ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я не верю вам, — наконец тихо проговорила она. — Возможно, Натали и рассказала вам все это, но она…

— Была отъявленной лгуньей? Да, я знаю, но на этот раз я верю ей. Она знала, что мы со Слейтером любим друг друга… Знала, что он хочет развестись с ней… Неужели вы не понимаете, почему она приняла столько снотворного?

Правда была ужасна, гораздо ужаснее, чем воображала себе Крис.

— Она была слишком эгоистична, чтобы отпустить его, — продолжала Сара, на ее скулах выступили красные пятна. — Она не любила его, но и расстаться с ним тоже не желала…

— Но Софи… — слабо запротестовала Крис, — он любит ее… она любит его…

Сара пожала плечами.

— Слейтер чувствует свою ответственность по отношению к ребенку, он порядочный человек. Но как только мы поженимся, для ублюдка Натали в этом доме больше не останется места. Если вы так тревожитесь за нее, почему бы вам не взять ее с собой, когда вы уберетесь туда, откуда приехали? Вам обеим здесь не место, — безжалостно добавила Сара.

Она вышла раньше, чем Крис успела что-нибудь ответить. Ей не хотелось верить в то, что сказала Сара, но в глубине души она почему-то понимала, что все это правда. Софи действительно не ребенок Слейтера… И Софи об этом знает. Кто рассказал ей об этом? Сара? Она была достаточно жестока, чтобы так сделать. Но Натали?

Крис вспомнила, словно это произошло только вчера, как кузина сказала ей, что ждет ребенка от Слейтера. У нее не было причин не верить Натали, однако Сара утверждала, что они даже не были любовниками. Но если Слейтер не отец Софи, тогда кто же?..

Вдруг как будто луч света упал в дальний уголок ее памяти, и в голове внезапной вспышкой возникла картина. Сбросив одеяло, она вскочила с кровати и быстро подошла к туалетному столику, где лежало письмо Рея. Дрожащими пальцами Крис вытащила из конверта фотографии. Сходство сына Рея с Софи было столь разительно, что она удивилась, как не заметила этого раньше. Она все еще изучала фотографию, когда в комнату вошел Слейтер.

— Софи — ребенок Рея, — сдавленно произнесла Крис, едва веря своим словам.

— Да, он ее поимел, если ты это хочешь сказать, — угрюмо проговорил Слейтер. — Не так приятно обнаруживать, что кто-то, кому ты веришь, обманул тебя. Не так ли, Крис?

— Он не мог этого знать, — прошептала Крис. — Натали…

— Натали умоляла помочь ей. А он велел ей сделать аборт, — поспешно прервал ее Слейтер. — Она была в отчаянии, когда пришла ко мне.

— И ты женился на ней, потому что…

— На твоем месте я стал бы расспрашивать об этом не меня, а Рея. Но в чем причина такой внезапной проницательности?

— Когда мы были в коттедже, Софи произнесла несколько слов, — медленно проговорила Крис. — Я сказала, что хочу отвести ее домой к тебе, на что она мне ответила, что ты не ее отец…

— Ведьма! — Лицо Слейтера побелело, рот сжался в тонкую линию. — Неужели Натали рассказала ей? Она часто угрожала мне, что все расскажет девочке, но я никогда не думал…

— То, что ты думал, теперь не имеет значения.

Крис заметила, как при этих ее словах он насторожился.

— Все это доказывает одно — только я несу ответственность за Софи, — решительно проговорила она. — И я как можно скорее постараюсь все оформить, чтобы мы обе смогли уехать.

— Что? — почти прокричал он. — Софи никогда не уедет отсюда!

— Зачем она тебе?

Несколько секунд Слейтер смотрел на нее со смесью ненависти и отвращения, затем сдавленным голосом произнес:

— А ведь ты не изменилась, Крис. Ты всегда ставила все с ног на голову, потому что тебе так было удобно. Но на этот раз номер не пройдет…

Он вышел, хлопнув дверью. Крис засунула фотографии обратно в конверт и положила его на туалетный столик. Даже сейчас все случившееся с трудом укладывалось у нее в голове, но одно она знала наверняка: Рей никогда не уговаривал Натали сделать аборт. Он был глубоко верующим человеком, хотя об этом знали очень немногие.

Рей сам был незаконнорожденным и как-то сказал ей, что, если бы аборты были разрешены во времена молодости его матери, его вообще бы не было на свете. Мать бросила его в раннем детстве, и у него было несколько приемных родителей. Крис была уверена, что он признал бы любого своего ребенка.

Она должна поговорить с Реем, но новость о том, что у него есть шестилетняя дочь, вряд ли стоит доверять телефону. А как же Софи? Могло ли случиться так, что известие о том, что Слейтер не ее отец, заставило малышку потерять дар речи? Ей нужно поговорить с Ховардом. Но его нельзя приглашать в дом, потому что появление Джона может снова огорчить Софи. Несколько минут Крис размышляла. Коттедж… Они могут встретиться там… • Одно она знала наверняка: нельзя оставлять Софи здесь. Когда Сара и Слейтер поженятся, девочка окажется во власти ненавидящей ее мачехи. А этого нельзя было допустить. Бедная крошка и так уже достаточно настрадалась!

Крис нахмурилась. Почему Слейтер не рассказал ей, что вынудило его жениться на Натали? Впрочем, какое это теперь имеет значение! Когда она думала, что он увлекся кузиной и предпочел ее, ей становилось плохо. Но мысль, что Слейтер женился на Натали, не любя ту, была еще более горькой.

Крис пришлось ждать три дня прежде, чем ей представилась возможность позвонить Джону, не будучи услышанной Слейтером. Она старалась как можно больше времени проводить в постели, чтобы не встречаться с ним. Несколько раз Слейтер сам поднимался к Крис в комнату, чтобы проведать ее, и при этом выглядел на редкость угрюмым.

На третий день вынужденного пребывания Крис в постели в ее спальню вошел Слейтер и коротко объявил, что уезжает по делам.

— Только не вздумай выкинуть какую-нибудь глупость во время моего отсутствия, — мрачно предупредил он, останавливаясь около кровати.

Слейтер еще не надел пиджак, и тонкая ткань рубашки обрисовывала рельефные мускулы на груди. Крис захотелось ощутить ее тепло под своими пальцами, но она подавила в себе греховное желание и отвела глаза в сторону, чтобы он не догадался о ее мыслях.

— Нам все еще нужно поговорить, — тихо сказал Слейтер.

— Нет! — резко ответила она.

По выражению его липа Крис поняла, что он уловил страх в ее голосе. Линия его рта стала тверже, янтарные глаза сверкнули.

— Да, черт возьми! Чего ты боишься, Крис? Вот этого?

Прежде чем она поняла, что он хочет сделать, Слейтер впился поцелуем в ее губы. Его плечи заслонили свет, а руки придавили к матрасу.

Сначала она рванулась, пытаясь освободиться, но желание, которое его яростный поцелуй возбудил в ней вопреки всем благим намерениям, наполнило ее. Нежные губы раскрылись навстречу его губам, руки обвились вокруг его шеи, а пальцы запутались в его волосах.

Крис почувствовала, как скрипнули пружины под тяжестью мужского тела, и возликовала от его близости. Она не сопротивлялась, когда Слейтер спустил с ее плеч бретельки ночной рубашки и дотронулся пальцами до упругой округлости ее груди. Должно быть, он услышал тихий стон удовольствия, вырвавшийся из ее горла. Крис почувствовала, как его тело напряглось, и волна румянца залила ее щеки. Отодвинувшись от Слейтера, она зарылась лицом в подушку.

— Опять бежишь, Крис? — Она чувствовала его горячее дыхание на своей коже. — Хорошо, я отпущу тебя… на этот раз. Но ты не можешь убегать всегда.

Слейтер встал, и ее тело осталось в тоскливом одиночестве. Он направился к двери, и Крис с трудом сдержалась, чтобы не позвать его. Только после того как дверь за ним закрылась, она смогла перевести дыхание. Чем раньше она уедет отсюда, тем лучше, сказала себе Крис, прислушиваясь к звуку отъезжавшей машины. Она не знала, что затеял Слейтер, но в одном была уверена твердо, — если она позволит вовлечь себя в эту игру, то не выйдет из нее победительницей.

Убедившись, что Слейтер уехал, она быстро оделась. К счастью, миссис Ланкастер не было дома — она ушла вместе с Софи, — и ничто не могло помешать Крис позвонить Ховарду.

Тон Джона показался ей холодным и сдержанным, но что в этом удивительного. Если то, что Сара сказала о Натали, было общим мнением, ее вполне могли измазать той же грязью, что и кузину.

23
{"b":"3310","o":1}