ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Короли Жути
Тринадцатая сказка
Клыки. Истории о вампирах (сборник)
Натуральный сыр, творог, йогурт, сметана, сливки. Готовим дома
Счастливый животик. Первые шаги к осознанному питанию для стройности, легкости и гармонии
Честь русского солдата. Восстание узников Бадабера
Дерево растёт в Бруклине
Дама Великого Комбинатора
Рубеж атаки
A
A

Такая перспектива совсем не радовала. И чтобы еще больше утвердиться в неожиданно зародившемся намерении отправиться в Штаты, Софи достала письмо, самое первое из полученных, и вчиталась в строчки:

Привет, Принцесса. Извини, чаще писать не удается –  очень много дел. У меня все нормально, постоянно вспоминаю встречи с тобой. Когда приеду, не знаю, шоу-бизнес такая сложная штука, что даже на пару дней отлучиться нельзя. Вернешься, а тебя уже все забыли. Вот встречу хорошего продюсера, раскручусь, и тогда...

По правде говоря, письмо было короткое, всего одна страница, исписанная размашистым почерком. И все пять посланий, казалось, строчились под копирку: «все нормально, не скучай». Общие фразы, словно Этьен не вкладывал в слова душу, а поскорее хотел закончить и заняться чем-то более для себя интересным.

Но Софи это мало волновало. Может, он действительно занят, мысленно оправдывала она молодого человека. Чтобы стать известным музыкантом, надо много репетировать. Ведь пишет же письма, и это самое главное. Пусть редко, пусть мало, и все же...

Было еще кое-что в этих посланиях, заставляющее сердце Софи учащенно биться. Подпись в конце: «Крепко целую, всегда твой Этьен». Эту строчку она перечитывала по несколько раз, представляя, как касается губами губ возлюбленного.

Вот и вчера, получив письмо, девушка первым делом посмотрела в конец страницы. Написал ли он те важные слова? Когда глаза прочли знакомое «...целую, твой...», душа успокоилась. Пишет, значит, ничего не изменилось. Значит, любит! И пусть про любовь открытым текстом ничего не сказано, она искренне верила, что умеет читать между строк.

Софи лежала на кровати, вспоминая приезд Этьена на последнее Рождество. Как однажды, после университета, она забежала в булочную и нос к носу столкнулась с высоким парнем в кожаной куртке и с длинным батоном в руках.

– Привет, Недотрога! – воскликнул он. – Ты совсем не меняешься. Все зубришь?

Софи с удивлением посмотрела на незнакомца, и из памяти всплыло лицо соседского мальчишки.

– Этьен Мартен? – неуверенно произнесла она.

– Ну да! Не узнала? – улыбнулся тот. – Давай покупай что хотела, я провожу тебя, нам же по пути. И сумку помогу донести. Наверное, снова запихала туда целую библиотеку?

Софи пробормотала в ответ что-то невнятное, но помощь приняла. Вскоре они шли по улице и болтали. То есть болтал Этьен, а она тащилась молча, кивая или качая при необходимости головой.

– Живу в Лос-Анджелесе, это, между прочим, столица шоу-бизнеса. Неплохо зарабатываю, есть возможность снимать квартиру, – неустанно молол языком парень. – Совершенно не жалею, что бросил университет. Образование ни к чему, если есть талант. Скоро стану знаменитым гитаристом, а ты будешь всем рассказывать, что запросто шла рядом с Этьеном Мартеном. Как только выпущу первую пластинку, обязательно пришлю тебе одну с автографом. Хочешь?

Софи кивнула. Она никак не могла прийти в себя от неожиданности. Чтобы щуплый мальчишка из соседнего дома, выгуливавший свору собак, вырос в такого красавца... И к тому же скоро станет всемирно знаменитым... Это не укладывалось в голове.

– Ну, вот и твой дом, – сказал Этьен, подходя к аккуратно покрашенному забору. – Что делаешь завтра вечером?

Вопрос поставил Софи в тупик. С чего бы ему этим интересоваться? Разумеется, сидит дома. Как и всегда, впрочем.

Молодой человек, увидев замешательство девушки, пояснил:

– Хочу кое-куда тебя пригласить. Может, встретимся в шесть? Вечер с будущей суперзвездой – разве не заманчиво?

Мозг Софи заработал с утроенной скоростью. Он приглашает ее! На свидание! Конечно, она согласна, но что скажет мама? А если у нее, как всегда, заболит сердце? Нет, она ничего не должна знать. Значит, надо солгать, что факультативные занятия перенесли на вечер!

Этьен, истолковав молчание девушки по-своему, произнес:

– Ну, если не можешь...

– Нет-нет, я могу! Значит, завтра в шесть? Отлично. Только жди меня не здесь, а у булочной.

И Софи, выхватив из рук Этьена сумку, молниеносно оказалась за калиткой.

Молодой человек, глядя вслед спешащей девушке, недоуменно хмыкнул. Как была странной, так странной и осталась, подумал он и направился к своему дому.

– Софи, почему ты не поговоришь со мной? – Мадам Моруа стучалась в комнату дочери. – Открой, я хочу попросить тебя сходить в аптеку!

– Мама, прекрати, мы обе прекрасно знаем, что с твоим здоровьем все в порядке. Мне нужно побыть одной! – Девушка была непреклонна.

Стук в дверь прекратился, и послышались удаляющиеся шаги.

Наконец-то, с облегчением подумала Софи. Может, мать теперь перестанет жаловаться на самочувствие каждый раз, когда нужно повлиять на дочь? Поймет, что старые уловки больше не действуют, и перестанет!

Девушка подошла к зеркалу и придирчиво оглядела себя с ног до головы. Возможно, не королева красоты, но явно не дурнушка. Высокая, стройная, все, что нужно, на месте. Приятное лицо с выразительными карими глазами, длинные ресницы, чувственные губы... Только свои волосы Софи ненавидела – черные и прямые. Они были густые, но такие тяжелые, что ни одна завивка не держалась. Года три назад, устав от попыток придать им более-менее приличный вид, девушка пошла в парикмахерскую и сделала стрижку – обычное каре средней длины. Пусть не по последней моде, зато теперь не надо мучиться с укладкой.

Между прочим, Этьен на первом свидании сказал, что ему нравится прическа Софи. Это произошло, когда они сидели в маленьком парижском ресторанчике. По залу ходил скрипач, играя какую-то грустную и очень красивую мелодию, на столиках горели свечи, и все вокруг было наполнено романтикой. Девушке казалось, что когда-то давно она уже была здесь или в каком-то очень похожем месте. А может, видела этот ресторан в кино или во сне... После бокала вина Софи почувствовала себя так легко и свободно, что пропали даже муки совести, терзавшие за ложь матери, которая считала, что дочь в это время прилежно занимается.

Этьен был так красив! Волнистые волосы зачесаны назад, большие грустные глаза словно заглядывают в душу, а его рука – о боже! – неожиданно накрыла ее руку, лежащую на столике.

Он рассказывал о своей жизни. О том, как сложно пробиться настоящему таланту, о том, сколько платят известным музыкантам, о том, какой автомобиль он купит и в каких странах побывает, как только станет знаменитым.

И вдруг Этьен замолчал, посмотрел пристально на девушку, а потом произнес:

– У тебя такие чудесные волосы! Гладкие и блестящие. К ним хочется прикоснуться. Можно?

Софи, смутившись, кивнула. Ей так редко делали комплименты, что она не знала, как их нужно принимать.

Молодой человек протянул руку и нежно погладил спутницу по волосам. Надо признать, это было приятно.

– Я буду называть тебя Принцессой, – сказал он, и от этих слов сердце молодой француженки забилось еще сильнее...

Они встречались ежедневно на протяжении полутора недель. Никогда еще Софи не лгала матери так часто и убедительно, лишь бы оказаться в объятиях возлюбленного. Романтика была в душе девушки, романтика была вокруг. Казалось, вечерний Париж зажигает огни, чтобы им двоим было приятно прогуливаться по тихим улочкам, куда не забредают даже самые любопытные туристы. И даже холодная декабрьская погода существовала только для того, чтобы лишний раз можно было обняться и согреть друг друга.

В их последний проведенный вместе вечер они сидели в стареньком автомобиле отца Этьена и целовались. Шутка ли, это были первые настоящие поцелуи в жизни девушки! Она так ждала, что в ее сердце придет любовь, и вот, наконец, это случилось. Счастье омрачал лишь один факт: Этьену надо было возвращаться в Америку.

– Я улечу в Лос-Анджелес, но всегда буду помнить, что где-то далеко есть Принцесса, которая меня любит. – Произнеся это, он нежно обнял спутницу.

– Но ты ведь вернешься? – Софи с надеждой заглянула в глаза любимому.

2
{"b":"3308","o":1}