ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Амели испуганно затаила дыхание, когда он внезапно взял ее за руку.

— Вот что ты со мной делаешь…

Она попыталась выдернуть руку, но было уже слишком поздно. Он прижал ее ладонь к своей груди, чтобы она могла ощутить тяжелые и быстрые удары его сердца.

— Придвинься ко мне, — сказал он, все сильнее обнимая ее, и шепча ей на ухо. — Еще ближе! Так, чтобы я мог представить, будто обнимаю твое обнаженное тело, чувствую твою шелковую кожу под своими губами…

Амели знала, что причина наполняющего ее жара — вовсе не духота в зале, но о другом варианте она даже не хотела думать. Желание волнами разливалось по предательскому телу, лишая сил для борьбы.

Но ей все же удалось отступить на шаг и хрипло проговорить:

— Я хочу уйти.

— Как? Так скоро? Ведь еще нет и двенадцати! Амели почувствовала, как усиливается ее страх. Если он удержит меня здесь, на танцевальной площадке, и будет продолжать обнимать так, как обнимает сейчас, только дольше, много дольше, тогда… Ее мозг знал, что Лейн просто притворяется, но тело отказывалось понимать разницу между реальностью и игрой. Оно отвечало ему так, будто она действительно желала его!

— Сегодня был тяжелый день, и потом, моя тетя может позвонить рано утром, чтобы рассказать о здоровье дедушки.

— Я не думал, что ты интересуешься его здоровьем.

— Ни капельки, — стала немедленно отрицать Амели. — Я просто…

Лейн отпустил ее руку и стоял напротив, внимательно изучая ее лицо. Хуже рентгена, содрогнувшись, подумала Амели. Ей захотелось куда-нибудь спрятаться, скрыть от него свои чувства, защитить себя.

Почему он на меня так действует? — подумала Амели, глядя на него в ответ. В конце концов, он не первый мужчина, с которым я танцую в обнимку, и не первый, кто меня целует. Он даже не первый мужчина, к которому я почувствовала физическое влечение! У меня, может быть, не было любимого, но я же знаю, что такое чувствовать желание, притяжение между телами. Но в первый раз я хочу этого так сильно, что боюсь не совладать со своими чувствами!

— Ты просто… — поторопил ее Лейн, прерывая взволнованную череду мыслей.

— Это неважно, закончим тему, — ответила Амели, упрямо покачав головой.

— Ну хорошо! Значит, ты действительно хочешь уехать. А я подумал, что ты сбегаешь из моих объятий, потому что боишься своей реакции на них.

Амели гневно посмотрела на него, но при этом ее сердце испуганно забилось. Он просто дразнит меня! Ведь не может же он знать, что я на самом деле чувствую! — подумала она и попыталась скептически улыбнуться.

— Ничего подобного. И потом, я никогда не любила толпу!

— Толпу?

— Расстояние, которое разделяет нас, заполнено целой кучей женщин, побывавших в твоих объятиях ранее!

Вместо того, чтобы почувствовать себя хоть капельку смущенным, Лейн просто пожал плечами и небрежно сказал:

— Мне тридцать четыре года. Конечно, у меня были отношения.

С языка Амели чуть было не сорвался ехидный комментарий, что бесконечную череду женщин, которые появлялись и исчезали в его жизни, трудно назвать таким скромным словом. Но вместо этого она просто повернулась и пошла прочь.

Лейн нагнал Амели у двери в тот момент, когда важный портье в роскошной ливрее отворил ее с видом, будто делает это для королевской четы.

— Думаю, лучше я доеду до отеля на такси, — быстро произнесла Амели.

Снова, сидеть в освещенной луной гондоле рядом с Лейном — это было бы уже чересчур!

Она ожидала, что Лейн станет отговаривать ее, но вместо этого он молча поднял руку, чтобы привлечь внимание одного из скучающих водителей такси.

Их возвращение в отель, во время которого они не сказали друг другу ни слова, почему-то расстроило Амели еще больше, чем события на танцевальной площадке. Она не могла понять, как мог мужчина, которому она, в конце концов, платила, выглядеть таким самоуверенным.

Когда они вошли в отель, Лейн сказал ей не терпящим возражений тоном:

— Чем чаще нас будут видеть на людях, тем лучше. Поэтому я предлагаю предпринять кое-какие меры в этом направлении. Например, есть несколько хороших экскурсий.

— Экскурсий? — прервала его Амели, нахмурившись. — Этого ведь будет недостаточно для того, чтобы нас увидели знакомые Джалиля.

— Танжер — небольшой город. Я уверен, что слухи о нашей «дружбе» вскоре достигнут ушей твоего «жениха», — ответил Лейн, и тут лифт гостеприимно раскрыл перед ними свои двери.

Он зашел внутрь и нажал кнопку ее этажа.

— Тебе вовсе не обязательно подниматься вместе со мной, — запротестовала Амели, но двери лифта уже закрылись.

— Чего ты так боишься? — поддразнил ее Лейн, когда лифт остановил движение. — Что я тебя поцелую или что я этого не сделаю?

— Ни того, ни другого, — оскорбленно ответила Амели.

— Врушка, — мягко сказал Лейн. — Ты ведь женщина, и, конечно, хочешь…

— Чего я хочу, — сердито прервала его Амели, стоя возле двери своего номера, — так это того, чтобы ты запомнил: я плачу тебе за то, что ты притворяешься моим любовником на людях, и более от тебя ничего не прошу!

Произнося эту тираду, она судорожно рылась в сумочке в поисках ключа. Наконец ключ нашелся на самом дне.

Когда она повернула ключ в замке, Лейн нажал на ручку двери и открыл ее настежь. Что мне делать, если он начнет настаивать на том, чтобы войти? Или даже на чем-то большем? Ее сердце начало биться все быстрее, и Амели положила руку на грудь, словно пыталась его успокоить.

Лейн пропустил ее вперед и последовал за ней, включив при входе верхний свет. Губы Амели внезапно пересохли, и стали подкашиваться колени. Пытаясь справиться с головокружением, она закрыла глаза и открыла их лишь тогда, когда услышала тихий звук закрывшейся двери.

Повернувшись, она открыла было рот, чтобы попросить Лейна уйти, и замерла в недоумении…

Лейн ушел. Он просто впустил ее в номер, а потом закрыл за собой дверь! Это было именно то, чего она и желала. Ведь так?..

4

Амели закончила завтрак, и официант увез тележку с опустевшими тарелками, оставив ее наедине с кофе и утренней газетой. Она сидела на балконе своего номера, греясь в лучах утреннего солнца, и поэтому должна была бы чувствовать себя полностью умиротворенной и расслабленной. Только почему-то это было совсем не так.

Раздался звонок телефона, и она побежала внутрь, чтобы поднять трубку.

— Амели?

Голос крестной быстро вывел ее из состояния самосозерцания. Та сказала, что звонит по чужому телефону и потому разговаривать долго не может.

— Как ты пообщалась с дедушкой? — спросила она.

— Никак, — сухо ответила Амели. — Я его еще не видела. У него по-прежнему плохо со здоровьем.

— Амели, я тебя не слышу. — Голос крестной был так тих, что девушка едва разбирала слова. — Линия прерывается. Мне уже надо идти. Я не смогу звонить тебе в течение следующих нескольких недель. Правительственные дела…

Потом раздались громкие щелчки, которые почти заглушили ее голос, но Амели догадалась, что это обычные слова прощания:

— До свиданья, я тебя люблю.

Прежде чем она смогла что-то ответить, линия окончательно прервалась. Она грустно уставилась на трубку, из которой доносились короткие гудки.

Какая жалость, что я не успела попросить ее прислать мне обратно паспорт. Теперь единственное спасение от свадьбы — это Лейн.

При этой мысли покалывающие мурашки возбуждения побежали вниз по спине Амели. Нет, надо немедленно взять себя в руки, подумала она, не надо быть такой глупой и легковерной! Чего стоила одна эта вчерашняя афера с дорогостоящим ужином? Ведь намного легче было бы просто пофлиртовать с Лейном на пляже, и дело было бы в шляпе.

Она снова посмотрела на телефон. Может быть, стоило проявить вежливость и узнать о здоровье дедушки? Немного нервничая, Амели набрала номер семейной виллы. Ответил незнакомый мужской голос, и она растерялась. После того, как она неуверенным голосом попросила тетю к телефону и представилась сама, на несколько секунд в трубке наступила тишина. А затем она услышала голос тети.

10
{"b":"3314","o":1}