ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Рон остановил машину у обочины. Софи устроила с помощью подушек девочку поудобнее, а сама пересела вперед. Теперь они говорили вполголоса и на более серьезные темы.

– Могу я пригласить тебя в ближайшее время куда-нибудь? – неожиданно спросил Рон.

В салоне воцарилась тишина. Только доносилось с заднего сиденья мерное посапывание девочки, шуршали по асфальту шины да сердце француженки стучало громко, как отбойный молоток.

– Не знаю, что и ответить, – наконец произнесла она. – Признаюсь, это так для меня неожиданно...

– Я тоже признаюсь, Софи, – внезапно охрипшим голосом сказал Рон. – Ты мне небезразлична. И я прошу ответить: есть ли надежда, что мои чувства взаимны?

– Но как же так?.. Нам надо быть благоразумными. Ты принадлежишь к высшему обществу, а я пока ничего не добилась в жизни. Ты богат, а я всего лишь прислуга...

– И что из этого? – перебил ее Рон. – Разве это имеет значение, когда речь идет о любви? Я просто хочу узнать, есть ли у меня надежда или же мои чувства останутся безответными.

Сердце Софи подскочило и забилось где-то в горле. В салоне вдруг стало невыносимо душно, и девушка решила открыть окно, но оказалось, что оно уже открыто.

Я не верю своим ушам, потрясенно думала она. Это же не кино, это жизнь, и чудес не бывает. До безумия хочется поверить в сказку, отдаться волнам океана любви, взлететь, окрыленной счастьем. И в то же время страшно столкнуться с обманом, разбиться о скалы реальности... Но неужели же этот страх помешает мне поверить в любовь человека, которого я сама люблю всем сердцем?

Софи повернула голову и всмотрелась в чеканный профиль Рона. Глаза устремлены на дорогу, но по напряженному выражению лица ясно, что он с нетерпением ждет ответа.

Девушка раскрыла пересохшие от волнения губы и произнесла:

– Я люблю тебя, Рон...

И чуть не сошла с ума от счастья, когда он снова остановил машину и припал к ее губам долгим, полным нежности поцелуем.

Казалось, что чувства, вырвавшись на свободу, заполнили все пространство вокруг. Объятия были страстными, а сердца бились так, словно хотели вырваться из грудных клеток.

Это не сон, это явь, пульсировало в голове француженки. Ради этого момента стоило прожить двадцать два года...

Она та, кого я так долго ждал, думал Рон, обнимая девушку. Как я счастлив, что наконец-то могу вновь ощущать это волшебное чувство – любовь!..

Неизвестно, сколько времени продолжалась бы эта идиллия, не зашевелись Элизабет. Секунда Рон с Софи уже сидели на расстоянии вытянутой руки.

– Папа, а почему мы стоим? – сонно спросила девочка.

– Сейчас поедем, дорогая, – чуть прерывающимся голосом произнес тот и взялся за руль.

Остаток пути ехали молча. Элизабет снова задремала, но двое влюбленных решили не испытывать судьбу и подождать с поцелуями до более удобного случая. Когда, например, они останутся наедине и никто не сможет помешать им.

Софи пыталась осознать то, что произошло с ней несколько минут назад. Невероятно, удивительно. Все перевернулось с ног на голову. Скажи кто-нибудь прошлым летом, что пройдет год и она будет жить в Америке, работать няней и целоваться с миллионером, громко рассмеялась бы, не поверив. И сейчас не верит, но доказательство вот оно, сидит рядом, протяни руку и коснись. Мужчина, о котором можно было только мечтать. Она и мечтала. Но, конечно, не подозревала, что такие мечты сбываются.

А Рон был удивительно спокоен. Он узнал главное: Софи любит его. И значит, все будет хорошо. Не важно, что скажут мать и другие особы высшего света, узнав, что у него роман с обычной девушкой без громкого имени и больших денег. Важно только то, что чувствует он и Софи. Ну и, конечно, крошка Элизабет. Хотя ее-то меньше всего волнуют громкие имена и деньги...

Мистер Дайвери отвлекся от своих мыслей, увидев, что у ворот его дома стоят полицейские машины.

– Что там происходит?.. – пробормотал он, предчувствуя беду.

Софи тоже насторожилась. Даже Элизабет внезапно проснулась и уставилась в окно, спросонья не понимая, что к чему.

Рон, подъехав к своей резиденции, заглушил мотор и вышел из «бьюика».

– Я Рон Дайвери, хозяин дома, – сообщил он подошедшему полицейскому, предъявляя водительские права в подтверждение своих слов. – Что случилось?

– В ваш дом пробрался вор. Охранник заметил отблески света в одном из окон и, зная, что в доме никого не должно быть, вызвал полицию. Как выяснилось, не зря. Преступника задержали.

Софи, держащая за руку сонную девочку, слушала стража порядка с нескрываемым удивлением. Надо же, кто-то решил ограбить семью Дайвери!

– Где он? – спросил Рон. – Я хотел бы посмотреть на этого человека.

Полицейский кивнул на одну из машин. Хозяин дома, а за ним и Софи с Элизабет направились туда. Но если первому преступник оказался незнаком, то француженка узнала в нем... Майкла!

Она оторопело хлопала глазами, глядя на случайного знакомого, а тот, увидев девушку, отвернулся.

– Пойдемте в дом, здесь нам нечего делать, – произнес Рон, обращаясь к дочери и Софи.

В это же время подъехал черный «кадиллак», из которого вышли Джулия и Мадлен.

– Мне позвонили из охраны, – взволнованно сообщила бывшая киноактриса сыну. – Сказали, что ты повез Элизабет развлекаться, а в это время... Боже, страшно даже подумать! Я как раз была в гостях у Мадлен, и она любезно согласилась подвезти меня...

Две женщины и мистер Дайвери шли по дорожке к дому. Француженка плелась чуть позади, ведя за руку девочку. Случившееся удручило ее. Неужели Майкл оказался вором? Тогда, значит, месяц назад она не просто потеряла деньги, а их украл ее случайный знакомый?..

В доме на печальную няню никто не обращал внимания. Рон отвечал на вопросы полицейского, Мадлен крутилась рядом, считая, что может помочь, но на самом деле только мешая, а Джулия занялась внучкой.

Софи сначала присела на краешек дивана, а потом, поняв, что все заняты своими делами, решила подняться к себе наверх. Но не успела ступить на лестницу, как вошел еще один полицейский.

– Минуточку внимания, – произнес он. – Есть ли среди вас женщина по имени Софи?

– Да, это я, – произнесла француженка, обернувшись. – Софи Моруа, работаю здесь няней.

То, что произошло в следующий миг, заставило всех присутствующих потрясен но замереть.

– Вам придется проехать с нами, – объявил полицейский. – Задержанный заявляет, что действовал по вашей наводке. Я зачитаю ваши права...

Девушка почувствовала, что вот-вот упадет в обморок, но силой воли заставила себя устоять на ногах. Однако все, что случилось дальше, она наблюдала будто со стороны. Словно смотрела фильм со своим участием. К сожалению, это была не мелодрама и даже не комедия.

Мужчина в форме подошел к ней, надел наручники, что-то сказал и под пристальными взглядами присутствующих вывел из дома. Эти взгляды надолго сохранились в памяти Софи. Джулия смотрела с нескрываемым презрением, Мадлен – с интересом. Не каждый же день выясняется, что прислуга знакомых – преступница! Элизабет закрыла лицо руками, не желая поверить, что любимую няню куда-то уводят, а Рон... Глаза Рона выражали растерянность. Обычная уверенность покинула его, он не понимал, что происходит и как ему нужно на это реагировать.

Всю дорогу до полицейского участка Софи плакала. Не рыдала в голос, а просто чувствовала, как по щекам текут горячие слезы.

Как мог Майкл так жестоко подставить ее? За что? Почему? Хочет переложить на нее часть вины, чтобы получить более мягкое наказание? И ведь если вдуматься, она и в самом деле подсказала ему, когда лучше совершить ограбление: подробно ответила на все вопросы о благосостояния хозяев и выходных прислуги. Несусветная глупость! Пошла на поводу у преступника! И теперь Майкл сможет обставить дело так, словно именно она руководила кражей. Шофер наверняка вспомнит, что Софи была знакома с вором и даже согласилась его подвезти. А Элизабет подтвердит, что няня рассказывала молодому человеку про быт и устройство дома Дайвери.

20
{"b":"3308","o":1}