ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эллин кивнула.

– Да, с этим я согласна. Никогда не подумала бы, что буду работать журналистом. И деньги, конечно, хорошие. Только это все неважно. Я думаю уйти из журнала, невыносимо видеть Марка почти каждый день...

Говоря это, она вдруг обратила внимание, как странно смотрит на нее подруга. Во взгляде словно сквозит зависть. Но Эллин тут же отогнала от себя нелепые мысли. Не может быть, чтобы ей завидовали. И чему завидовать? Тому, что ее опять предали? Наверное, просто показалось при неярком свете лампы...

– А что слышно о Гарольде? – неожиданно сменила она тему разговора. – Ты видишь его?

– Не то чтобы часто, но случается, сталкиваемся, – ответила Джессика. – Считаешь, уже пора заводить разговор о разводе?

– Думаю, еще рано, – ответила Эллин. – У меня сейчас и без того много проблем...

Эллин замечательно провела выходные. В обществе Джессики и Стива ей было комфортно, она внутренне расслабилась и старалась не думать ни о чем плохом. В воскресенье вся троица гуляла по Центральному парку, а потом обедала в ресторане, принадлежащем Глории Кроуз. Посчастливилось даже встретить саму певицу – она сразу узнала Эллин, радушно поздоровалась и пожурила за то, что та не звонит.

Джессика следила за сценой изумленными глазами, а когда Глория отошла, накинулась на подругу с вопросами:

– Вы часто общаетесь? Сможешь взять для меня автограф?

– Сейчас попробую, – пообещала журналистка.

Лично ее никогда не интересовали автографы, но, если подружке хочется, почему бы нет? Она взяла со стола салфетку, достала из сумочки авторучку и поспешила за певицей.

– И обязательно скажи, что она мой кумир! – громко зашептала вслед Джессика.

Суперзвезда, выслушав просьбу, без лишних проволочек начертала на клочке: «На добрую память. Глория».

Подруга осталась довольна, тут же аккуратно сложила салфетку и убрала в сумочку.

– Ну вот, – удовлетворенно произнесла она. – Лет через пятьдесят продам ее автограф за миллион долларов и умру сказочно богатой...

Поздно вечером Джессика уезжала домой. Эллин и Стив прощались с ней.

– Теперь ты знаешь, как я живу, – сказала Эллин перед тем, как подруга уселась в свой «бьюик».

– По-моему, очень даже весело! – отозвалась та. – По крайней мере, веселее, чем в Мичигане.

– Может быть. Но уж точно не счастливее...

– Только давайте не будем о грустном! – поспешил вмешаться Стив. – Не стоит портить окончание такого прекрасного дня!

Все трое обнялись на прощание, а через несколько минут Джессика уже ехала назад в Мичиган.

Погода стояла чудесная, и Стив вызвался проводить молодую женщину до дома. Они шли, не произнося ни слова, как близкие друзья, которых не тяготит молчание. О чем говорить, если и так все понятно?

Доведя Эллин до подъезда, он залюбовался ее лицом в мягком свете уличного фонаря. Удивленно приподнятые брови, карие миндалевидные глаза, прямой нос, чувственные губы... То ли обстановка была романтичная – ночь, пустая улица, то ли вино взыграло в крови, но Стив, неожиданно для себя, наклонился к Эллин, стремясь поцеловать.

Она не оттолкнула его, не обругала, не дала пощечину, только чуть посторонилась и прошептала:

– Не нужно...

– Прости, я не хотел, – смутился он, делая шаг назад.

– Знаю, – ответила она. – Просто так получилось. Иногда я думаю о том, как прекрасно было бы, если бы я могла ответить на твою любовь. Но мое сердце упрямо страдает от чувств к другому. Жизнь устроена так несправедливо...

– Не продолжай, – попросил Стив.

– Но я должна! – Она заглянула ему в глаза. – Я хочу быть честной и с собой, и с тобой. И моя честность говорит, что между нами никогда не будет близких отношений. Я не смогу полюбить тебя как мужчину. Прими это как данность и, если сможешь, останься мне другом.

– Конечно. Я все понимаю, – грустно улыбнулся он. – Спокойной ночи.

И Стив медленно пошел прочь от дома Эллин. Обернулся лишь единожды, когда дошел до угла. Она все так же стояла у подъезда и смотрела ему вслед.

Однажды днем, когда Эллин по обыкновению работала над очередной статьей, в редакцию заявилась Анджела Райт. Блондинка явно была в ударе. Блузка с неизменно глубоким вырезом, мини-юбка – все как всегда. Но, судя по довольному выражению лица, на соседней улице только что раздавали деньги всем желающим и она оказалась первой в очереди. Редко можно было видеть мисс Фурию в таком прекрасном расположении духа.

Окинув надменным взглядом присутствующих, Анджела нашла среди них Эллин и громогласно заявила, не отводя от той глаз:

– В скором времени до всех вас дойдет новость, в достоверности которой кое-кто может усомниться. Поэтому, во избежание слухов и сплетен, я решила лично поставить всех в известность. Я и Марк Адамc назначили день помолвки!

Гробовая тишина повисла в редакции.

– Что-то не слышу аплодисментов, – продолжила она. – Мне казалось, в такие минуты все бросаются поздравлять!

Чьи-то жалкие хлопки послышались за одной из перегородок, но, не найдя поддержки, быстро смолкли.

– Так, все понятно, – приняла озабоченный вид блондинка, подойдя к своему столу и ища что-то среди бумаг. – Поздравлений не будет. Ну и ладно. В списках приглашенных тоже никто из вас не значится.

Она выудила из бумажной кучи пару листов, положила их в папку и вышла за дверь.

– Мистер Адамc сошел с ума, – заметил кто-то, когда шаги в коридоре смолкли. – Жениться на мисс Фурии! Уж лучше сразу в петлю.

Эллин молча переваривала услышанное, уставившись куда-то вдаль. Глаза пока оставались сухими, но горло словно сдавило и легким не хватало воздуха. Она огляделась, не смотрит ли кто на нее, потом встала и, слегка пошатываясь, вышла из комнаты. Дойдя до туалета, склонилась над раковиной и умыла лицо холодной водой. Дышать стало немного легче, но теперь на глаза навернулись слезы. Услышав приближающиеся шаги, она схватила бумажное полотенце и спряталась в одной из кабинок.

Эллин бесшумно плакала, утирая слезы быстро намокшим полотенцем. Прошло больше двух недель, как они расстались, отчего боль в сердце с каждым днем все сильнее? Как же хочется покоя, как же устала душа от постоянных страданий! Ни на минуту мысли о Марке не оставляют ее. Он предал ее любовь, так почему никак не получается его забыть? Непрекращающаяся тоска по его рукам, по его губам, по его запаху. Она мешает нормально спать, есть, работать. И не видно этому конца.

Скоро состоится помолвка, а за ней и свадьба. Марк и Анджела укатят в свадебное путешествие, начнут жить вместе, у них родятся дети...

А она будет существовать, сжигаемая изнутри безответным чувством.

Молодая женщина замотала головой. Ну никак не удавалось поверить в то, что Анджела способна искренне любить. Только Марк вряд ли поинтересуется мнением бывшей любовницы. Он уже сделал выбор. Роман с ней был для него лишь мимолетной интрижкой...

Возвращаясь домой вечером того же дня, Эллин думала, что наступил уже тот момент, когда ничего страшнее случиться не может. Нервное истощение, казалось, достигло предела. Еще чуть-чуть – и сердце разорвется на куски от растущей в нем неразделенной любви.

Поглощенная мыслями, она не обратила внимания, что за ней уже некоторое время следует черный «форд». Где-то притормаживая, где-то прибавляя скорость, он неизменно ехал позади, стараясь сохранять дистанцию и в то же время не терять молодую женщину из виду.

Эллин дошла до дома и скрылась в подъезде. Сидящий за рулем человек подождал некоторое время, не выйдет ли она обратно, а потом заглушил двигатель и открыл дверцу автомобиля. Мужчина, ступивший на асфальт, был высок и темноволос. Взяв с заднего сиденья букет роз, он вошел следом за Эллин, нашел консьержа и без долгих вступлений перешел к делу:

– Здравствуйте. Не подскажете, в какой квартире поселилась миссис Рос?

Пожилой мужчина изучающее посмотрел поверх очков на вошедшего, на цветы в его руках и сказал:

– Назовите свое имя. Я позвоню и узнаю, ждет ли она гостей.

23
{"b":"3309","o":1}