ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Молодая женщина убрала зеркальце в сумочку, встала, аккуратно взялась за скатерть и стянула ее со стола вместе с сервировкой и догорающими свечами. В тишине зала – музыканты уже перестали играть и убирали инструменты в кофры – звон разбивающихся об пол тарелок прозвучал оглушительно. На шум сбежались служащие и столпились в дверях, с недоумением глядя на респектабельную даму, со злостью топчущую осколки черными туфлями на высоких шпильках.

Выпустив пар, Мадлен повесила на плечо сумочку и невозмутимо прошла мимо изумленных людей к выходу из ресторана, бросив метрдотелю одну-единственную фразу:

– Включите разгром в мой счет.

Усевшись на мягкое сиденье «кадиллака», блондинка задумалась. Куда ехать? Домой еще рано. Обзвонить друзей и отметить день рождения с ними совершенно не хочется – настроение безнадежно испорчено.

А нанесу-ка я, пожалуй, визит Рону Дайвери, решила Мадлен. Очень хочется узнать причины, по которым он сорвал мне праздник! И надеюсь, они будут уважительными, иначе...

Что конкретно она сделает в этом случае, молодая женщина пока не сформулировала. Но была готова жестоко отомстить мужчине, который ее отверг!

Пока водитель ехал к дому Дайвери, Мадлен представляла, как заявит Рону, что он невоспитанный, черствый мужлан, неспособный оценить такую роскошную даму, как она, по достоинству. Ее руки добивались многие, а он не счел нужным просто предупредить, что не сможет прийти в ресторан! Ох, она ему объяснит правила хорошего тона!..

Но оказалось, что Мадлен напрасно готовила обличающую речь. Горничная, открывшая дверь, сообщила, что хозяин вместе с дочерью и няней отправились ужинать в кафе.

Гнев переполнил молодую женщину – такого она совсем не ожидала. Он предпочел ее празднику ужин с этой девицей! Какая наглость!.. Но вот что странно, Софи вчера забрала полиция, как же ей вновь удалось оказаться на свободе?

– Мне нужно позвонить, – заявила Мадлен прислуге. – Я воспользуюсь телефоном в гостиной.

Блондинка бесцеремонно вошла, взяла трубку и выразительно посмотрела на девушку в униформе, намекая, чтобы та удалилась и не слушала чужие разговоры. Когда последняя повиновалась, Мадлен набрала номер Джулии и, задыхаясь от злости, поведала, как обошелся с ней ее сын.

– Да ты что?! Значит, он все-таки вытащил ее из-за решетки! – возмутилась миссис Дайвери. – Придется рассказать тебе горькую правду, дорогая. У него роман с этой француженкой!

– Что?! – Мадлен округлила глаза. – Ты уверена? Это достоверная информация?

– Абсолютно, – со скорбью в голосе сообщила Джулия. – Он сам мне вчера признался. Как только нахальства хватило сказать такое матери!.. Я не хотела тебя расстраивать перед днем рождения...

– И напрасно, – перебила блондинка. – Я бы не сидела в ресторане как дура целый час, дожидаясь его! Что же теперь делать? Насколько у них все серьезно?

– Могу лишь надеяться, что это легкое увлечение моего сумасшедшего сына, что скоро Софи ему надоест и тогда он ее уволит...

Вдоволь перемыв косточки француженке, женщины решили выждать время, поскольку увещевать Рона, что прислуга ему не пара, было бессмысленно. Вряд ли человек, совершающий столь безрассудные поступки, прислушается к здравым рассуждениям. Нет, ему непременно нужно самому пройти весь путь – от увлечения до разочарования.

Повесив трубку, Мадлен собралась было покинуть дом Дайвери, но вдруг ей в голову пришла одна идея. Оглядевшись и увидев, что никого поблизости нет, она, стараясь не стучать каблучками, поднялась на второй этаж. Подошла к комнате няни, открыла дверь и зажгла свет.

Обычная комната, чистая и достаточно большая. Кровать, шкаф, стол, зеркало на стене – все, что нужно для жизни. На прикроватной тумбочке сидит фарфоровая кукла. Джулия, помнится, рассказывала, как купила ее внучке, а та передарила дорогую игрушку няне. Тогда возник скандал, но Рон почему-то запретил матери вмешиваться. Видно, уже был очарован этой девицей. Хотя что в ней очаровательного?

Блондинка выдвинула ящик тумбочки, но не обнаружила там ничего важного – пара журналов, пузырек со снотворным, крем для рук. Подошла к шкафу, открыла, но и здесь ничего существенного не было, только одежда. Посмотрела по сторонам и, подобрав подол вечернего платья, на всякий случай заглянула под кровать.

Вот оно! – Сердце молодой женщины учащенно забилось. Секунда – и она извлекла из-под кровати чемодан, с которым Софи около месяца назад прилетела в Лос-Анджелес. К огромной радости блондинки, француженка даже не потрудилась как следует закрыть его. На первый взгляд он был пуст, но, засунув руку в боковой карман, Мадлен вынула несколько конвертов.

Читать чужие письма, конечно, плохо, подумала она. Однако если дело касается борьбы за мужчину, то любые средства хороши.

Мадлен прекрасно владела французским и без труда узнала содержание посланий Этьена Мартена к Софи Моруа. Правда, оно разочаровало блондинку. Не было шокирующих подробностей – признаний в любви или душевных терзаний. Просто дружеская переписка. Разве что в приветствии француз игриво называл ее Принцессой да в конце писал, что целует.

Молодая женщина задумалась. Могут ли письма пригодиться? На первый взгляд в них нет ничего особенного, но все-таки почему-то Софи хранила их?..

Ей показалось, что в коридоре раздались шаги. Мадлен немедленно сунула конверты в свою сумочку, запихнула чемодан на место, посмотрела, не осталось ли следов обыска, выключила свет и прислушалась. Из коридора не доносилось ни звука.

Значит, все нормально, с облегчением подумала молодая женщина. Но рисковать все равно нельзя, в любой момент ее могут застать. Как она сможет объяснить присутствие в комнате няни Элизабет?

Осторожно, озираясь по сторонам и стараясь не шуметь, Мадлен вышла за дверь, спустилась на первый этаж и, оказавшись в гостиной, уселась на диван.

Проходящая мимо горничная удивленно посмотрела на блондинку.

– Я думала, вы ушли...

– Нет, я была в дамской комнате, но сейчас уже удаляюсь, – ответила та как можно непринужденнее и, встав, направилась к выходу. – Передайте мистеру Дайвери, что я заходила поблагодарить за чудесный вечер, проведенный мною в полном одиночестве. Он поймет... надеюсь.

Несколькими минутами позже, сидя в салоне «кадиллака», Мадлен вновь и вновь перечитывала письма, найденные в комнате Софи. В ее голове рождался план. Довольно рискованный, зато в случае удачи француженка навсегда исчезнет из дома Рона Дайвери. Разве игра не стоит свеч?

Молодая женщина ненадолго задумалась, вспоминая недавний разговор с Джулией и совместно принятое решение дать Рону время образумиться. Но теперь, когда появился замечательный способ изгнать прочь ненавистную особу, зачем ждать?

И блондинка, прочитав адрес на конверте, дала распоряжение водителю.

Ужин в кафе прошел великолепно. Инцидент с ограблением и его последствия никто не обсуждал. К чему ворошить прошлое, тем более такие неприятные моменты? Малышка наслаждалась французскими десертами, а Рон и Софи позволили себе по бокалу вина – за любовь. Мистер Дайвери так ни разу и не вспомнил, что именно в это время Мадлен ждала его в ресторане. Слишком многое произошло за последние сутки, слишком велика была его радость, что любимая наконец рядом.

Но когда вся троица вернулась домой, одна из горничных сразу сообщила Рону о визите разгневанной блондинки в вечернем платье.

– Надо же, совершенно вылетело из головы, – слегка сконфуженно произнес он. – Но что значат ее слова про проведенный в одиночестве вечер? Насколько я понял, Мадлен собиралась отметить день рождения в шумной компании... Обязательно позвоню ей и извинюсь.

Однако в тот вечер он так и не сделал этого, потому что его мысли были заняты одной лишь Софи.

Девушка уложила Элизабет в кроватку и не успела оглянуться, как та крепко уснула. Няня поправила девочке подушку, вышла из детской и спустилась в гостиную, чтобы позвонить матери.

Она не стала пугать мадам Моруа рассказами о том, что побывала в полицейском участке. Сейчас это было уже не важно. Зато о том, что ее сердце полно любви, не смогла промолчать.

24
{"b":"3308","o":1}