ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Инга Берристер

Дама сердца

1

Когда Молли прочитала задание редактора, на ее хорошеньком личике появилось хмурое выражение, а карие глаза с золотистыми крапинками потеряли свой обычный блеск.

«В 14.30 прибыть на ферму Эджхилл и взять интервью у миссис Лоусон. Записать ее рецепты домашнего консервирования».

Сформулированная шефом тема не вызвала у Молли энтузиазма, Выбирая факультет журналистики, она мечтала совсем не о том, чтобы стать рядовым сотрудником в газете маленького городка, затерянного в глубине патриархальной Англии. Конечно, ей еще повезло. Многие из ее однокашников вообще не смогли найти работу. И потом, это. всего лишь начало, первая ступенька в ее профессиональной карьере. Молли надеялась, что в конце концов она сможет занять более высокое положение – в крупной газете или даже на телевидении.

Вообще-то, если бы не родители с их трезвым и рассудительным взглядом на жизнь, она вряд ли согласилась бы принять предложение, которое поступило через куратора ее университетской группы. Энергичную и неугомонную девушку совершенно не привлекала тихая провинциальная жизнь.

– Пойми, папа, мне совсем не интересно писать о свадьбах и деревенских ярмарках, – заявила она отцу, обсуждая с родителями это предложение.

– Понимаю, – спокойно ответил тот. – Но прежде чем начать бегать, надо научиться ходить.

– И потом, это хоть какая-то работа, – мягко вступила в разговор мать. – Хотя я предпочла бы, чтобы ты оказалась поближе к дому.

Ее родители жили в уютном пригороде Лондона, а маленький городок Фордкастер, где предстояло работать Молли, находился на западном побережье Англии, вдали от главных дорог, и мог служить скорее декорацией к историческому фильму.

Кипучая натура Молли жаждала деятельности, а вместо этого ей придется изучать кулинарные рецепты какой-то миссис Пэт Лоусон. Девушка вздохнула, успокаивая себя тем, что этот материал наверняка был бы интересен ее матери, которая любила и умела готовить.

Не прошло еще и недели, как Молли приступила к работе в «Фордкастер газетт». Прошедшие субботу и воскресенье она потратила чтобы устроиться в маленьком арендованном коттедже, который должен был стать ее новым домом, а затем провела три первых рабочих дня, изучая подшивку газеты, чтобы, по выражению владельца и одновременно главного редактора издания, «проникнуться ее духом».

– Тебе будет интересно работать с Бобом Флери, – сказал девушке куратор, когда она сообщила ему, что принимает предложение. – Он незаурядная личность и в некотором роде тоже индивидуалист – правда, не до такой степени, как ты, – с иронией добавил он.

За время ее учебы в университете у них было несколько стычек, и наставник часто выговаривал Молли за то, что она слишком импульсивна и чаще действует под влиянием эмоций, нежели разума.

– Какое странное имя – Флери, – проговорила Молли, которой на сей раз удалось сдержаться и не отреагировать на провокационный выпад куратора.

– У него французские корни, – ответил тот. – В свое время в той части побережья часто высаживались контрабандисты, переправлявшие не только товары, но и людей. Кстати, учти, что твой будущий шеф, несмотря на свой индивидуализм, придерживается сложившихся традиций. Фордкастер – это типичный провинциальный английский городок, и Боб считает, что в его газете не должно быть ничего, что идет вразрез со взглядами читателей.

У Молли окончательно испортилось настроение. Эта работа была абсолютной противоположностью тому, ради чего она училась. Впрочем, девушка понимала, что для получения такого места, о котором она мечтала, диплома с отличием недостаточно. А влиятельных знакомых у нее не было. Молли подозревала, что куратор испытывает удовлетворение от того, что вынудил ее согласиться на работу, которая требует скорее выдержки и терпения, чем таланта репортера.

– Ты сможешь многому научиться у Боба, – сказал куратор уже более серьезным тоном. – Прежде чем возглавить эту газету, которая уже много лет принадлежит его семье, он работал на телевидении и был одним из наиболее известных зарубежных корреспондентов. Флери – настоящий профессионал. Кроме того, многие из его бывших коллег сейчас занимают высокие посты в средствах массовой информации.

Его улыбка приободрила девушку. Куратор явно намекал, что хотя сама работа, может быть, и не представляет большого интереса, зато сулит потенциальные возможности для дальнейшей карьеры.

Тем не менее Молли догадывалась, что под началом Боба Флери ей будет нелегко. Придется набраться терпения, прикусить язычок и стараться держать свои независимые взгляды при себе.

За прошедшие несколько дней она уже успела поспорить с шефом по поводу запрета на охоту и подозревала, что это не единственный вопрос, по которому их взгляды не совпадут. Однако нельзя было отрицать, что Боб Флери обладал обаянием и тактом. А его жена, Эйлин, которой он сразу же представил новую сотрудницу, оказалась женщиной весьма современных взглядов, с озорным огоньком в глазах и теплой улыбкой.

Этой паре было далеко за пятьдесят, но Эйлин был совершенно чужд присущий пожилым людям консерватизм, а уютный дом четы Флери с его элегантной простотой понравился Молли не меньше, чем его хозяйка.

Сейчас, сидя за рулем редакционной машины, девушка думала вовсе не об Эйлин, а о том, как поскорее разыскать эту чертову ферму. Она уже дважды поворачивала не туда, куда надо, каждый раз возвращаясь и теряя время – и все из-за отсутствия дорожных указателей.

Молли свернула в узкий проезд между изгородями, надеясь, что наконец-то нашла правильный путь. Она уже опаздывала на встречу с Пэт Лоусон. Конечно, это не понравится Бобу, который твердо придерживался старомодных представлений о хороших манерах, которые предполагают точность в делах.

Порывистый ветер с Атлантики растрепал волосы Молли, когда несколько минут назад она, выйдя из машины, попыталась определить свое местоположение. Худенькая, небольшого роста, с густой копной блестящих темно-рыжих кудрей, она казалась хрупкой и женственной. Но Молли была современной девушкой, умной, энергичной и целеустремленной. При всей своей миниатюрности она обладала недюжинной силой воли и независимым характером.

Пытаясь наверстать упущенное, она сильнее нажала на акселератор, и небольшой автомобиль запрыгал на глубоких рытвинах разбитой проселочной дороги.

Поглощенная мыслями о предстоящем интервью, Молли не заметила, как из-за поворота выехал потрепанный «лендровер». К счастью, водитель вовремя заметил встречную машину и резко остановил автомобиль. Осознав грозящую опасность, девушка тоже нажала на тормоз.

Она остановилась в нескольких сантиметрах от забрызганного грязью капота «лендровера». Его водитель распахнул дверь и спрыгнул с подножки. Чертыхаясь вполголоса по поводу непредвиденного препятствия, Молли тоже собралась выйти из машины.

Может, это муж фермерши, у которой она собиралась взять интервью? Но незнакомец явно не соответствовал описанию, которое дал ей Боб. Фермеру должно быть лет шестьдесят, а стоящий перед Молли мужчина был моложе.

Гораздо моложе, признала она, бросив на него более пристальный взгляд.

Высокий – пожалуй, выше, чем ее отец, в котором было ровно шесть футов – и широкоплечий, внушительно широкоплечий, он был одет в поношенную клетчатую рубашку, в распахнутом вороте которой виднелась крепкая загорелая шея и оттененная темной порослью коротких волосков мускулистая грудь.

У него были густая темная шевелюра и пронзительно голубые, кристально-чистого небесного оттенка глаза. Почему-то их холодный взгляд заставил сердце Молли забиться слегка быстрее. Стараясь подавить охватившие ее эмоции, которые представляли из себя странную смесь нервозности и возбуждения, она гордо вздернула подбородок.

На первый взгляд незнакомцу было года тридцать два – тридцать три, то есть почти на десять лет больше, чем ей. Загорелая кожа выдавала в нем человека, который проводит значительную часть времени на открытом воздухе. Его машина имела весьма потрепанный вид, одежда была проста и изрядно изношена, но все же в нем чувствовалось нечто такое, что не соответствовало представлению Молли о простом фермере, что-то властное и даже хищническое.

1
{"b":"3313","o":1}