ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Подойдя к секретеру, Анджела порылась внутри, нашла нужные документы и положила в сумку. С официальной частью визита было покончено. Теперь осталось самое главное. Она прошла в спальню и через пару минут вернулась. Вот и все! Следующую часть плана будет исполнить куда проще.

Анджела вышла из квартиры и как ни в чем не бывало поехала в редакцию.

Как всегда проводя выходные у Адамса дома, влюбленные блаженствовали в обществе друг друга. Им не было скучно или уныло вдвоем, наоборот. Что бы они ни делали – вели долгие разговоры или занимались любовью, – все доставляло ни с чем не сравнимое удовольствие.

– Что ты чувствуешь сейчас? – спросила Эллин Марка, когда они сидели на диване в гостиной и слушали музыку.

– Покой. Так хорошо и спокойно мне не было никогда и ни с кем. Мне иногда кажется, что если ты уйдешь от меня, то незачем будет жить. Потому что я люблю тебя всем сердцем...

Эллин положила голову на плечо Марку и замерла, пытаясь сохранить в памяти ощущения, которые испытывала в этот миг. Он впервые сказал ей слова любви. Она, конечно, чувствовала его трепетное отношение в себе, но вслух это не звучало. До настоящего момента.

– А что ты чувствуешь? – в свою очередь поинтересовался Марк.

Молодая женщина улыбнулась.

– Кажется, это называется «очутиться на небесах».

И тут же ощутила, как его сильные руки легонько сжали ее в объятиях.

– Жарковато сегодня, я пойду в душ. Присоединишься ко мне? – кивнул Марк в сторону ванной.

– Конечно, – многообещающе посмотрела она в глаза любимому. – Жди меня чуть позже.

Он встал и вышел из комнаты. Вскоре послышался шум воды.

Эллин планировала сделать Марку вечером сюрприз – предстать перед ним в спальне в образе сладострастной обольстительницы. Для этой, цели она приобрела черную комбинацию и сейчас, оставшись одна, решила ее примерить. Достав из сумки покупку, молодая женщина быстро переоделась и посмотрела на себя в зеркало.

Черные кружева на ее фигуре смотрелись изысканно и соблазнительно. Эллин осталась довольна. Она уже собиралась раздеться и навестить Марка в душе, как внезапно на журнальном столике затрезвонил телефон. Эллин по инерции потянулась к трубке, но засомневалась – ответить самой или позвать хозяина квартиры?

– Любимый, тебе звонят! – крикнула она, надеясь, что тот услышит.

Но Марк, плескаясь под упругими струями воды, не отозвался.

Ну что страшного произойдет, если я отвечу, подумала Эллин. Просто узнаю, кто говорит и что передать. Представляться же не обязательно!

И она сняла трубку.

Анджела готовилась приступить к заключительной части хитроумного плана. Злость и стакан виски придавали ей уверенности. Что за выскочка эта Эллин, размышляла она, сверля глазами начатую бутылку горячительного напитка. Почему она там с ним, а я сижу здесь в одиночестве? Предупреждала ведь, чтобы держалась подальше от объекта моих интересов. А раз не послушалась, значит, сама виновата, пусть убирается назад в Мичиган.

И Анджела решительно набрала номер Марка, Адамса. Она прислушалась к гудкам. Только бы трубку взяла именно Эллин, иначе ничего не получится, повторяла про себя блондинка. Только бы именно она взяла трубку...

– Квартира мистера Адамса. Он сейчас занят и не может подойти, поэтому скажите, что ему передать... – начала Эллин, разглядывая себя в зеркале и машинально разглаживая кружева на комбинации.

– Вот как? Хотелось поговорить с ним лично, но могу передать просьбу и через прислугу, – донеслось из телефона.

Неприятный женский голос был явно знаком Эллин. Однако вспомнить, кому именно он принадлежит, сразу не получилось. Она хотела возразить, что не является прислугой, но тут же подумала, что это неважно.

– Скажите Марку, что я на днях потеряла у него дома сережку, – продолжила незнакомка. – Она работы известного ювелира, очень дорого стоит, и мне хотелось бы получить ее назад. Пусть поищет. Думаю, она в спальне. Может, завалилась за матрас... Марк ведет себя в постели как настоящий тигр, так что не только сережку, голову можно потерять...

И тут Эллин удалось выудить из памяти обладательницу неподражаемого визгливого голоса. Это же Анджела! Боже, и что она такое несет? Какая сережка? И при чем здесь Марк?

Трубка выпала из ее рук. На ватных ногах она прошла в спальню и откинула покрывало. Пусто. Сдернула одеяло, простыню, перевернула подушки – ничего. Да и что здесь она рассчитывала найти, раз сама спада предыдущей ночью на этом белье! Сердце металось, словно дикий зверь, попавший в западню. Эллин засунула руку под матрас, провела вдоль кровати...

Молодая красивая женщина в черной кружевной комбинации без сил опустилась на пол и поднесла к глазам зажатый кулак. Раскрыла – и тихий стон вырвался из ее груди. На ладони лежала массивная золотая серьга.

9

Не помня себя от потрясения, Эллин натянула одежду и вылетела за квартиры Марка. Задыхаясь от отчаяния, она пошла по улице, не разбирая дороги и расталкивая недоуменных прохожих. Каким-то чудом добралась домой – вроде бы поймала такси, – без сил опустилась на пол в прихожей и разрыдалась. Что-то больно впивалось в ладонь. Когда Эллин раскрыла руку, там все еще лежала пресловутая золотая серьга.

Она отшвырнула ее от себя словно скорпиона и тут же услышала мелодичный звонок телефона.

Неловко потянувшись за трубкой, молодая женщина смела со столика какие-то бумаги, записную книжку, флакончик духов, но даже не заметила этого.

– Эллин, ты дома? Почему ты уехала? Что случилось? Ответь мне! – послышался взволнованный голос Марка Адамса.

Собрав всю оставшуюся волю в кулак, она постаралась произнести как можно тверже, не допуская дрожи в голосе:

– Не звони мне. И не ищи встреч. Между нами все кончено.

– Но почему? – потрясенно произнес на том конце провода мужчина.

– Объяснений не будет! – отрезала Эллин и нажала на рычаг, не давая собеседнику возможности продолжить разговор.

Но стоило ей положить трубку, как самообладание тут же покинуло ее и из глаз брызнули слезы. Телефон звонил еще несколько раз, поэтому она вырвала провод из розетки. Все так же сидя на полу и закрыв лицо руками, Эллин горько плакала и качала головой, не желая верить в происходящее. Но доказательство измены – золотая сережка – лежало в двух шагах, неярко поблескивая в свете лампы.

Как он мог так поступить со мной? – мысленно сокрушалась она. Как мог лгать, глядя прямо в глаза, что у него никогда не было отношений с Анджелой? Неужели он настолько подлый человек? Неужели для него нет ничего святого?

В ее душе словно образовалась черная бездонная воронка, внезапно поглотившая все положительные эмоции, которые она испытала за последние недели. Сколько времени она просидела в прихожей – неизвестно, но потом Эллин все же удалось заставить себя подняться и дойти до кровати. Упав на нее прямо в одежде, она попыталась заснуть, но грустные мысли мешали забыться. Тогда молодая женщина пошла в ванную и достала из настенного шкафчика пластиковую баночку со снотворным.

Вытряхнув содержимое на ладонь, она с сожалением вздохнула. Всего две таблетки. Может, если бы их было в несколько раз больше, то удалось бы решить все проблемы разом? Так тяжело осознавать, что тебя снова предал любимый человек... Мир словно рассыпался на тысячу мелких осколков, и ничто не сможет вновь собрать их и склеить в единое целое.

Но Эллин решительно отогнала мрачные идеи. Конечно, ей сейчас плохо. Так плохо, что хочется завыть от горя. Но сводить счеты с жизнью – никогда! Она уедет из Нью-Йорка, причем все равно куда, лишь бы не встретить Марка даже случайно. Да, последняя любовь была велика. Так же велика, как боль, терзающая сейчас душу. Но она приложит все усилия, чтобы забыть о человеке, жестоко обманувшем ее. Пусть на это уйдет не один месяц, а может, и год, но она будет стараться.

Эллин выпила снотворное, легла на кровать и провалилась в странный сон, местами походящий на бредовые видения тяжелобольного человека. Ей снова снился зеркальный зал, однако теперь на месте зеркал зияли черные дыры. Прекрасные цветы увяли, бабочек не было, а на полу, кем-то выброшенные из аквариума, мучительно умирали разноцветные рыбки. Она взяла одну в руки, и та, глядя на нее круглыми глазами, беззвучно открывала рот, словно желая что-то сказать. Эллин поднесла рыбку к уху и вдруг услышала, как та зовет ее по имени. Сначала чуть слышно, потом все громче и громче.

20
{"b":"3309","o":1}