ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он посмотрел в сторону, но она успела заметить, что лицо его побледнело. Неожиданно она поняла, что он воспринимает то, что она сказала, не просто как одну из возможностей. В этом вопросе ему послышался упрек, что он не защитил ее и Томми. Так же, как он считал, что не защитил Анну и своего ребенка.

Успокаивая Тома, она подошла к двери, которую он собирался открыть.

– Чарльз, это не то, что я хотела сказать! Он взял у нее малыша, отстранил ее, но она видела, что злится он на самого себя.

– Хотела сказать что? – спросил он, нахмурясь. – Что я осложнил это дело? Хорошо, пусть я! Забудь про телевизионные камеры и про какие-то камкодеры! Меня наняли, чтобы я находился с тобой и Томми, и если бы я выполнял свою работу, а не старался заслужить благодарность доброго соседа, то мы не стояли бы здесь, размышляя, где, черт возьми, находится Джек!

Внутри коттеджа, в темноте, в пяти футах от входной запертой двери, стоял, ухмыляясь, Джек Грэм. Он быстро проскользнул во внутреннюю часть дома, ловко обходя надутый красный мяч для пляжа. Он очень старался, чтобы чего-нибудь не задеть, так как не хотел вызывать никаких подозрений, пока не придет пора действовать.

Проник Джек в дом через незакрытое окно с плохо закрепленным стеклом в комнате Томми. Слабая оконная рама обеспокоила Грэма. Если бы ветер при шторме был с этой стороны дома, то он мог бы выбить стекло, осколки которого попали бы на его сына!

Его сын! Ему нравились эти слова. Как только он услышал о рождении Томми, в своем ресторане он всем говорил, что у него есть сын. Ему не нравилось слово «крошка». Слово «сын» звучало нежно, близко и по-родственному связывало. А Джек был привязан к ребенку, несмотря на отказ Джесси выйти за него замуж. Джек не был похож на тех мужчин, которые относились к своим сыновьям или дочерям, как к обузе или ловушке. Ему было примерно столько же лет, как и Томми, когда исчез его отец, Джек хотел быть хорошим отцом: он будет знать своего сына.

Хороший отец начнется с сегодняшнего вечера, решил он, глядя через заднюю стеклянную дверь. За ней шла тропинка через дюны, которой он должен воспользоваться. Если они скроются от полицейских и Джейн, то он и Том могли бы куда-нибудь уехать. Может быть, на Запад или даже на Юг, в Техас – он всегда мечтал побывать в Техасе…

Джесси придется тогда пожалеть, думал он в приливе самодовольства. Она пожалеет, что не согласилась выйти за него замуж, что не поверила ему, а он ведь покончил со своими «друзьями». Теперь очень скоро она пожалеет, что отказывала ему в праве видеть Томми. Если бы только она была с ним, – Джек знал, – он не занимался бы чем-то плохим. Во всем ее вина…

Он прислушался к голосам по ту сторону входной двери, напоминая себе, что у него еще будет много дней впереди, чтобы насладиться местью Джесси. Много дней, чтобы подумать, жалеет ли она, что отказала ему в тот день. Она сказала, что ненавидит его, сказала, что никогда не позволит ему снова увидеть Томми. Теперь он улыбнулся про себя. Он поставит ее в затруднительное положение, в очень затруднительное…

Довольно! Он должен обеспечить исполнение своего прекрасного плана. Он в коттедже уже более часа, и это дало ему возможность продумать свои действия. Он положил пеленки и несколько спальных принадлежностей Тома в рюкзак, который припрятал на кухне.

Джек был одет во все темное, на ногах были кроссовки. Он потратил три недели, чтобы привести себя в хорошую форму. Даже бросил пить. После неудачной попытки в доме Джейн он пришел к заключению, что ему не хватило хладнокровия в ту ночь.

В эту ночь он был уверен в своей удаче и полностью сосредоточен на своем плане. Джек использовал те недели, когда он находился под наблюдением полицейских, для того чтобы продумать детали своего исчезновения из Харбора.

Он не мог убежать без ребенка. После исчезновения Джейн с Томми Джек обзвонил всех маркеров, которые были ему должны, всех, кто мог быть ему полезен, поговорил с каждым своим контактером в полиции в поисках информации. Ему удалось выяснить, что полицейские прячут его где-то на юге Новой Англии, однако точное местонахождение хранилось в секрете.

До сегодняшнего полудня.

Джек был горд, что он придумал гениальный ход. Это произошло несколько дней назад; блестящая его идея сработала так хорошо, что он почти стал сомневаться в действительном ее успехе.

Известие о том, что Джейн с ребенком находились в Челси, казалось ему слишком хорошим, чтобы быть правдой. Фактически он сразу насторожился. Все вышло так легко, что он опасался, не ловушка ли это. Приехав в Челси, он стал расспрашивать о всех недавно прибывших и без труда установил, где находится Джейн. Но сейчас, зная, что он нашел Томми и что только секунды отделяют его от того мгновения, когда он получит его, он все же размышлял, не подстроил ли все это Балтер.

Всегда с этим Балтером были у него неприятности, подумал Джек с внезапной боязливостью, которая отдалась в нем острой болью, когда он проверял, открыл ли он дверь, ведущую на веранду. Комиссар имел репутацию человека, который никогда не допускает, чтобы какое-либо расследование уходило из-под его контроля. Балтер любил получать благодарственные письма и памятные почетные грамоты.

Несомненно, он хотел добавить арест Джека к списку своих заслуг.

Прибытие полицейской машины некоторое время назад вызвало у Грэма на несколько секунд панику, пока он не убедился, что прибывший парень сидит в машине и рассматривает свои ногти.

Но при звуке голоса Олдена холодный пот пробежал по спине Джека. Частный детектив был одним из ассов Балтера, козырной картой.

Джек знал Чарльза Олдена. Он все знал об аварии с наездом, когда нарушивший правила шофер убежал, знал, что в результате этого погибла прежняя жена Олдена вместо него самого. Он знал также все о методической и всепоглощающей охоте Олдена за Карлом Метто. Олден не проигрывал!

Но было ли это хорошо продуманным ходом Балтера или нет, Джек не собирался позволить Олдену испортить себе настроение сегодня ночью. Джек глубоко вздохнул, предвкушая победу. Наконец-то он получит своего сына, и никто не может помешать ему!

– Не ты, Олден! – бормотал он про себя. – Возможно, Балтер думает, что ты можешь сделать невозможное, но у меня есть хорошенький сюрприз для тебя.

Джек сунул руку под бумажный свитер, и его пальцы ощутили рукоятку револьвера, который был засунут за пояс брюк. Вынув спокойно пистолет, он прицелился и широко улыбнулся; после этого он переложил его в более удобное место. По его виску струилась струйка пота. Кровь разносила по всему телу свежие порции адреналина. Когда он услышал, как звякнул открываемый замок входной двери, он распластался по стене в спальне Джейн.

Чарльз толчком раскрыл широко входную дверь, чтобы впустить как можно больше лунного света. Уличные фонари не горели, дома соседей стояли темные, если не считать мерцающего огня свечей в некоторых окнах. Чарльз держал на руках Томми и звал в дом Джейн.

С Томом на руках Чарльз прошел в кухню и через несколько секунд вернулся со свечой в подсвечнике.

– Телефон тоже все еще не подключен, – продолжил он начатый разговор, слегка поддав ногой красный мяч, который откатился к кушетке. Он прошел в комнату Тома, Джейн последовала за ним.

Положив ребенка в кроватку, Чарльз зажег свечу. Он отодвинул с дороги игрушечный грузовик, чтобы Джейн не споткнулась о него в темноте.

– На сегодня достаточно информации! Когда я позвоню Балтеру завтра утром, он точно скажет нам, что мы должны делать.

– Я не думаю, чтобы полиция предъявила нам какие-либо обвинения! – сказала она, выдвигая ящик комода в поисках чистого спального комбинезона. – Если бы они арестовали Джека, когда я сообщила им о попытке похищения, то мы не были бы сейчас в таком неопределенном положении.

– Не прошло бы и двадцати четырех часов, как он был бы выпущен под залог, – решительно заявил Чарльз, а в дверях добавил: – Я твои и свои вещи отнесу в машину. Я хочу, чтобы мы убрались отсюда в течение десяти минут!

46
{"b":"3304","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Луна для волчонка
Ключ от тёмной комнаты
Кофе на утреннем небе
Шарко
Честная книга о том, как делать бизнес в России
Тихий уголок
На Алжир никто не летит
Ждите неожиданного