ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Почему вы разговариваете со мной таким тоном? – вскинула голову Кэролайн. – Я сейчас же иду к вашему начальнику! Как его там... К Тому Митчеллу!

Мужчина пожал плечами:

– Это как вам будет угодно. Только его зовут Тед, а не Том. И ходить никуда не нужно, поскольку Тед Митчелл это я. Приятно познакомиться.

Поняв, что попала в глупое положение, мисс Доннели осеклась. Что, собственно, она могла еще сказать? Попросить, чтобы он уволил самого себя за то, что был груб и невоспитан?

И тут внезапно случилось то, чего Кэролайн старалась не допускать ни в коем случае, даже находясь в одиночестве. Ее глаза наполнились слезами, и в следующую секунду первая капля покатилась по щеке, сорвалась с подбородка и разбилась о бетонный пол ангара. За ней последовала вторая, за второй – третья, и так далее, и так далее...

Мисс Доннели беззвучно плакала.

Для тридцативосьмилетнего Теда Митчелла сегодняшний день тоже был не самым легким. Много работы, очень много. Не выдалось времени даже заглянуть домой на обед, пришлось довольствоваться бутербродами с ветчиной и кофе. Стоит ли говорить о том, что появление клиентки в конце рабочего дня не прибавило ему хорошего настроения? К тому же она оказалась такой вздорной!

Не то чтобы женщина была уникальной в своем роде. За те десять лет, что он купил этот ангар и оборудовал в нем автосервис, всякий народ попадался. И все же ужасно придирчивой мисс – именно так он мысленно окрестил ее – удалось вывести его из себя. А ведь, судя по всему, она начальница, и даже секретарша имеется. Ох, наверное, достается бедной девушке, да и остальным подчиненным от этой особы!

И вот когда Тед уже был готов высказать необоснованно недовольной клиентке все, что накипело... он вдруг увидел в ее глазах слезы. Сначала не поверил, пригляделся – да, действительно, женщина в бежевом костюме плакала. Без всхлипов и рыданий, как-то тихо и обреченно.

Он слегка растерялся, поскольку не ожидал такого поворота событий. Что же я, действительно так груб, пронеслось в голове. Вот, пожалуйста, довел до слез...

– У вас что-то случилось? – спросил он тихо.

Женщина покачала головой и закрыла лицо руками.

Мистер Митчелл подошел к столу с кассовым аппаратом, открыл ящик, вынул бумажные салфетки и протянул плачущей клиентке со словами:

– Вот, возьмите. Может, чашечку кофе? Не настоящего, правда, из автомата, но пить можно.

Та проглотила стоящий в горле ком, промокнула влажные щеки салфеткой и ответила:

– Со мной все в порядке. Нет, правда, не беспокойтесь. Я сейчас уйду. Извините. Просто все так печально...

Она пыталась успокоиться, но слезы все катились и катились из глаз.

– И все-таки я налью вам кофе, – решил Тед. – Пойдемте, усажу вас куда-нибудь.

Мужчина осторожно взял ее под локоть и повел в комнату отдыха – чтобы там, подальше от любопытных глаз напарника, плачущая клиентка могла прийти в себя. Сам он не выносил женских слез и сейчас готов был сделать все, чтобы странная мисс перестала тихонько всхлипывать. Ведь не выставлять же ее в таком состоянии на улицу!

Через несколько минут Кэролайн сидела на стареньком диванчике и держала в руках чашку с горячим кофе.

– Я не знал, сколько вам кусочков сахара, и на свой страх и риск положил два, – сообщил Тед.

Она повернула к нему заплаканное лицо:

– Именно столько я бы и сама положила. Спасибо вам. Вы очень добры.

Немного помолчали. Владелец мастерской чувствовал, что должен сказать что-то успокаивающее, но не мог придумать, что именно. Первой тишину нарушила Кэролайн.

– Могу я задать вам один вопрос? – спросила она и после его кивка продолжила: – Как вы считаете, я «синий чулок»?

Мистер Митчелл окинул женщину взглядом. На вид – чуть больше тридцати, костюм из дорогого магазина, но не сказать, что ей идет, прическа тоже скучновата...

– Ну... Я не стал бы заявлять столь категорично... – начал он, тщательно выискивая слова. – И потом, только по внешнему виду нельзя сделать таких выводов, а я недостаточно вас знаю, чтобы судить об этом.

Кэролайн вздохнула:

– Мне все понятно. Вы говорите так, чтобы не обидеть. На самом деле все очевидно – я «синий чулок», и это ясно с первого взгляда.

Тед внимательно посмотрел на женщину, боясь, что она снова заплачет, однако, похоже, ей удалось взять себя в руки. Отставив чашку с недопитым кофе, клиентка вынула из сумки зеркальце.

– Мне неудобно за то, что побеспокоила вас, – произнесла она, разглядывая себя. – Уже ухожу. Как вы сказали, за автомобилем можно прийти завтра после полудня?

– Да, все будет сделано, – ответил мужчина и неожиданно предложил: – Знаете что, давайте я вас довезу, куда скажете.

Он вдруг почувствовал ответственность за эту женщину. Мало ли что еще надумает по дороге! А так, по крайней мере, его душа будет спокойна, что она добралась до дома.

– О нет, это слишком. Я и так злоупотребила вашей добротой.

Кэролайн встала с дивана и заторопилась уйти. Неловко повернувшись, задела полупустую чашку, и кофе выплеснулся на бежевую юбку.

Все произошло так быстро, что она даже не знала, как реагировать на случившееся. Ей не было жалко одежду, и она не обожглась. Скорее всего, испытала растерянность и досаду за собственную неуклюжесть.

– Ну вот. Логичное завершение неудачного дня, – обреченно произнесла мисс Доннели. – И зачем вообще я сегодня встала с постели...

– Это судьба. Теперь, думаю, вы не будете сопротивляться тому, чтобы я довез вас домой, – улыбнулся Тед. – Не поедете же вы на метро с таким пятном.

Кэролайн ничего не оставалось, как согласиться.

Через несколько минут мистер Митчелл, сменивший рабочий комбинезон на хлопковую рубашку и джинсы, сидел за рулем темно-синего «бьюика». Уже окончательно пришедшая в себя и успокоившаяся клиентка расположилась на соседнем сиденье.

– Автомобиль, конечно, не такой шикарный, как ваш, но зато исправен. Домчимся быстро, – сообщил мужчина, выруливая за ворота автосервиса.

– У меня тоже есть «бьюик», – отозвалась Кэролайн. – Я езжу на нем, когда нужно в супермаркет или к родителям в гости. Но это бывает редко. Много работаю, поэтому продукты мне привозят по заказу, а с мамой общаюсь по телефону.

Она смотрела на мужчину с благодарностью и удивлялась, как такой отзывчивый человек поначалу мог показаться ей грубым. Крепкие загорелые руки уверенно сжимали руль, ветерок, залетевший в окно, трепал черные короткие волосы, а в неглубоких морщинках на переносице угадывалась твердость характера.

– Я могу узнать, что с вами случилось? Почему вы расстроились? – поинтересовался Тед, не отрывая взгляда от дороги. – Впрочем, если это не мое дело, то так и скажите.

– Это не секрет, – грустно улыбнулась мисс Доннели. – Просто я узнала, что кое-кто за глаза называет меня «синим чулком». Глупо, да? Ведь обижаться здесь не на что, это правда. – Увидев, как с опаской покосился в ее сторону мужчина, она сочла нужным добавить: – Не бойтесь, я больше не расплачусь. Это вообще мне не свойственно. Уж не знаю, что сегодня произошло...

– То есть вы никогда не плачете? – уточнил мистер Митчелл.

– Да, стараюсь держать эмоции под контролем, – сообщила Кэролайн. – Зачем другим людям знать, что творится у меня на душе?

Мужчина промолчал. А его попутчица продолжила:

– Просто мне так хотелось надеяться, что люди ценят во мне ум и деловые качества. А оказалось, они видят лишь неказистую внешность.

– Ну тут вы перегнули палку, – возразил Тед. – Что значит неказистая внешность? Вы прекрасно выглядите для своего возраста, вам не дашь больше тридцати...

– А мне и есть тридцать, – со вздохом отозвалась Кэролайн. – Вчера был мой день рождения. И я позорно сбежала с торжества по этому поводу.

Она внезапно прониклась доверием к случайному знакомому и неожиданно для себя принялась рассказывать, как собиралась прошлым вечером на семейный ужин, а приехала на вечеринку, организованную в ее честь. И что гости веселились, а ей было не по себе. И что она сбежала с праздника, поняв, как ужасно одинока, даже находясь среди родных и знакомых.

7
{"b":"3306","o":1}