ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Увидел под дверью полоску света и решил, что Софи читает. Но когда вошел, понял, что ошибся. Молодая женщина уснула, пока дожидалась его. Об этом свидетельствовала и зажженная лампа на прикроватной тумбочке, и раскрытая книга, и то, что она не стала разбирать постель, устроившись прямо на покрывале.

Рон тихонько присел на край кровати и осторожно, чтобы не разбудить, погладил черные волосы.

Его одолевали смешанные чувства. Он понимал, что любит Софи, но странные фотографии и письма все же зародили в его душе некоторое сомнение. Что за отношения связывают француженку и этого Этьена?

В любом случае он не собирался делать поспешных выводов. Письма довольно старые, это было ясно по дате на почтовых штемпелях... Мало ли с кем переписывалась Софи? А что касается снимков, то и им найдется какое-то объяснение. По крайней мере, Рон очень на это надеялся.

Он не стал будить любимую, решив, что завтра позвонит ей из Нью-Йорка как ни в чем не бывало, а серьезный разговор отложит до возвращения домой. Он убрал с кровати раскрытую книгу, достал из шкафа плед и укрыл молодую женщину. Постоял еще минутку над спящей, после чего выключил свет и вышел из комнаты.

Позже, лежа в кровати, Рон размышлял, могла ли Софи быть с ним неискренней. И пришел к выводу, что это невозможно. Даже самая хорошая актриса не смогла бы ТАК сыграть любовь. Взгляды, прикосновения, поцелуи, слова – все, несомненно, шло от сердца.

Успокоившись и приведя мысли в порядок, Рон посмотрел на будильник. До отъезда в аэропорт оставалось всего четыре часа.

12

Мадлен тоже почти не спала в эту ночь. И не потому, что кровать в гостевой комнате была неудобная, просто она выжидала, когда в коридоре послышатся шаги Рона, спешащего на самолет.

Душу ее раздирала злоба. Как же так, она, красивая и респектабельная, не пара этому Дайвери! Зато Софи, этой невзрачной девице, вмиг удалось окрутить его. Какая несправедливость!

Ну ничего. Даже если коварный план с фотографиями и письмами провалился, у нее найдутся еще козыри в рукаве. Просто отлично, что они с Джулией остались на ночь в доме Рона. В действие вступает план номер два!

Молодая женщина прислушалась к звукам, доносящимся из-за приоткрытой двери. Так и есть, кто-то еле слышно ступал по мягкому ковру. Потом шаги стали отчетливее – человек спускался по лестнице – и наконец стихли.

Раздался шум работающего мотора. Мадлен встала с кровати, осторожно посмотрела из-за шторы в окно и в утренних сумерках увидела Рона, садящегося в лимузин. Через некоторое время машина выехала за ворота и скрылась.

Вот теперь настала пора действовать!

Она взяла сумочку, вышла из комнаты, прокралась в спальню Рона и зажгла свет.

Ну надо же, какая роскошная кровать, подумала Мадлен. Интересно, именно здесь он предавался сладостным утехам с ненавистной француженкой? Ничего, теперь есть способ отомстить обоим!

Что это там белеет на покрывале... Прощальная записка?

Мадлен взяла сложенный вчетверо листок бумаги и прочитала:

Любимая, ты так сладко спала, что я не решился потревожить тебя. Мне все-таки пришлось улететь по делам и позвонить, к сожалению, смогу только вечером. Знай, что я очень скучаю. И с нетерпением жду момента, когда ты вновь окажешься в моих объятиях.

Рон.

Блондинка в ярости скомкала записку.

Надо же, сколько нежности в каждом слове! Кто бы мог подумать, что Рон Дайвери способен на такие чувства. А с ней он черствый как сухарь, улыбки не дождешься. Чем же все-таки эта Софи смогла покорить его?

Молодая женщина достала из сумочки письма Этьена и положила на то место, где раньше была записка.

Так-то лучше, подумала она. Надеюсь, мозгов француженки хватит догадаться, что Рон в курсе ее интрижки со старым дружком. А если и нет, я сама ей разъясню, что к чему.

Довольная собой Мадлен вышла из спальни и отправилась в гостевую комнату. У нее еще оставалась пара-тройка часов, чтобы поспать до пробуждения няни Элизабет.

Софи открыла глаза и поняла, что заснула вчера, так и не дождавшись Рона. Она села в постели и обнаружила, что, пока спала, кто-то зашел в комнату и накрыл ее пледом. Хотя догадаться, кто это сделал, было нетрудно.

Француженка потянулась. Конечно, куда лучше просыпаться рядом с любимым, чувствуя тепло его тела, вдыхая его запах... Кстати, он же должен был сегодня улететь по делам! Наверняка оставил записку, надо поискать.

Софи оделась, причесала волосы и выглянула в коридор. Никого. Все еще спят, наверное...

Стараясь не шуметь и оглядываясь по сторонам, ничего не подозревающая молодая женщина дошла до спальни Рона и толкнула незапертую дверь. Ее взгляд упал на кровать, и сразу, предчувствуя неладное, заболела душа.

На покрывале лежали знакомые конверты.

Убеждая себя, что это невозможно, Софи подошла ближе, склонилась, чтобы рассмотреть получше...

Ошибки не было, перед ней действительно лежали письма Этьена. Но как они оказались здесь? Неужели Рон позволил себе рыться в ее личных вещах?

Француженка не отрываясь смотрела на конверты, которые лишь по забывчивости не выкинула, оставив лежать в кармане чемодана. Она смотрела на них и чувствовала, что сейчас заплачет.

Нет, не от того, что Рон мог прочитать их. Если бы он попросил, Софи сама бы дала ему эти письма, они давно ничего для нее не значили. Но сам факт, что любимый устроил в ее комнате обыск, был ужасен.

Дверь если слышно скрипнула, и молодая женщина, оглянувшись, увидела Мадлен.

– Я пришла объяснить тебе, что произошло, – дерзко заявила блондинка. – Рон попросил меня об этом. Он сказал, что ты своей маленькой глупой головкой можешь не догадаться.

Софи обескуражено молчала. Она не хотела слышать того, что слышала, не желала видеть того, что видела, но стояла как вкопанная, не в силах сделать и шага.

– Мистер Дайвери просил передать, что его семья больше не нуждается в твоих услугах. Ни Элизабет, ни он сам. Я понятно изъясняюсь?

Слезы брызнули из глаз француженки, и остановить их не было никакой возможности.

А Мадлен, казалось, наслаждалась несчастным видом молодой женщины. Она продолжала, четко и ясно выговаривая каждое слово:

– Рон распорядился, чтобы ты сегодня же собрала вещи и покинула его дом. Объяснить почему или сама догадаешься?

Но Софи больше не могла терпеть унижения.

Она бросилась прочь из спальни, едва не сбив с ног самодовольную блондинку. Вбежав в свою комнату, захлопнула дверь и сползла на пол, закрыв лицо руками и стараясь сдержать вопль отчаяния, рвущийся из груди.

За что? Как он мог? Почему это случилось со мной? Вопросы вертелись в ее голове, но ответов на них не было. Неужели люди так жестоки? Неужели Рон все это время использовал ее и слова любви, что он говорил, были ложью?

Молодую женщину душили рыдания. Она встала, покачиваясь добралась до кровати и уткнулась лицом в подушку, чтобы заглушить всхлипывания. Софи хотелось выплакать горе, но, похоже, для этого могли понадобиться десятилетия. Насколько счастлива она была в последний месяц, настолько несчастна оказалась сейчас. Обида и отчаяние росли в ее душе с каждой секундой.

Ну как же она была так наивна, что не смогла разглядеть истинной сущности Рона Дайвери? Он обвел ее вокруг пальца как маленького ребенка. Говорил, что любит, проводил с ней ночи, а потом... Наверное, она ему просто надоела, вот он и решил от нее избавиться, как от старой ненужной вещи. И какой унизительный способ выбрал для этого! Даже не счел нужным объясниться лично, попросив сделать это Мадлен. А она, конечно, рада стараться. Как же не воспользоваться шансом и не наговорить возможной сопернице гадостей в лицо?

И эти письма... Рон специально оставил их на виду, чтобы посильнее уколоть ее? Как это подло и низко! Неужели он думает, что раз у него много денег, то ему можно играть чувствами людей?

Софи попыталась представить, как Рон обыскивает ее комнату, и от этой воображаемой картины зарыдала еще сильнее.

28
{"b":"3308","o":1}