ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Надеюсь, ты понимаешь, что я делаю это только ради Энн?

5

Хозяйка встретила их на крыльце и провела в дом. Воспользовавшись тем, что Том Форд отвлек внимание ее спутника, Чарити с упреком сказала:

– Кто бы мог подумать, что твоим клиентом окажется Берт Сондерс.

Энн беспечно пожала плечами.

– Я и сама об этом не мечтала, – честно призналась она. – Кстати, благодарю за протекцию. Берт позвонил сегодня в полдень, и мы с ним сразу же нашли общий язык. Он пригласил меня посетить Мэйн-хауз в любой свободный день. Судя по всему, он хочет, чтобы я занялась оформлением комнат, в которых должна разместиться его мать. Она живет в Брайтоне, но несколько раз в год приезжает к сыну в гости. Берт рассказал мне, что это первый настоящий дом, который у него когда-либо был в жизни, – добавила она оживленно, увидев, что муж увел гостя в сад, чтобы показать, как оборудован бассейн.

Когда Форды купили у местного священника этот маленький загородный дом в георгианском стиле, он был в крайне запущенном состоянии. Зато теперь каждая из комнат свидетельствовала о блистательном дизайнерском мастерстве и хозяйственности Энн.

– Времени было так мало, что ужин пришлось готовить на скорую руку, – извиняясь, сказала молодая женщина, уводя подругу на кухню.

– А зачем ты вообще затеяла все это? – поинтересовалась Чарити. – Разве нельзя было обойтись без официального приема?

– Можно. Но когда Берт рассказал, что живет холостяком и еще не подыскал себе экономку, мне вдруг показалось, что ему, должно быть, очень одиноко. Судя по всему, он еще не успел завести здесь знакомства. Кстати, – добавила она, многозначительно приподняв бровь, – почему ты ни словом не обмолвилась о своем новом соседе?

Черри пожала плечами и отвернулась, пряча взгляд.

– Ты же знаешь, как я занята в это время. Еще не хватало, чтобы кто-нибудь докучал мне.

– Докучал? – расхохоталась Энн. – Ты имеешь в виду Берта? Дорогая, я могу назвать десятка два женщин, которые пошли бы на многое ради такого многообещающего знакомства. – Увидев, что подруга обиженно поджала губы, она мгновенно сменила тон: – Извини, Чарити. Я иногда забываю о том, что у тебя сейчас нелегкое время, но ведь не все мужчины такие, как твой муж.

– Не все? – с горечью переспросила девушка. – А почему ты решила, что Берт Сондерс согласится подбросить меня сюда вечером?

Энн смутилась, сосредоточенно разливая по тарелкам суп из шампиньонов.

– Ну, я…

– Не потому же, что он увлечен мной, если ты это собиралась сказать, – безжалостно продолжала Чарити. – Он жаждет моей земли, а не моего тела, хотя, как мне кажется, вполне может притвориться, что больше всего на свете мечтает затащить меня в постель, если только это поможет ему заполучить вожделенный участок.

– Нет, Черри, нет! Я уверена, что ты ошибаешься! – воскликнула потрясенная Энн. – Не может быть, чтобы он был способен на такое!

Чарити саркастически усмехнулась и едко заметила:

– Он же мужчина.

С трудом удержав вздох, Энн промолчала, рассудив, что спорить с подругой на эту тему бесполезно. Она лично находила Берта Сондерса очаровательным и, хотя и любила своего мужа, тем не менее с удовольствием любовалась мужественной фигурой нового знакомого.

Бедняжка Черри, подумала она печально, расставляя тарелки с супом. Она даже не представляет себе, что теряет! Сама Энн прекрасно осознавала, насколько ей повезло: ведь у нее был заботливый муж, очаровательная дочка и любимое дело.

С этими мыслями она отправилась в сад, чтобы позвать мужчин к столу.

Вечер прошел на удивление быстро, с удивлением заметила Чарити, когда они с Энн, приготовив кофе, несли чашки в оранжерею.

– Я бы хотел сделать что-нибудь вроде этого у себя в Мэйн-хаузе, – заметил Берт, внимательно рассматривая легкие и прочные конструкции оранжереи. – В любом случае это лучше, чем нынешняя обстановка. Вы не согласны со мной, Чарити? – поинтересовался он.

Девушка поджала губы, поймав на себе удивленный взгляд Энн, и разозлилась еще больше, когда Берт жизнерадостно продолжил:

– Вчера вечером ваша подруга побывала у меня, – обратился он к хозяйке. – Мне хотелось услышать ее совет по поводу оформления комнат, в которых будет жить моя мать, но она очень кстати переадресовала меня к вам.

Черри готова была убить его. От нее не ускользнуло, каким любопытством загорелись глаза Энн. Эта женщина была неисправимым романтиком и никак не могла понять, что, оставшись одна, Чарити чувствовала себя куда более счастливой, чем замужем.

– Вообще-то, мне нужно идти, – резко сказала она. – Утром вставать чуть свет, да и прогноз погоды неблагоприятный. В ближайшие дни обещают грозу.

– Дорогая, ты всегда этого боялась! – озабоченно воскликнула Энн. – И что же ты собираешься делать? Успеваешь собрать урожай вовремя?

– Скорее всего, да, – заверила ее Черри, – хотя на цветы потребуется два-три дополнительных дня.

Она не осознавала, что ее опущенные плечи свидетельствуют об усталости, а в голосе звучит отвращение при одной только мысли о предстоящей работе.

– А что, собственно, случилось? – спросил Берт, прерывая наступившую тишину. – Вы наняли кого-нибудь для сбора цветов?

– Собиралась, – призналась Чарити, – но так и не успела. Обычно я прошу миссис Доусон с почты позвать здешних ребят, которые хотели бы заработать немного денег на карманные расходы, но сейчас уже поздно заниматься этим. Остается надеяться, что хорошая погода продержится еще недельку.

– Я бы с радостью пришла помочь тебе, но именно сейчас я не могу этого сделать, – сказала Энн.

Черри устало покачала головой.

– Можно мне позвонить от тебя, чтобы вызвать такси?

Краем глаза она заметила, что Берт нахмурился.

– Это ни к чему, – сказал он мрачно. – Я довезу вас до дома.

Заметив, что Энн с любопытством наблюдает эту сцену, Чарити напустила на себя как можно более безразличный вид, повернулась к Берту и сдержанно заметила:

– Вам ведь нужно еще многое обсудить со своим будущим дизайнером.

Энн и Берт обменялись понимающими взглядами.

– О нет, – жизнерадостно воскликнула молодая женщина. – Мы сможем говорить о чем-то конкретно лишь после того, как я своими глазами увижу дом. Пока я могу лишь догадываться о том, что именно задумал Берт и какую сумму он готов вложить в реконструкцию, – добавила она со смешком.

Черри не оставалось ничего иного, как признать свое поражение.

Только что пробило одиннадцать, но на улице по-прежнему было очень душно. Все пожелали друг другу спокойной ночи, и Берт подошел к Чарити, чтобы проводить ее к машине, но девушка решительно отступила в сторону.

Теперь, когда ужин кончился, она вдруг почувствовала себя бесконечно уставшей, настолько, что не оставалось сил выговорить Берту за то, что он упомянул об их совместно проведенном вечере.

Когда автомобиль тронулся с места, она откинулась в кресле и моментально заснула. Берт посмотрел на нее с сочувствием и печальной усмешкой. Свернувшись калачиком, она не видела и не слышала ничего, что происходило вокруг.

Доехав до Уайн-коттеджа, Берт остановил «даймлер» у крыльца и пристально поглядел на спящую девушку. Затем он нагнулся к ней, расстегнул ремень безопасности и, обойдя машину, легко, словно пушинку, подхватил Чарити на руки.

Она пошевелилась, что-то бормоча сквозь сон и бессознательно сопротивляясь его объятиям, но мягкое, бережное прикосновение успокоило ее, и девушка снова задышала ровно.

Берт, отыскав в ее сумочке ключи, отпер дверь, шикнул на взвизгнувшего от радости Лестера и понес Чарити наверх, в спальню. Там он помедлил, размышляя, надо ли раздевать ее. Какой пламенный и неукротимый дух живет в этом миниатюрном хрупком теле, подумал Берт и легонечко провел пальцами по ее лицу. Как же она разозлится утром, обнаружив, что спит в своей постели раздетая…

13
{"b":"3312","o":1}