ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эллин стояла как оглушенная. Ее мозг отказывался верить в услышанное. Чтобы Гарольд, который так заботится о ней и оберегает, мог изменять ей с любовницей? Нет, это невозможно!..

Будто завороженная, она попрощалась с подругой, пришла домой, прибралась, приготовила ужин, включила телевизор. Все как всегда. Вдруг в ее голове словно стали складываться кусочки головоломки. Она припомнила, что в последнее время муж стал часто задерживаться на работе. И что кто-то регулярно звонит по телефону и бросает трубку, если слышит ее, Эллин, голос. А когда в последний раз он был с ней близок как с женщиной? Месяц или два назад? Это все, конечно, не доказательства измены, но после слов Джессики червячок сомнения зародился в ее душе.

Шарить по карманам и листать записные книжки – низко и недостойно. Эллин была уверена, что, стоит ей задать Гарольду прямой вопрос, и он честно на него ответит. Он всегда был честным...

Эллин вылезла из ванны и обернулась в синее махровое полотенце. Как ни старается она гнать воспоминания, они все равно лезли в голову. Она даже разозлилась на себя, но какой от этого толк?

Эллин надела майку, в которой привыкла спать, и забралась в чистую постель. Да, здесь спать было определенно удобнее, чем в кресле автобуса. Молодая женщина посмотрела на циферблат дорожного будильника. Первый день в Нью-Йорке подходил к концу.

2

Впервые за несколько последних месяцев Эллин удалось сладко выспаться. Сон был настолько глубок, что когда она открыла глаза, то не сразу смогла припомнить, что же ей снилось. Что-то очень приятное... Кажется, она танцевала с каким-то мужчиной в зеркальном зале... Вокруг цвели тропические цветы, летали огромные бабочки... Пол, по которому они скользили в танце, был стеклянный, а под ним, в гигантском аквариуме, плавали рыбки. Эллин была в белом платье, ее кавалер – в черном костюме. Его лица, к сожалению, она никак не могла вспомнить. Отчетливо отпечатались в памяти только зеленые глаза. Но, в конце концов, это же был всего лишь сон, правда? Молодая женщина еще долго лежала в кровати, обнимая подушку и улыбаясь своим мыслям.

Как же хорошо, думала она, какой сказочный сон. И какое чудесное утро, словно в беззаботном детстве, когда просыпаешься и ничто тебя не тревожит. Знаешь, что предстоящий день принесет только приятные сюрпризы. Никаких ссор, страха и слез. Жизнь чудесна.

Понежившись вволю, Эллин взглянула на часы. Стрелки показывали без четверти полдень. На работу еще не скоро, но и валяться в постели весь день тоже не хотелось. Чем можно заняться в незнакомом городе, если собираешься остаться в нем надолго? Конечно, попытаться узнать его лучше. Погулять, посмотреть достопримечательности, заглянуть в магазины – а как же без этого? Что-то там водитель такси говорил про Манхэттен? Туда и было решено отправиться.

Но сначала Эллин приняла душ, позавтракала пиццей и уделила должное внимание прическе, заплетя густые волосы во французскую косу. Потом, как и подобает молодой и красивой женщине, сорок минут крутилась перед зеркалом, выбирая, какой из двух имеющихся блузок отдать предпочтение. В конечном итоге решила надеть джинсы и свитер, потому что так гулять по городу удобнее, а блузку под курткой все равно никто не разглядит.

Добравшись до самого сердца Нью-Йорка на метро без особых приключений, Эллин два часа бродила по улицам, наслаждаясь шумной жизнью Манхэттена. До этого она была здесь с родителями совсем маленькой девочкой, и воспоминаний о том визите почти не осталось. Запомнился рассказ отца, что в тридцатых годах Нью-Йорк стали называть Большое Яблоко – с легкой руки джазовых музыкантов. Среди них якобы была популярна фраза: «Есть много яблок, но если играешь в Нью-Йорке, то считай, что самое большое яблоко у тебя в кармане».

Сначала Эллин сомневалась, что ей понравится это место, ведь она любила свой родной городок в штате Мичиган, где нет ни небоскребов, ни полчищ туристов. Но прогулка, к удивлению, пришлась ей по душе. Молодая женщина прошлась по Пятой авеню до одного из первых нью-йоркских небоскребов высотой всего в двадцать один этаж. Его построили в начале двадцатого века и за треугольную форму прозвали «утюгом». Там она свернула на Бродвей и окунулась в мир мюзиклов. С огромных светящихся афиш на нее взирали герои представлений, и Эллин словно читала в их глазах: «Мы поймали удачу за хвост, а получится ли у тебя?» Потом она добралась до одного из крупнейших универмагов на свете, на углу Бродвея и 34-й стрит – он просто поражал размерами, так как занимал целый квартал. Внезапно Эллин обнаружила, что Манхэттен словно наполняет ее мощной энергией, восхищает, очаровывает и притягивает.

Столько впечатлений! Вся ее прошлая жизнь казалась после увиденного серой и невзрачной. Но в то же время уроженка Мичигана понимала, что сейчас она здесь – никто, ничем не примечательная миссис Провинциальность. И придется очень постараться, чтобы откусить свою долю от Большого Яблока. Ведь пока, кроме желания самореализоваться, у нее ничего не было за душой.

Ну и пусть, размышляла Эллин, стремление – это уже кое-что. Ничего, что пока я живу в Бруклине, для второго дня в Нью-Йорке это тоже достижение. Буду работать и всего добьюсь.

Около шести вечера Эллин Рос в приподнятом настроении пришла в кафе «Веселый Роджер». Она думала, что прогулка по Манхэттену измотает ее, но оказалось наоборот, бурлящая там жизнь воодушевила женщину.

– А, вот и наша новая официантка! – Бармен дружелюбно улыбнулся. – Хелен тебя уже заждалась. Иди, она в раздевалке. Сначала направо, мимо кухни, потом вниз...

Эллин внимательно выслушала объяснение и вошла в дверь рядом со стойкой бара.

– Дорогуша, главное правило, если собираешься здесь работать: не опаздывать! – Хелен встретила новую работницу не очень приветливо. – Тебе надо полистать меню, иначе с первого раза не сориентируешься, будешь бегать за помощью, отвлекать меня.

– Но я же не опоздала! – Эллин не хотелось ссориться с опытной официанткой, однако и давать себя в обиду она не собиралась.

– Я и не сказала, что ты опоздала, я сказала: в будущем не опаздывать! – заявила Хелен тоном, не терпящим возражений. – Теперь давай разберемся с униформой. Рост у тебя подкачал, а вот фигура что надо. В шкафу найдешь платье и фартук. Примерь, я посмотрю. Какой размер обуви носишь? Отлично, туфли возьми там же.

Эллин заглянула в шкаф и достала розовое одеяние, все в рюшах и воланах. Надев, подошла к большому зеркалу, висящему на стене. Платье сидело неплохо. Может, было великовато в талии, но если завязать фартук, то это незаметно. А вот розовые туфли, которые прилагались к униформе, привели Эллин с тихий ужас.

– Какой высокий каблук! Я никогда такой не носила!

– Ну и что? Все бывает в первый раз! – Довод явно не убедил Хелен. – Главное размер подходит?

– Да...

– Вот и прекрасно. Ничто так не украшает стройные женские ножки, как туфли на высоком каблуке. Тем более при твоем росте.

Что правда, то правда – Эллин никто бы не назвал дылдой. Даже надев туфли, она едва доставала рослой официантке до подбородка. Хелен осталась довольна ее внешним видом и даже перестала ворчать. Украсив прическу напарницы розовыми бантиками, она предложила:

– Наша смена начинается через десять минут. Есть время выпить по чашечке кофе, за счет заведения, разумеется.

И они пошли в кухню. Пока Эллин пила маленькими глотками кофе и изучала меню, Хелен напутствовала:

– Никогда не груби. По себе знаю, сдержаться очень сложно, здесь такие противные клиенты иногда попадаются! Я обычно про себя до десяти считаю, это помогает. Если кто начнет руки распускать, не впадай в панику. Сразу скажи бармену, он быстро утихомирит гуляку.

– Хелен, клиент ждет! – Бармен Билл заглянул в кухню, намекая, что пора работать.

– Вперед, Эллин! – Хелен без долгих разговоров сунула новоявленной официантке в руки блокнот с карандашом и проводила в зал.

4
{"b":"3309","o":1}