ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джейн от отчаяния опустила глаза – она знала, что Мэри и Нора обожают романтические истории.

– Джесси всегда считала, что я очень сексуален и очарователен, – продолжал хвастаться Джек. – Даже многие юные полицейские верили, что я являюсь их лучшим другом. Все зависит от того, как ты умеешь преподнести себя! – сказал он сердито. – У тебя в квартире я забыл о том, чтобы представиться. Это была главная ошибка. Если бы я представился правильно, то получил бы своего сына уже тогда! – сказал он, снова меняя сердитый взгляд на самодовольную ухмылку. – И тогда у нас не было бы сейчас такого замечательного разговора!

– Я не вижу ничего очаровательного в тебе, и ты не получишь Томми, – сказала она, инстинктивно загораживая собой детскую кроватку.

– Отойди от него! – нагло улыбнулся Джек.

В тот момент Томми перевернулся и сел. В руках он крепко держал медвежонка. Но, когда Джек подошел ближе к кроватке, глаза ребенка широко открылись. При свете свечи тени становились зловещими.

– Смотри, ему нравится мой подарок! Правда, крошка Томми?

В первое мгновение смысл этих слов не дошел до сознания Джейн, но потом, когда она поняла их, ей захотелось вырвать медвежонка из рук малыша и швырнуть его в Джека.

Его глаза сузились, он угрожающе подошел ближе.

– У тебя с Олденом, по-видимому, какие– то трудности, – произнес он беспечно махнув рукой. – Эти старые девицы упоминали о помолвке, но я думаю, что вы просто пытаетесь прикрыть свою задницу. Но если бы я знал, что Олден собирается стать твоим телохранителем… – он улыбнулся, как если бы Чарльз заключил самое худшее соглашение, – я бы предупредил его, что ты принесешь ему только трудности, и ничего больше. Так же, как твоя сестра.

Джейн скрыла свое разочарование, когда он упомянул о Чарльзе. Он знал, что она была не одна! Она позволяла ему говорить, используя драгоценные секунды для того, чтобы продумать, как выйти из этого трудного положения. Она понимала, что он играет с ней, считая ее не более чем пылинкой, которую он смахнет со своего пути. Он легко мог помешать ей взять Томми на руки, поэтому она должна была сделать что-то другое. Чтобы не дрожали руки, Джейн сжала пальцы в кулаки.

Ее голова лихорадочно работала. Она напряженно прислушивалась к каждому шороху. Чарльз не покинул бы ее, она понимала это. И все же Джек вел себя так, как будто Чарльз не представлял никакой опасности. Ее взгляд снова остановился на припрятанном за поясом Джека пистолете. Нет, она не думала о такой возможности. Она не могла. Чарльз не мог быть…

Как бы почувствовав направление ее мыслей, Джек улыбнулся:

– Олден не сможет помочь тебе. А теперь убирайся от кроватки!

Она не двинулась с места, ее охватывал ужас.

– Где Чарльз?

Сделав шаг вперед, Джек схватил ее за руку, и Джейн вздрогнула. Она вспомнила, насколько зол был Чарльз, когда она объяснила ему происхождение своего синяка.

Она попыталась вырваться.

– Убери свои руки от меня, ублюдок! Я спрашиваю тебя, где Чарльз?

– Забудь о своем дружке! – сказал Джек, отталкивая ее. – Я уже позаботился о нем!

Позаботился о нем?.. Все закружилось к нее в глазах.

Он посмотрел на нее, потом наклонился и, приблизив к ней вплотную свое лицо, сказал, нагло ухмыляясь:

– Да, я застрелил этого сукина сына и разбрызгал его кровь по смятой постели, где он и ты занимались любовью. – С этими словами он оттолкнул ее в сторону, заставив споткнуться, так как его слова врезались в нее беспощадной реальностью.

Она не могла примириться с этим. Ее разум просто отказывался поверить в это, страх медленно уступал место жестокой ярости, не оставляя сомнений, что она могла бы убить этого мерзавца.

Джек потянулся к Томми, но прежнее спокойствие малыша исчезло.

– П-плохой д-д-дядя! – заплакал ребенок, потянувшись ручонками к Джейн.

– Ш-ш-ш, крошка Томми, я твой папа! Ты и я должны узнать друг друга! – тихо говорил он, пытаясь успокоить мальчика и унять его слезы.

У нее перед глазами проплыло лицо Чарльза. Кровь там, где они занимались любовью! Кровь на его теле, о Боже… Джейн в ужасе тряхнула головой. Томми! Она должна защитить хоть его!

Безумными глазами она искала что-нибудь, чем могла бы ударить Джека, но все вокруг было мягким, все, кроме…

Она незаметно нагнулась и потянулась рукой к грузовику, который Чарльз купил Томми, а сегодня оттолкнул с дороги в сторону, чтобы он не мешал. Ее пальцы крепко сжали твердый металлический корпус машины. Она медленно выпрямилась и замахнулась.

Он неожиданно обернулся и понял, что она собирается сделать.

– Сука, – прорычал он, а затем ударил ее наотмашь тыльной стороной руки. Грузовик пролетел по воздуху, разбил оконное стекло и оказался на улице.

Джейн с шумом повалилась на детскую кроватку, голова ее гудела. Оглушенная, она обхватила руками стенки кроватки, борясь с подступающей тошнотой и головокружением. В оставшемся ясном уголке ее сознания билась мысль: он убегает! Он уносит Томми!

В каком-то безумии, собрав остатки своих сил, подталкиваемая страхом, Джейн, пошатываясь, вышла из комнаты. Она увидела, что Джек стоит в проеме раздвижной стеклянной двери на веранду. В его руках, стараясь освободиться, извивался Томми. В конце концов Джек засунул малыша под мышку. Ребенок пронзительно кричал.

Джейн почувствовала отчаяние. Она должна остановить Джека. Когда она двинулась вперед, чья-то рука сзади схватила ее. На какой-то безумный миг Джейн почувствовала, что ее душа расстается с телом.

– Отойди назад, – раздался голос Чарльза. Он притянул Джейн к стене, ближе к ее спальне, где стоял сам. В руках у него был пистолет, направленный прямо на Джека.

– Он сказал, что ты мертв, – вымолвила Джейн с облегчением.

– Не совсем, – тихо произнес он. Она смогла разглядеть кровь на его лице, которая струилась из отвратительной раны сбоку на голове. – Опусти мальчика на пол, Грэм!

Джейн схватила Чарльза за руку с пистолетом.

– Ради всего святого, не стреляй! – безумно прошептала она. – Ты можешь промахнуться и ранить Томми!

– Спасибо за доверие! – сухо отозвался Чарльз. В этот момент повернулся Джек, освещенный лунным светом. Томми слабо барахтался, его плач перешел в хныканье. Джек угрожающе помахал своим пистолетом.

– Я должен был прикончить тебя, Олден!

– Да, ошибки дорого стоят! Теперь не делай главной! Отдай ребенка Джейн!

Однако Джек еще крепче прижал к себе малыша. Затем, к ужасу Джейн, он направил дуло пистолета в грудь Томми.

– Он мой! Черт возьми, он мой!

Голос Чарльза прозвучал настолько спокойно, что Джейн была ошеломлена его самообладанием. Ее глаза были прикованы к пистолету Джека.

– Я понимаю, – сказал Чарльз, – он твой сын, Грэм! Часть тебя, но ты причиняешь ему боль!

– Нет! – выкрикнул Джек, выпрямляясь. – Я никогда не причиню ему боли! Я люблю его! Я хочу, чтобы и он любил меня. Я хочу быть ему отцом!

Глаза Джейн были полны слез от страха за Томми. Лицо малыша покраснело. Она взмолилась:

– Джек, ты задушишь его! Пожалуйста… – Она хотела броситься к Тому, но Чарльз держал ее.

– Грэм, послушай меня, – сказал Чарльз успокаивающе. – Ты его отец. Этого никогда не изменишь!

– Она сказала, что я не смогу больше его увидеть! Я должен был это сделать. Она вынудила меня! – произнес он, запинаясь. – Она вынудила меня…

– Но это не путь, приятель! Если ты хочешь ему добра…

– Я люблю его!

– … То ты должен сделать все, чтобы ему было хорошо!

Джек все еще держал пистолет слишком близко от Томми, и Чарльз не мог хорошо прицелиться. Джейн боялась дышать, она слышала каждое всхлипывание малыша. Джек ногой оттолкнул раздвижную дверь. Он отступал на веранду. Каждые несколько секунд он оборачивался, чтобы видеть ступеньки.

– Спрячься за меня! – тихо приказал Чарльз Джейн. Он двигался вперед, держа палец на спусковом крючке пистолета.

– О Боже, нет! Чарльз, пожалуйста… – проговорила она.

48
{"b":"3304","o":1}