ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ты имеешь в виду фотографии Софи с ее дружком и их письма? Кстати, как они попали к тебе? Нанимала частного детектива?

Мадлен загадочно улыбнулась. Сначала она не планировала рассказывать Джулии, как удалось изгнать ненавистную няньку из дома Рона Дайвери. Но теперь вдруг так захотелось похвастаться расчетливым умом и способностями обращать ситуацию в свою пользу, что блондинка не сдержалась.

– Возможно, ты удивишься, но никаких отношений у Софи с этим французишкой не было, – самодовольно заявила она. – Впрочем, Рон об этом никогда не узнает!

И она поведала миссис Дайвери о том, как устроила в комнате Софи обыск, как обнаружила письма, как зародился в ее голове злой умысел, как она пообещала заплатить Этьену, если тот попробует соблазнить старую знакомую. В деталях описала фотосъемку и как отобрала фотографии, глядя на которые можно было подумать, что там запечатлена страсть.

Увлеченная собственным рассказом Мадлен не обращала внимания, как меняется лицо Джулии. И напрасно. Когда речь дошла до предъявления липовых улик Рону, бывшая кинозвезда была готова взорваться от ярости, и лишь актерский талант помог ей сохранить самообладание.

– И ты не сочла нужным поставить меня в известность о своих манипуляциях? – спросила она так холодно и отстраненно, что, казалось, даже температура в гостиной понизилась.

Но блондинка снова не заметила странного тона подруги.

– Ой, только не обижайся, ну пожалуйста! Ведь главное, что все получилось, и эта девица исчезла!

– Хорошо, рассказывай, что было дальше, – процедила сквозь зубы Джулия. – Итак, Рон отреагировал на письма и снимки совсем не так, как тебе хотелось. Что ты придумала потом?

И Мадлен с плохо сдерживаемым ликованием в красках обрисовала, как ей удалось провести Софи. Как мучилась несчастная, услышав о том, что любимый приказывает ей уехать, как переживала, что он так низко пал, посмев прочитать ее письма...

– Хватит! Замолчи! – оборвала молодую женщину на полуслове миссис Дайвери.

Мадлен так и замерла с открытым ртом, не понимая, что за муха укусила подругу.

Бывшая кинозвезда сидела, выпрямившись и с откровенной неприязнью взирая на уже бывшую приятельницу.

– Ты хочешь сказать, – тихо, но внятно произнесла она, – что на самом деле няня Элизабет не изменяла моему сыну? Что фотографии всего лишь фальшивка?

И тут наконец-то Мадлен поняла, что происходит нечто странное.

– Ну да, фальшивка, и что с того? – ответила она. – Главное, это цель, а не средства! Разве не так?

– И какова же твоя цель? Выйти замуж за моего сына? – Миссис Дайвери нервно барабанила пальцами по подлокотнику кресла. Блондинке эта дробь добра не предвещала.

– Если я правильно поняла, ты тоже была не против этого! – сказала она, все еще не уразумев, к чему клонит Джулия.

– Да, это так. Но я понятия не имела, что ты способна делать гадости и распоряжаться судьбами других людей по собственному усмотрению! Мне казалось, родители дали тебе приличное воспитание и ты никогда не опустишься до грязных интриг!

Джулия встала с кресла и принялась расхаживать по комнате. Ее глаза гневно сверкали, еще секунда – и от блондинки в брючном костюме останется кучка пепла.

– Признаюсь, что не слишком обрадовалась, когда сын взял для Элизабет няню без рекомендаций, – продолжала она. – И когда у них начался роман, я сомневалась, что ее помыслы чисты, а чувства искренни. А после тех фотографий уверилась в том, что Софи не пара Рону. И что же узнаю сейчас? Оказывается, она стала жертвой твоих хитроумных происков! И не только она одна, ты всех обвела вокруг пальца! Рон, после того как француженка пропала, не находит себе места, Элизабет потеряла вкус к жизни, а ты считаешь, что поступила правильно, да?

Маникюрша-мексиканка, поняв, что разгорается скандал, примерно в середине этого монолога подхватила ванночку с водой для рук, футляр с инструментами и скрылась за дверью. Мадлен же покинуть гостиную не могла. Глядя на разъяренную подругу, она корила себя за длинный язык. Уж лучше бы ничего не рассказывала.

– Но ты же сама хотела, чтобы эта девица побыстрее убралась, – попробовала возразить блондинка.

– Потому что была уверена в ее порочности! А ты очернила человека, зная, что тот не-ви-но-вен! – Последнее слово Джулия произнесла по слогам, чтобы придать ему больший вес. – Я очень разочарована в тебе. И если мы встретимся на светском рауте или приеме, давай сделаем вид, что никогда не были знакомы. А теперь немедленно отдай мне те самые письма и фотографии!

Мадлен, не говоря ни слова, вышла и вскоре вернулась с плотным бумажным пакетом в руках. Она и в самом деле считала, что не сделала ничего ужасного, поэтому гнев Джулии стал для нее полной неожиданностью. Но спорить с ней сейчас было просто опасно, поэтому блондинка в белом брючном костюме решила без лишних разговоров отдать пять конвертов с посланиями и снимки.

Миссис Дайвери заглянула в пакет и удовлетворенно кивнула. Затем, не прощаясь с бывшей подругой, твердым шагом направилась к двери и распахнула ее, едва не задев стоящую за ней испуганную маникюршу. Бывшая киноактриса покинула дом Мадлен, чтобы никогда больше не переступить его порога.

14

Сон Рона был неглубок и тревожен. Ему снилось, что Софи где-то рядом, однако он никак не мог понять, где именно. Слышался знакомый голос, серебряным колокольчиком доносился смех, мелькала ее прозрачная тень... Он метался по дому, заглядывал во все комнаты, но не находил любимую. Ему мерещилось, что она зовет его по имени, что она где-то очень близко...

– Рон, вставай! Рон, ты должен кое-что узнать!

Он проснулся и сел на кровати, чувствуя, что никак не может выпутаться из липкой паутины сна. Взъерошил волосы, вытер ладонью испарину со лба и вгляделся в темноту. Перед ним стояла мать.

Рон перевел взгляд на электронные часы, стоящие на прикроватной тумбочке. Светящиеся зеленым цифры показывали полночь.

– Мама, не поздновато ли для визита? – спросил он, возможно не слишком учтиво. Но о какой учтивости может идти речь, если в спальню врываются среди ночи и будят?

– Когда я объясню, зачем пришла, то, уверена, ты поймешь причину спешки, – тихо ответила миссис Дайвери. – Только, пожалуйста, давай спустимся в кабинет или в библиотеку. Не здесь же разговаривать...

Через пятнадцать минут Рон в домашнем халате и тапочках сидел перед матерью на диване в гостиной.

– Выкладывай, что еще стряслось. Ты обнаружила новые улики против Софи и ворвалась, чтобы предъявить их?

– Понимаю, ты настроен против меня и этому есть причины. Но, поверь, я здесь совсем не затем, чтобы опорочить твою возлюбленную. Наоборот, я признаю, что была не права по отношению к ней...

Было заметно, что бывшей кинозвезде с трудом удается признавать собственные ошибки. Она говорила, глядя в пол и ежеминутно поправляя прическу, хотя та была в полном порядке.

– Мама, ты пришла сказать, что Софи вовсе не воровка и не интриганка? Я это всегда знал. Приятно, конечно, что ты наконец тоже пришла к этому выводу. Но если это все, то я, пожалуй, пойду спать. Завтра начну предпринимать какие-то действия для поиска, нужно набраться сил...

Рон устало потер глаза. Сон был нарушен, и теперь, видимо, придется долго ворочаться в постели, прежде чем удастся снова задремать.

– Подожди, – остановила мать сына, видя, что тот собирается встать. – Я знаю, почему Софи неожиданно уехала и где ее нужно искать.

Мистер Дайвери замер на месте. Неужели он не ослышался?

Джулия набрала в грудь побольше воздуха и выложила все, что узнала от Мадлен. Она в подробностях описала, как блондинка воплотила в жизнь коварный замысел и как наивная Софи, поверив ей, немедленно собрала вещи и исчезла.

Рон не смог слушать этот рассказ спокойно. Он вскочил и стал ходить по комнате, награждая время от времени Мадлен отнюдь не лестными эпитетами. Когда же повествование дошло до сцены в спальне, просто вышел из себя.

32
{"b":"3308","o":1}