ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Вы не сможете опубликовать это, – начал Алекс. Он хотел объяснить, что она ошибается, что ее поднимут на смех…

Но девушка перебила его:

– Меня вы не запугаете.

Он собирался сказать, что и не думал никого запугивать, что всегда уважал взгляды и чувства других людей, но вместо этого, к собственному изумлению, угрожающе прорычал:

– Не будьте столь самоуверенны.

При этих словах по телу Молли пробежала дрожь, но явно не от страха. Выражение его глаз и тон голоса пробудили в ней чувство, напоминающее то особое возбуждение, которое она испытывала в детстве, делая что-нибудь запретное. Но она благоразумно решила не думать об этом.

– Я вас не боюсь, – сказала девушка с вызовом.

Алекс повернулся и направился к двери.

– Возможно, – пробормотал он себе под нос. – Но я вас тоже не боюсь.

Не удивительно, что он так разгневан, торжествовала Молли, когда входная дверь с грохотом захлопнулась за ним. Ему не удалось сбить ее с пути, не удалось запугать. Она не оправдала его ожиданий и не струсила.

Вернувшись в гостиную, девушка рассеянно взяла из корзинки один из персиков и надкусила его. Плод был необыкновенно сочным и сладким, и Молли на мгновение зажмурилась от удовольствия.

– Ммм, как вкусно…

С аппетитом съев еще несколько штук, она вдруг вспомнила, кто принес эти фрукты.

Ну и что, не надо видеть в этом подарке троянского коня, сказала себе Молли. Сколько еще персиков осталось в корзине? Три… Бессмысленно выбрасывать их. Это было бы неуважением к труду тех, кто вырастил такие вкусные плоды…

На следующий день, ожидая, пока главный редактор прочтет статью, Молли кипела праведным гневом. Как посмел этот граф угрожать ей? Типичный эксплуататор – богатый, надменный, абсолютно равнодушный к мыслям и чувствам других людей.

Но сейчас ее больше всего заботила реакция шефа. Ведь Алекс уверял, что материал никогда не будет опубликован.

Что же касается поцелуя… Конечно, это было неразумно и непростительно с ее стороны. Но не стоит винить себя за это. Все имеют право на ошибку.

Просто Алекс застал ее врасплох. Разумеется, он ожидал, что она будет сопротивляться. Ему доставило бы удовольствие наблюдать за типично женской реакцией, реакцией жертвы. Целуя его в ответ, Молли показала, что она не так предсказуема и не так проста. Она не из тех, кто будет благоговеть перед ним или смущаться.

Она вовсе не дура. Разумеется, среди представительниц ее пола нашлось бы немало таких, кто попался бы на удочку его привлекательной внешности и мужского обаяния, но только не она, Молли.

Боб Флери наконец дочитал статью до конца. Он перевернул последнюю страницу, снял очки, нахмурился и сказал:

– Мы не можем напечатать это. Понимаете, Фордкастер – маленький городок, и наши читатели подумают, что вы намекаете на Алекса…

– Значит, только потому, что он владеет половиной графства, никому не позволено писать и говорить о нем правду? Так? – горячо перебила его Молли.

Редактор пристально посмотрел на девушку. Его дед с материнской стороны был шотландцем, и Боб унаследовал долю его осторожности. Сейчас, положив ладони на стол, он, внимательно изучая Молли, тщательно подбирал слова.

Девушка молода, ей еще многому надо учиться. Боб испытывал к ней симпатию. Она относилась к делу с душой, и что не менее важно, была искренне озабочена проблемами других человеческих существ. Он не стал бы тратить на нее время, будь она из тех циничных и приземленных современных девиц, которые начинают скучать, еще не приступив к работе.

– Так вы считаете, что Алекс – из тех землевладельцев, о которых вы пишете в своей статье?

– А разве нет? – с вызовом спросила Молли.

– Нет, – твердо сказал Боб, – Я знаю Алекса всю его жизнь, и еще не было случая, чтобы он плохо обошелся с арендаторами. Наоборот, одна из проблем, которой он постоянно занимается после смерти отца – это обеспечение спокойной старости для тех, кто всю жизнь работал на их семью. Это не так легко. Иногда недостаточно просто оставить стариков в тех домах, где они жили, пока работали. Поэтому Алекс нанял архитекторов, чтобы спроектировать специальный поселок, в котором престарелые люди могли бы жить, не чувствуя себя одинокими.

Теперь настала очередь Молли нахмуриться.

– Все могут строить планы… – проговорила она.

Боб покачал головой, останавливая ее.

– Алекс не дает пустых обещаний, – возразил он. – Он не только финансирует строительство таких поселков вблизи городов, но и оборудует там медицинские пункты и создает дополнительные условия для инвалидов. Он даже занимается проектом дома для тех своих бывших работников, кто уже не может сам себя обслуживать.

– Но Пэт сказала… – начала Молли. Главный редактор снова перебил ее:

– Я никогда не поверю, что Пэт Лоусон могла критиковать Алекса. Она в нем души не чает.

Молли отвела взгляд. Это было правдой. Пожилая женщина соглашалась с ее комментариями, но ни разу не дала понять, что имеет в виду графа Сент-Оутела.

– Нет, мы не можем напечатать вашу статью, – проговорил Боб и, решительно разорвав пачку листов пополам, бросил ее в корзину для бумаг. – А как насчет кулинарных рецептов Пэт?

– Эта девушка молода и полна энтузиазма, – мягко напомнила ему жена.

Они обедали в «Белом лебеде». Когда-то гостиница принадлежала семье Сент-Оутел. Алексу удалось добиться, чтобы это заведение не превратилось в стандартное кафе быстрого обслуживания, и сейчас это был традиционный английский паб, меню которого включало любимый бифштекс Боба и пироги из пивного теста.

– Она жаждет борьбы, – добавила Эйлин. – Ей неинтересно писать о кулинарных рецептах и узорах для вязания.

– Возможно, но все-таки я не могу понять, как можно было написать такое об Алексе… – покачал головой Боб. – Пришлось напомнить ей, что одна из первых заповедей журналиста – убедиться в достоверности информации. Почему она набросилась на Алекса? Ведь они даже не знакомы.

– Она пытается заявить о себе, но пока что не может найти подходящей темы. Ты бы лучше помог ей, – мудро заметила миссис Флери и добавила: – Не забывай, что у тебя повышенный уровень холестерина. Может, закажешь вместо бифштекса салат с курицей?

Проходя через главную редакционную комнату, Молли чувствовала, как пылают ее уши.

Наверное, все сотрудники слышали, как Боб Флери обошелся с ее статьей. Впрочем, ей все равно, что сказал главный редактор. Она была уверена, что Алекс не может быть таким чистеньким, каким хочет казаться. Достаточно вспомнить, как нагло он вел себя с ней.

Кто-то легко коснулся плеча девушки, и она обернулась. На нее с улыбкой смотрела Люси, секретарша Боба.

– Я собираюсь обедать, – сказала она. – Пойдем вместе?

– С удовольствием, – с благодарностью согласилась Молли.

Люси была единственной молоденькой девушкой среди сотрудников редакции. И хотя Молли обычно без труда знакомилась с людьми и заводила друзей, после переезда в Фордкастер она чувствовала себя в некоторой изоляции, так что это дружеское приглашение пришлось весьма кстати.

Боб поцеловал на прощание жену и направился к выходу из паба, но в дверях его остановил старый приятель – инспектор полиции Джереми Харрисон. Вид у него был озабоченный.

– Что случилось? – поинтересовался Боб.

– Только что поступило сообщение, что к нам направляется толпа бродяг.

– Кого? – несколько изумленно переспросил Флери.

– Да. Хиппи… – коротко пояснил инспектор. – Они движутся в нашу сторону в фургонах и грузовиках в поисках места для стоянки. Если их лагерь будет разбит в окрестностях города, это создаст массу проблем. Фермеры тут же начнут наседать на меня, требуя, чтобы я избавился от них. Не говоря уж о родителях, опасающихся, что эти люди начнут продавать наркотики и сманивать из дома их отпрысков. Я сейчас пытаюсь разыскать Алекса, – сообщил он. – Хиппи скорее всего обоснуются на его земле. И только он сможет найти законные причины, чтобы заставить их уехать.

6
{"b":"3313","o":1}