ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Не сейчас! Мне нужно срочно привести дом в порядок и обдумать, как лучше организовать ужин. Скажи мне просто, придешь или нет, чтобы я знала, можно ли на тебя рассчитывать.

Черри вспомнила замечание Берта по поводу своего монашеского образа жизни, его обвинения в том, что она отгородилась от всего остального света каменной стеной, и… согласилась.

– Тогда жду тебя в восемь – в половине девятого, – радостно воскликнула Энн и тут же испустила пронзительный вопль, сопровождавшийся звоном бьющейся посуды. – Кажется, это одна из моих сервировочных тарелок. Я сейчас придушу это маленькое чудовище! Пока!

Чарити, улыбаясь, положила трубку на рычаг. Хотя подруга время от времени объявляла, что ее дочь – это сущее наказание, трудно было себе представить более любящую и преданную мать. Девушка вспомнила, как малышка Люси сидела у нее на коленях, играя бусами, и у нее защемило сердце. Как приятно держать на руках ребенка…

Очнувшись от этих сентиментальных воспоминаний, Черри сурово отчитала себя за неуместную чувствительность. Если она собиралась идти на ужин, следовало закончить работу, начатую утром, иначе говоря, – еще пару часов провести в сушилке.

Лестер побежал вслед за нею. Он сопровождал хозяйку повсюду, и если исчезал из поля зрения, то только погнавшись за одним из кроликов, в изобилии водившихся на пустыре у фермы Кортс-хоум. Как правило, пес возвращался запыхавшийся, с виноватым выражением на морде, словно извиняясь, что увлекся и оставил Черри без присмотра.

После обеда наступила невыносимая жара. На небе не было видно ни облачка, но духота в воздухе явственно говорила о приближении грозы. Чарити задумалась. Возможно, стоит весь этот день потратить на сбор цветов, невзирая на то, что они еще не до конца распустились. Уж лучше собрать не самые лучшие растения, чем потерять весь урожай целиком. Впервые за все эти годы Чарити пришла в отчаяние оттого, что рядом нет никого, кто бы разделил ее смятение и тревогу и подсказал правильное решение.

Делать нечего, придется действовать самостоятельно. Она поплелась в сушилку, отогнав все мысли и тревоги прочь.

Поскольку она перекусила в гостях у миссис Дакр, а вечером ее ждал роскошный ужин у Фордов, Черри решила не тратить время на еду. Она работала не покладая рук с пяти до семи, когда, спохватившись, сообразила, что ей скоро выходить, а она совершенно не готова.

К счастью, весной Чарити установила на участке дорогостоящую поливную систему, и сейчас в который раз имела возможность убедиться, что этой установке цены нет: стоит повернуть кран – и можно заниматься своим делом, все цветы будут политы. А ведь раньше ей приходилось таскать тяжелые лейки с водой от ближайшего крана в стене, отгораживающей участок от Кортс-хоума, до самой далекой делянки.

Но поливная установка стоила очень дорого, и именно поэтому вопрос об урожае этого года стоял для нее так остро. На банковском счету Черри оставалась до смешного малая сумма. С тех пор, как погиб Джулиан, она вынуждена была постоянно думать о своем материальном положении. Хотя чудовищные долги мужа остались в прошлом, Чарити не раз просыпалась ночью, обнаружив, что только что во сне лихорадочно производила расчеты, пытаясь уяснить, укладывается ли в бюджет.

Если же урожай погибнет… Хватит паниковать, сказала она себе с раздражением. Метеорологи предсказывали, что гроза разразится через двое суток, так что в запасе у меня еще куча времени, хотя на этот раз цветы придется собрать несколько раньше, чем хотелось бы…

Включив поливальное устройство, Черри вихрем взбежала наверх и кинулась в ванную. Лестер улегся у порога, жалобно поскуливая. Он отлично понимал, что хозяйка собирается уйти, и уже заранее выражал обиду на своем зверином языке.

Чарити, привыкшая к таким истерикам, с железной невозмутимостью сносила его вой. Конечно, в бархате ей будет жарковато, но больше надеть нечего. Она натянула платье, и мягкая ткань коснулась ее кожи – ласково, как рука мужчины…

Поймав себя на этой мысли, девушка густо покраснела и воровато оглянулась через плечо, словно ожидая, что сзади нее возник неизвестно откуда Берт и наблюдает за ее туалетом.

Черт бы побрал этого парня! Почему он незримо присутствует в ее жизни, даже находясь где-то вдалеке?

Она уже наполовину оделась, когда зазвонил таймер, извещая, что пора заканчивать полив. Черри стояла у зеркала, пыталась привести в порядок влажные, вьющиеся кольцами волосы, – казалось, они торжествовали, хотя бы ненадолго вырвавшись из вечного плена конского хвоста. Отправляясь в гости, она обычно аккуратно укладывала их в пучок, полагая, что зрелая двадцатипятилетняя женщина будет выглядеть с буйной шевелюрой, словно какая-нибудь разбитная молоденькая девчонка.

Когда она поделилась этими своими соображениями с подругой, та подняла ее на смех.

– Тебе стоит хотя бы иногда смотреть телевизор, чтобы убедиться, как много женщин за тридцать и старше носят распущенные волосы! – с укором сказала Энн. – У тебя такие пышные локоны. Ты даже не представляешь, какое это счастье – не думать о прическе!

Чарити тогда мрачно ответила, что она, конечно, постриглась бы, если бы в этом был хоть какой-то смысл, но коль скоро ее волосы остаются длинными, гораздо легче собрать их в конский хвост и забыть об этом.

С наслаждением ощущая первую вечернюю прохладу, девушка сбежала в сад и завернула кран. На обратном пути она буквально врезалась в Берта и с трудом устояла на ногах. Он подхватил ее под руку, и она застыла, глядя на него сверкающими глазами.

– Прости, – наклонив голову, сказал он. – Я напугал тебя, хотя вовсе не хотел этого.

– Что ты здесь делаешь? – возмутилась Чарити и поспешно отодвинулась, чувствуя, как по телу пробегает странная дрожь. Только сейчас заметив, что он одет в смокинг, она фыркнула: – Если ты приехал сюда для того, чтобы уговорить меня снова поужинать с тобой, то опоздал. Я уже приглашена в другое место.

– Я знаю, – сказал он кротко, но Черри готова была поклясться, что глаза у него смеялись. Смеялись над нею! Ее бросило в жар. Она вообще терпеть не могла насмешек, а уж от этого человека – особенно. – Поэтому, собственно, я здесь, – пояснил он, предупреждая ее гневную реплику. – Приехал, чтобы проводить тебя.

– Куда?

– К твоей подруге Энн, дизайнеру по интерьерам, адрес и телефон которой ты мне вчера дала, – охотно поведал он. – Она пригласила меня на ужин и просила захватить тебя по дороге.

Чарити выругалась про себя. Ядовитые слова в адрес Берта уже готовы были сорваться с ее губ. Она собиралась заявить, что не нуждается в его услугах, когда вдруг поняла, что ее бешенство только еще больше развеселит его.

– Боюсь, я пока еще не совсем готова, – выдавила она из себя, ухватившись, как за спасительную соломинку, за первый попавшийся предлог. – Почему бы тебе не поехать без меня?

– И дать Фордам повод усомниться в моем благородстве? – Берт вопросительно приподнял бровь.

Вечерний ветер играл пышными локонами Черри. Потянувшись, Берт отбросил прядь с ее лба.

– У тебя чудесные волосы, – тихо сказал он и, прежде чем она успела отскочить в сторону, погрузил пальцы в шелковистый водопад и словно гребнем провел по нему. Но тут же, вздрогнув, отпрянул назад и с легким поклоном сообщил: – Я готов подождать!

Чарити побежала в дом, разъяренная и испуганная одновременно. Какое право он имел вмешиваться в ее жизнь с такой вот бесцеремонностью? Как посмел он приехать и предложить свои услуги, зная, что она не переносит его общества? И какого черта Энн затеяла эту игру, не предупредив заранее, что в деле замешан Берт?

Самое печальное, что Черри не могла сделать единственно разумный в ее положении шаг: просто не поехать на ужин. Она была слишком хорошо воспитана, чтобы позволить себе подвести других людей, даже если одним из них являлся Берт Сондерс. Кроме того, она не могла ради собственного каприза сорвать деловые планы Энн и обидеть подругу. Единственное, что ей оставалось, это скользнуть на сиденье «даймлера» и ледяным тоном сообщить:

12
{"b":"3312","o":1}