ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Джуди Доннели помолчала. Она догадывалась, что с дочерью творится что-то странное, но, зная ее характер, боялась заводить откровенный разговор. Та запросто могла бы встать и уйти, попросив не лезть к ней в душу.

Сквозь тонкие зеленые занавески пробивались последние лучи заходящего солнца, и комната Кэролайн походила на аквариум. На аквариум, в котором плавали воспоминания... Вдруг она ощутила, что задыхается. Что не хочет больше находиться в этой комнате, да и вообще в этом доме. Здесь все было пропитано прошлым, а она старалась его забыть.

Кэролайн вскочила и стала оглядываться по сторонам в поисках сумочки. Сообразив, что, видимо, оставила ее в гостиной, направилась к двери.

– Милая, ты к гостям? – поднялась следом за ней мама.

– Нет, я еду домой, – откликнулась та из коридора.

Джуд Доннели всплеснула руками. Напрасно она рискнула и затеяла весь этот праздник! Предупреждал же муж, что ничего хорошего из этого не выйдет! Кэролайн, кажется, не шутит, действительно собирается уходить.

– Но как же гости? Это неприлично! – попыталась воззвать она к здравому смыслу дочери.

Но та, спускаясь по лестнице, бросила через плечо:

– Неприлично говорить, что предстоит скромный семейный ужин, и приглашать толпу. Извини, мама, но я здесь чувствую себя не в своей тарелке. Скажи всем, что у меня разболелась голова и я вынуждена была уехать...

Джуди не знала, что возразить. А Кэролайн, воспользовавшись этим, заглянула в гостиную, взяла сумочку, лежащую на кресле, и отправилась по длинному коридору к выходу. Из столовой доносились голоса людей. Кто-то (вроде бы кузина) громко разглагольствовал о модных новинках, чей-то баритон интересовался, будет ли торт... Про виновницу торжества, кажется, никто и не вспоминал.

Напоследок Кэролайн взглянула на расстроенную маму. Хотела что-то сказать в оправдание – мол, действительно приболела, или что-то в этом роде, – но промолчала. Махнула рукой и вышла за дверь.

2

Следующий день в нью-йоркской квартире мисс Доннели начался абсолютно так же, как и все предыдущие дни в течение нескольких лет. Она проснулась, приняла контрастный душ – для бодрости, выпила кофе, посмотрела утренние новости. Потом распахнула гардероб, достала костюм, который, в соответствии с графиком, следовало сегодня надеть. Облачившись в бежевую юбку длиной чуть ниже колена и того же цвета приталенный пиджак, взглянула в зеркало. Безупречно. Так, как и подобает выглядеть деловой женщине.

Кэролайн покупала готовую одежду, считая, что походы к портным отнимают драгоценное время. Раз в сезон она проходилась по магазинам, тыча пальцем в висящие на вешалках вещи:

– Это, это и это несите в примерочную. Хотя нет, у этой юбки вызывающий разрез. Подберите что-нибудь поскромнее...

Продавцы обычно не прекословили состоятельной клиентке, хотя и считали, что ее манера одеваться скучна и старомодна. А если какая-нибудь девушка-консультант все же советовала приобрести яркий шарфик или оригинальный аксессуар, то тут же замолкала, встретившись с надменным взглядом покупательницы. Кэролайн всегда точно знала, что ей нужно, и не нуждалась в рекомендациях смазливых девиц.

Смахнув воображаемую пылинку с бежевого пиджака, она заплела волосы в косу и закрутила ее на затылке. Едва тронула ресницы тушью, а губы помадой и посмотрела на часы. Стрелки показывали тридцать пять восьмого. И это было весьма странно, ведь прошло уже пять минут с тех пор, как Энди должен был позвонить и сообщить, что машина готова. Кэролайн ценила подчиненных за пунктуальность, и к водителю у нее никогда не возникало претензий. Неужели что-то случилось? Вроде с машиной было что-то не в порядке...

В этот момент раздался телефонный звонок. Сработал автоответчик, и по комнате разнесся голос секретарши:

– Мисс Доннели, Энди не заедет сегодня за вами, он заболел. Об этом только что сообщила его жена. И еще она сказала, что это, видимо, надолго...

– Да, Бетти, я поняла. Спасибо. – Кэролайн сняла трубку, отключив громкую связь. – Возьму такси. У меня есть важные встречи в первой половине дня?

Секретарша пошелестела страницами ежедневника и сказала, что примерно через час собирался зайти Джеймс Бартон, обсудить какой-то вопрос...

Через двадцать минут Кэролайн уже входила в двери высотного офисного здания. Именно здесь на двадцать втором этаже заседало руководство фабрики сладостей «Ваниль и Шоколад». Направляясь от лифта к личному кабинету и кивая по пути подчиненным, мисс Доннели мысленно прокручивала в голове вчерашний вечер. Что, интересно, сказала мама гостям, когда она сбежала? Если, конечно, в объяснениях была необходимость. Вполне могло статься, что никто и не заметил ее отсутствия...

В последнем она напрасно сомневалась. Явившийся чуть позже Джеймс Бартон жизнерадостно сообщил, минуя приветствия:

– Свечки на торте пришлось задувать без тебя. Лично я загадал, чтобы доходы нашего предприятия выросли в два раза. Как голова? Не болит?

– Уже прошла, – отозвалась Кэролайн, сделав вывод, что мама списала ее уход с праздника на мигрень. – А вчера просто раскалывалась...

– Странно, – заметил Джеймс, облокотившись на стол, за которым сидела сестра его жены, и глядя ей прямо в глаза. – Джуди про головную боль даже не заикалась. Сказала, у тебя проблемы с желудком.

Он выдержал многозначительную паузу и продолжил:

– Признайся, это же вранье, да? Ты просто наплевала на гостей и ушла домой, так ведь?

Мисс Доннели выругалась про себя. Все-таки подловил ее на лжи! Как глупо... Но она сделала вид, что не заметила иронии в его словах. Вместо этого предложила перейти к делам.

Работать бок о бок с бывшим любимым первое время было тягостно. Причем несостоявшийся жених вел себя как ни в чем не бывало – шутил, веселился, улыбался и постоянно пытался залезть в душу. Как будто не он расколотил сердце Кэролайн вдребезги, бросив ее ради сестры! Что еще больше убедило ее в том, что мужчины в основной массе – подлецы. Но со временем у нее словно выработался иммунитет на Джеймса, и она научилась вести себя так, как будто между ними никогда ничего не было.

– Ладно, вижу, ты неразговорчива. – Мистер Бартон, похоже, смирился, что продолжения беседы не будет. – Я хочу тебя кое с кем познакомить. Ты слышала что-нибудь про рекламное агентство мистера Джонсона?

Кэролайн сделала неопределенный жест рукой.

– Так вот, Уильям Джонсон сидит сейчас в твоей приемной, – сказал мужчина. – И вот почему... Мы давно не проводили широкомасштабных рекламных акций. А конкуренты времени зря не теряют. Последний опрос покупателей в супермаркетах Нью-Йорка показал, что слово «сладости» у них ассоциируется в первую очередь с торговой маркой «Сладкая жизнь», а «Ваниль и Шоколад» всего лишь на четвертом месте...

Мисс Доннели внимательно слушала Джеймса, согласно кивая. Она и сама подумывала о том, что пора бы запустить рекламную кампанию.

– И если мы сговоримся с Уильямом, то не прогадаем, – мужчина так увлекся, что начал активно жестикулировать, рискуя сбить со стола начальницы подставку для карандашей или телефон. – Его агентство может разработать пару роликов для телевидения, придумать какой-нибудь небанальный слоган, провести акцию... Да все что угодно! Кстати, он мой давний друг, вместе учились в колледже...

– Это меня не интересует, – перебила мисс Доннели. – И, пожалуйста, не размахивай руками. А насчет рекламы... Идея своевременная. Но почему мистер Джонсон явился сюда лично? Разве у него нет агентов для таких случаев?

Джеймс хитро улыбнулся:

– Я полагаю, он рассчитывает на долгосрочное сотрудничество. Поэтому и пришел сам, чтобы обговорить все нюансы. Так ты его примешь?

Кэролайн не возражала. Мистер Бартон выскочил за дверь и через минуту вернулся в сопровождении высокого мужчины в светло-сером костюме.

– Добрый день. Меня зовут Уильям Джонсон, – представился вошедший.

3
{"b":"3306","o":1}