ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ну, хорошо… – сказала она, с трудом подбирая слова для будораживших ее мыслей. – Я думаю, что… пожалуй… все… – не окончила она фразы и быстро наклонила голову, чтобы он не увидел, как это было трудно для нее.

Тогда он подошел к ней ближе, взял за подбородок и приподнял ее голову. В течение долгой секунды их дыхание смешивалось, и они не отрывали глаз друг от друга.

Джейн почувствовала, как ее сердце учащенно забилось. Если бы она поднялась на цыпочки, то смогла бы поцеловать его.

Чарльз не приблизил свои губы к ее лицу, но она увидела, что его лицо на мгновение озарилось каким-то чувством.

– Поцелуй меня! – прошептала она. Она не могла поверить, что он уйдет просто так, улыбаясь, не сказав слов прощания! Она понимала, что ее гордость растоптана, но ей хотелось в последний раз насладиться вкусом его поцелуя. Большим пальцем он тронул ее нижнюю губу и осевшим вдруг голосом, который, как она уже знала, свидетельствовал о борьбе с собственным возбуждением, спросил:

– Разве ты уже забыла о том, что я говорил тебе?

Она не забыла! Но теперь она думала лишь о том, что больше никогда не будет с ним так близка!

– Что я забыла?

Он колебался, как будто ему было трудно говорить.

– Что ты целуешь очень жарко, дорогая!

– Ты тоже! – пробормотала она. – Ты тоже…

– Мы не должны…

– Я знаю! – Но она хотела этого и, поскольку боялась, что он отпустит ее и не станет целовать, сама прикоснулась губами к его рту. Джейн почувствовала жгучую радость, оттого что его губы жадно ответили ей, а его язык прикоснулся к ее нёбу. Ей хотелось, чтобы этот страстный, захватывающий поцелуй длился бесконечно!

Но, к сожалению, он кончился! Он поцеловал ее еще раз и еще раз, нежнее и слаще, но потом пошел к двери. По дороге он остановился и секунду смотрел на нее. Джейн хотелось верить, что она прочла в его глазах сожаление, но она не была в этом уверена. Может быть, это было облегчение.

Она всегда хотела, чтобы расставание у них было таким же драматическим, как и начало в тот день, когда он пришел, чтобы взять ее с собой на мыс.

Он приехал тогда в кожаной куртке и джинсах, держался на расстоянии, но с чувством достоинства, которое не было характерно ни для одного из мужчин, которых она когда-либо знала. Она была насторожена, но заинтригована. Эта заинтересованность переросла в любопытство, очарование и страсть и в конце концов в любовь! Однако после этого не последовало «счастья навеки». Их взаимоотношения просто кончились. Не было никакого душераздирающего расставания, были простые слова, сказанные тихим шепотом:

– До свидания, Джейн Олден!

После этого дверь за ним бесшумно закрылась.

Не разматывая телефонный шнур, она потерла палец. Ее звонок, вероятно, был ошибкой! Может быть, он не хотел получать от нее никаких сообщений; может быть, ей не следует говорить таких фраз, как «Да, между прочим, я беременна!», при отсутствии между ними каких бы то ни было взаимоотношений. Может быть, он и не хочет ничего от нее! Даже собственного ребенка! Может быть…

В дверях стояла Джесси.

– Я должна сказать тебе кое-что!

Джейн удивленно моргнула, отметив про себя резкое изменение в поведении сестры.

Джесси взъерошила свои густые темные кудри и нервно проглотила слюну. Джейн не могла припомнить, чтобы сестра была когда-либо растерянной.

Отбросив в сторону свои бесконечные мысли о Чарльзе, Джейн пошла обратно в гостиную. Когда они вновь уселись на кушетку, спросила:

– В чем дело?

– Я думаю, что во всем этом виновата я. Я имею в виду, когда я в последний раз видела Джека, и он… Я должна была знать, что он просто так не исчезнет, – проговорила Джесси нервным, дрожащим голосом. – Сначала он так неистовствовал, что я отказала ему, но потом успокоился и в последние мгновения держал себя в руках. Я имею в виду, что он даже помог мне подобрать с пола… И потом я была так поглощена сборами в последнюю минуту в связи с моей командировкой в Австралию… О Боже… – сказала она, начиная дрожать.

– Помедленнее, – сказала Джейн, успокаивающе обнимая Джесси. – Я не могу следить за тобой. Успокойся!

Джесси сделала глубокий вздох.

– Я говорила ему ужасные вещи, кричала, чтобы он убирался из моей жизни, что я никогда не позволю ему видеть Томми… – Она поднесла пальцы к глазам, голос ее изменился. – Я хочу, чтобы ты рассказала мне все, что говорил обо мне Джек.

Джейн хотела сказать ей, что это не имеет никакого значения. Джека арестовали без права освобождения под залог из-за его связей с мафией. Вероятно, его направят в тюрьму. Томми в безопасности. Но она понимала, что Джесси нужно было во всем разобраться. У Джейн тоже остались вопросы без ответов. Мягким голосом она сказала:

– Он обвинял тебя за то, что забирает ребенка. Джек хотел причинить тебе боль за ответ на твой предполагаемый отказ.

– Это было не предположение. Я отказала ему.

– Но это было не совсем так, поскольку родился Томми.

– Да, но я не закрывала окончательно двери. Он был отцом малыша, и я не знаю… – Она обхватила свою голову руками. – Боже, Джейн, иногда я казалась себе злобной бабой, которая отказывает ему в естественном праве навещать ребенка! Иногда мы разговаривали, и несколько раз я разрешала ему встречаться с Томми.

– Я не знала, что ты видишься с ним.

– Я не говорила тебе, поскольку знала, что ты будешь злиться и читать мне длинные нотации. Ты дала мне ясно понять, что не одобряешь его с самого первого дня, когда я привела его домой, после того как мы познакомились в Атлантик-Сити, – сказала Джесси безо всякой озлобленности.

– Джесси, вопрос был не в одобрении. Вряд ли оно было тебе нужно от меня. Я просто не доверяла ему. Может быть, из-за Роберта, я не знаю, но мне казалось, что Джек принадлежит к такому же привлекательному, многоулыбающемуся типу людей.

– Ты всегда говорила то, что думаешь. Я знаю, в это трудно поверить, но я действительно любила его сначала. Лишь некоторое время спустя после того, как мы сошлись с ним, я поймала его несколько раз на том, что он лжет мне. Однажды он сказал мне, что едет в Чикаго, а позднее я узнала, что он отправился в Атлантик-Сити с каким-то молоденьким полицейским и показывал ему злачные места. Были и другие вещи. Например, он говорил мне, что большую часть денег имеет от своего ресторана, тогда как на самом деле он получал их от мафии.

– Ты знала о его незаконных делах и все же продолжала встречаться с ним? – в ужасе спросила Джейн.

– Когда узнала, я была уже беременна.

Я была в ужасе от его грязных махинаций. Говорила, что не могу больше с ним встречаться и что не позволю, чтобы он оказывал тлетворное влияние на моего ребенка. Он немедленно начал романтическую атаку на меня, для того чтобы вернуть меня обратно, как будто цветы и дорогие обеды могли заставить забыть, кем он был. Но Джек может быть очень убедительным, и в большинстве случаев его объяснения звучали логично… Теперь я понимаю, что они звучали логично потому, что я не хотела посмотреть правде в лицо.

Джейн не была уверена, что ей хочется точно знать все подробности их отношений.

– Какой правде?

– О Боже… – содрогнулась Джесси.

– Ну, говори же! – Джейн почувствовала, что все внутри у нее замирает. Что бы ни сказала Джесси, она инстинктивно чувствовала, что это ей не понравится.

– Он пришел повидаться со мной перед моим отъездом в Австралию. Он сказал, что завязывает со всей незаконной деятельностью, в том числе с полицейскими новобранцами. Он боялся, что полиция уже вышла на него. Он хотел уехать и начать жизнь заново со мной и Томми. Он просил меня выйти за него замуж и дать ему еще один шанс.

– И это было после того, как ты полностью ему отказала?!

Она покачала головой.

– За несколько дней до того, как Джек пришел ко мне, я узнала, что один из молодых полицейских, с которыми Джек ездил в Атлантик-Сити, совершил самоубийство!

– Да, именно это и ускорило полицейское расследование. Чарльз мне говорил об этом. Но полиция не стала предавать этот факт гласности и печатать сообщение об этом в газетах.

52
{"b":"3304","o":1}