ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И Рон в бессильной ярости стукнул кулаком по столу. Столешница дрогнула совсем чуть-чуть, но этого оказалось достаточно, чтобы фотография Хелен упала, задев лежащую на краю записную книжку. Книжка слетела на пол, а когда Рон наклонился за ней, то увидел, что она открылась на странице с буквой С.

«Стив Джонсон» – прочел мистер Дайвери первую запись сверху.

Ну конечно же! Как он сразу не догадался? Стив, кузен Хелен, возглавлял полицейский участок, и скорее всего именно туда забрали Софи. У Рона с ним были отличные отношения, поэтому он решил позвонить и попросить о помощи. Не сейчас, разумеется, поскольку уже слишком поздно, но утром – обязательно!

– Спасибо, дорогая, – с благодарностью произнес он вслух, ставя на место фотографию супруги. – Ты указала мне путь.

Остаток ночи Рон провел на кушетке в кабинете, опасаясь, что если ляжет в мягкую постель, то проспит все на свете. Он находился на грани физического и морального истощения.

А утром, как только часы показали восемь, бросился звонить в полицейский участок.

Стив, выслушав, в чем дело, предложил приехать и разрешить ситуацию на месте. Но Рон не мог так сразу уйти из дома. Неотразимая Джулия не осталась ночевать, а прислуга еще не пришла на работу. Значит, Элизабет не с кем оставить, а малышка уже скоро проснется!

Мистер Дайвери побрился, почистил зубы, сварил кофе, достал из шкафа чистую футболку, переоделся, полил цветы – словом, как мог постарался скрасить ожидание. И чуть не подпрыгнул от радости, увидев входящую в дверь Молли с бумажным пакетом, из которого торчала свежая зелень.

– Объясните, что здесь стряслось? Охранник сказал, что полиция забрала Софи как соучастницу ограбления! – Кухарка от возмущения даже покраснела. – Но это же не так! Она честная девушка, ее оклеветали! Мистер Дайвери, вы собираетесь что-то предпринять или будете сидеть дома сложа руки?

Рон постарался успокоить женщину, объяснив, то сейчас же едет в полицейский участок, где надеется выяснить правду. Но Молли продолжала ворчать и пыхтеть, словно чайник, в котором закипает вода:

– Да как вы вообще позволили увезти ее? Бедняжка за решеткой – это же ужас! Она мухи не сможет обидеть, не то что ограбить кого-то!

Дав возмущенной кухарке рекомендации насчет дочери и предупредив, что, возможно, вернется поздно вечером, мистер Дайвери направился к гаражу. Выехав на «бьюике» за ворота, он вдавил в пол педаль газа.

– Софи не преступница, – твердо произнес он вслух, чтобы укрепиться в этой мысли. – В конце концов лучше я поверю обманщице, чем обвиню безвинного человека!

Проснувшись, Софи открывала глаза в надежде, что история с ограблением и полицией не более чем кошмар. Но, увидев над собой низкий потолок камеры, едва не разрыдалась от разочарования.

Спустя некоторое время заключенным принесли завтрак: жидкую кашу и холодный кофе. Значит, утро все-таки наступило. Сама француженка не могла судить об этом – часов она не носила, а окна в камере не было.

Пища в железной миске аппетита не вызывала, но Софи, осознавая, что круассанов ей никто не припас, съела несколько ложек овсяной жижи. После завтрака захотелось причесаться и почистить зубы, но она вдруг поняла, что при ней нет ни щетки, ни расчески, ни других гигиенических принадлежностей. Полицейский, надевая наручники, говорил что-то про личные вещи, которые необходимо взять с собой, но она пропустила эти слова мимо ушей. Все, чем могла она теперь воспользоваться, – это куском мыла, лежащим на раковине, и застиранным полотенцем.

Я даже не знаю, озаботился ли кто-то моей судьбой, удрученно думала девушка. Мама не в курсе произошедшего, а Рон... Ох, что же он думает по поводу моего ареста?..

В коридоре раздались шаги охранника, потом звук отпираемого замка и скрип двери. Видимо, одного из арестованных уводили на допрос.

Когда же за мной придут? – озадачилась Софи. Уж поскорее бы появился адвокат. Может, он посоветует что-нибудь дельное. А то ждать и бездействовать просто ужасно...

Рон рассказал Стиву все, что произошло накануне, и теперь ожидал, когда глава полицейского участка вынесет свой вердикт.

Они сидели в кабинете кузена Хелен – мистер Дайвери на диване для посетителей, а его собеседник за рабочим столом. Вокруг высились стеллажи, до отказа забитые папками, на стене висел календарь с бравым шерифом, вентилятор шуршал страницами лежащей на столе книги.

– И чем, как ты считаешь, я могу помочь тебе? – после недолгого раздумья спросил Стив. – Обвинение в соучастии довольно серьезно. Тот парень, Майкл, божится, что есть свидетели, которые могут подтвердить, как няня Элизабет рассказывала про график работы прислуги и про то, что твое жилище утопает в роскоши.

– Послушай, она невиновна, я уверен на сто процентов! Да, Софи могла рассказать знакомому какие-то подробности, но не потому, что хотела ограбить меня, а просто так, потому что разговор зашел. А теперь этот мерзавец решил по каким-то причинам засадить девушку за решетку.

Рон сидел, поставив локти на колени и обхватив голову руками. Он смотрел на полицейского исподлобья и надеялся, что тот войдет в его положение.

– Если она невиновна, то следствие это докажет, – попытался успокоить его Стив.

– Софи не может оставаться за решеткой! – Рон так нервничал, что вскочил с дивана и, подойдя к столу, навис над главой участка. – Разреши мне полчаса поговорить с Майклом, и он изменит показания.

Полицейский задумался. Мистер Дайвери был настроен серьезно, похоже, его очень волновала судьба прислуги.

– Хорошо, – наконец ответил Стив, мысленно проклиная себя за то, что собирается отойти от буквы закона. – Сейчас приведут задержанного, и ты с ним поговоришь. Но только в моем присутствии!

Рон облегченно выдохнул. Он возлагал на встречу с Майклом большие надежды.

Кузен Хелен с кем-то поговорил по телефону, и через пять минут в кабинет ввели неудачливого вора в наручниках. Он с недоумением озирался по сторонам, не понимая, за что удостоен такой чести – быть вызванным к начальнику участка. Но когда увидел человека, чей дом вчера попытался ограбить, то его губы тронула улыбка.

– Для вас, богатеев, все двери открыты? – с иронией спросил он, присаживаясь на стул.

И Рон едва сдержался, чтобы не врезать по его самодовольной физиономии. Но только сжал кулаки и произнес, стараясь, чтобы голос не дрожал от гнева:

– Я знаю, ты лжешь, утверждая, что Софи была твоей сообщницей...

– С чего это вы так решили? – ухмыльнулся Майкл. – Вместе грабили, вместе и сядем!

– Не паясничай, – сделал замечание арестованному Стив, внимательно следящий за происходящим. – Сейчас ты ответишь на все вопросы, которые задаст тебе мистер Дайвери. И не забывай, что лжесвидетельство отягощает твою участь.

Молодой человек в наручниках пожал плечами и снова ухмыльнулся, как бы говоря: спрашивайте, что хотите, а я подумаю, отвечать или нет.

Но Рон не торопился задавать вопросы. Он уже понял, что к этому парню нужен другой подход. Подумал минуту-другую и обратился к Стиву:

– Какое наказание ему светит?

– Несколько лет, вне всякого сомнения. Мы сняли отпечатки пальцев и уже сверили их с отпечатками в базе данных. Твой дом не первый, который он хотел ограбить. Но в отличие от вчерашнего случая остальные кражи предотвратить не удалось. Так что правосудию есть что ему предъявить...

Майкл заметно занервничал, услышав эти слова.

– К тому же полицейские из Санта-Моники давно ищут неуловимого вора, который на протяжении года обкрадывает туристов, – невозмутимо продолжал Стив. – Знакомится, входит в доверие, предлагает выпить вина за встречу. А потом раз, и кошелек потерпевшего чудесным образом исчезает. Словесный портрет и фоторобот подозреваемого странным образом совпадают с приметами нашего арестованного!

– А хороший адвокат сможет облегчить его участь? – поинтересовался Рон.

– Несомненно, – кивнул глава полицейского участка. – Полностью его, конечно, не оправдают, но хороший адвокат вполне способен убедить присяжных скостить год-два. Только услуги его очень дороги, и я сомневаюсь, что у парня есть такие деньги. Естественно, ему предложат бесплатного защитника, как это положено законом, однако вряд ли тот станет лезть из кожи вон так, как это сделал бы частный специалист...

22
{"b":"3308","o":1}