!

Джейн прижала к себе Томми. Она понимала горе и отчаяние этого человека. Она подумала о Джеке, представив себе, что бы она чувствовала, если бы ему удалось похитить сына. Разумеется, Джесси винила бы ее, но не больше, чем она винила бы себя сама. Возможно, как этот Оливер, она видела бы Томми в каждом малыше, страдая от своей вины и отчаянно пытаясь отогнать от себя воспоминания об этом.

Кто-то попросил Джейн отойти в сторонку, и она встала за Луизой.

Луиза разговаривала с журналисткой, которая держала микрофон.

– Слава Богу, наш дом пока уцелел, – говорила Луиза. – Большой ущерб, но, по крайней мере, он не на дне океана! Муж со своим другом смотрят, как пока укрепить один угол. Некоторые из наших соседей потеряли все!

Джейн старалась успокоить Томми, который хотел спуститься на землю. Она старалась отвлечь его и пересадила на другую руку. Пляж был слишком опасен для ребенка из-за грязи, досок, щепок, обломков, кусков кирпичей, стекла и другого мусора.

Луиза кивнула, отвечая на вопрос, уезжали ли они из дома.

– Да, мы уходили. Высота волн была ужасной! К счастью, у нас есть хорошие друзья, у которых мы смогли остановиться, – продолжая говорить, Луиза рассказала о Челси и о том, как долго они живут здесь.

Джейн почти не слышала Луизу. Она была занята мыслями об Оливере, потерявшем сына. Эти мысли вскоре вызвали у нее раздумья о Чарльзе и его потере.

Он тоже потерял жену и ребенка и тоже винил себя. Он тоже был охвачен чувством вины, только он не позволил этому чувству сломать себя, как это произошло с Оливером. Духовно и физически Чарльз был цельным и невероятно стабильным. Стабильным настолько, что он согласился с поручением защитить другую женщину и другого ребенка. Она еще раз поняла, почему ее истерика в тот день на пляже так глубоко задела его. Боже мой, думала она, неудивительно, почему он был так решительно против установления личных отношений с ней. Эмоционально он настроил себя на достижение одной цели: обеспечить их безопасность от Джека. Чарльз просто не подготовил себя к тому, что могло бы потребовать от него большего, чем его искусство в качестве частного детектива.

Джейн подняла глаза и увидела, что видеокамера направлена в ее направлении.

– У вас есть дом здесь, мадам? – спросила журналистка.

– Нет, у нас нет.

Журналистка сразу же потеряла к ней интерес. Обратившись к видеооператору, она сказала:

– Женщина, которая была в обмороке, пришла в себя. Мог бы ты снять ее на фоне камина с матрацем? – После этого вся группа направилась к несчастной женщине и ее мужу.

Луиза взяла Джейн за руку.

– Пойдем! Чарльз и Хэнк будут волноваться, что с нами случилось. – И они стали пробираться через толпу, осторожно обходя деревья и камни, выброшенные на берег мощным приливом.

Спустя несколько мгновений Джейн своими глазами увидела, что дом Коуэнов стоял цел и невредим, хотя в одном углу фундамент заметно пострадал от ударов волн.

Несколько часов Чарльз, Хэнк и еще другие мужчины укрепляли ослабленный угол. Один из друзей Хэнка пригнал экскаватор, чтобы выровнять грунт и забить траншею камнями. Больше всего пострадал от воды первый этаж. Джейн и Луиза спасли что могли, включая картину с рыбаками, которая, к удивлению, продолжала висеть на стене.

К пяти часам вечера Джейн измоталась. Временная подпорка была установлена, и большинство работавших мужчин ушли. Хэнк и Луиза стояли, обняв друг друга, и смотрели на выровнявшийся дом. Чарльз был без тенниски, которую он снял и повязал вокруг лба, чтобы пот не заливал глаза. Он развалился в полотняном кресле с баночкой содовой воды в руке. Томми, обложенный подушками с кровати, сладко спал поблизости в старой гребной шлюпке, которую кто-то подтянул ближе к дому.

Чарльз взглянул на Джейн, когда она присела на край шлюпки.

– Ты выглядишь очень усталой.

– Ты тоже, – ответила она. – Мне кажется, ты не присел весь день.

– Дом нужно было укрепить до наступления темноты, – сказал он будничным голосом, поднося банку с содовой ко рту.

Она встала и потянулась.

– Ну хорошо, мы готовы идти, как скажешь!

Чарльз смял банку и тяжело встал с кресла; развязал рубашку, встряхнул ее и набросил на голову, подошел к шлюпке, собираясь забрать Томми. Тотчас к ним приблизились Хэнк и Луиза.

– Ну что, ребята, уходите?

– Да. Джейн устала, а я чертовски проголодался!

44
{"b":"3304","o":1}