ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не заливай, приятель, — возразил один из них. — Мы хорошо видим, что тут полно свободных столиков.

В этот момент к столику Амели подошел официант, и она перестала слушать разговор. Он забрал пустую тарелку из-под морского салата и поставил перед ней горячее. Поблагодарив его, она внезапно услышала, как один из компании сказал, указывая на нее:

— Эй, взгляните-ка туда. Та брюнеточка скучает в одиночестве за своим столиком. Мы сядем там, приятель, — продолжил он, указывая на столик рядом с Амели.

Та невольно напряглась при этих словах. Тщетно метрдотель пытался отговорить их от подобного решения, было ясно, что они сделают по-своему. Амели постаралась сохранять спокойствие, пока подвыпившие мужчины рассаживались за ближайшие столики. Она оказалась окруженной компанией с трех сторон.

Они заказали пива и стали громко обсуждать свои сексуальные «подвиги», откровенно рассматривая Амели и пытаясь заставить ее взглянуть на них в ответ.

Она не чувствовала себя испуганной, в конце концов она жила в Париже и знала, как вести себя в трудных ситуациях. Но она никогда прежде не бывала в ресторанах и кафе одна, и никогда не чувствовала себя такой уязвимой. С увеличивающейся тревогой Амели наблюдала, как из-за соседних столиков поспешно встали и ушли две молодые пары с детьми, в то время как мужчины, сидящие вокруг нее, все более распалялись.

Амели еще не закончила свой ужин, но было ясно, что ей не стоит больше здесь оставаться. Эти гуляки вовсе не собирались заказывать какую-нибудь еду, они только пили и становились все развязнее. Кусок хлеба пролетел над ее головой, затем другой. Двое мужчин, сидящие за столиками справа и слева от нее, начали с азартом бросаться друг в друга.

— Тот, кто первый попадет за вырез ее платья, получит бонус — бросок вне очереди.

У Амели иссякло терпение. Она встала, но, к ее ужасу, вместо того, чтобы позволить ей пройти, мужчины немедленно окружили ее и стали с пьяной наглостью отпускать гнусные шутки по поводу ее внешности. У Амели пересохло в горле от гнева и отвращения. Она видела, как ресторанный менеджер поднял телефонную трубку, а метрдотель изо всех сил пытается помочь ей, умоляя мужчин сесть на свои места или же покинуть ресторан.

— Собираешься подцепить одного из нас, крошка? — криво улыбнулся Амели самый отвратительный из кампании тип. — Или нам выбрать за тебя? Кто будет первым, парни? — спросил он, поворачиваясь к своим друзьям.

— Джентльмены, я должен попросить вас удалиться, — вмешался метрдотель.

— Мы никуда не уйдем, приятель, — пьяно ответил мучитель Амели.

— Я думаю, вам все же придется это сделать… — Холодный голос Лейна перекрыл пьяный гомон, как острый кинжал проникает в слабую плоть. Но его появление больше впечатлило Амели, чем подвыпившую кампанию.

Она повернулась к нему с мольбой в глазах.

— Скажу вам больше, вам придется покинуть не только ресторан, но и страну, — продолжал он с леденящей учтивостью.

Один из подонков рассмеялся.

— Да брось ты, умник. Уж не ты ли нас заставишь? Ты сегодня явно в меньшинстве, так что проваливай!

— Менеджер ресторана уже вызвал полицию, — спокойно сказал Лейн. — В этой стране существует закон против сексуальных домогательств, а в городе закон еще более строг.

Амели услышала звук машин, подъезжающих к ресторану. Судя по тому, что забияки внезапно приуныли, они тоже это услышали. Теперь они выглядели не такими самоуверенными. Лейн протянул ей руку. Вся дрожа, Амели протиснулась сквозь толпу мужчин и ухватилась за нее. Тут двери в ресторан распахнулись, впустив целую группу стражей порядка.

— Давай-ка выбираться отсюда, — сказал Лейн Амели.

Ее не стоило просить об этом дважды. Она наконец ощутила себя в безопасности, и это чувство исходило от его руки, крепко держащей ее кисть, пока они возвращались в отель.

Она видела мрачное выражение его лица и сжатые губы, которые делали его еще более суровым. Амели заметила, как, войдя в отель, он коротко кивнул служащему за стойкой, но она решила, что ей это показалось. Лифт плавно устремился вверх, и Амели издала тихое облегченное всхлипывание.

— Ты даже не представляешь, как я была рада тебя увидеть… — начала она, но Лейн неожиданно прервал ее.

— Какого черта ты там делала? — рассерженно спросил он. — Почему ты не ушла? Ты ведь должна была понимать…

Она ошеломленно замолчала от такой резкости и несправедливости. Лифт остановился, и они оба вышли. Амели обнаружила, что у нее дрожат колени и ее слегка подташнивает. Стоя рядом с дверью номера, она открыла сумочку и попыталась достать ключ. Но ее руки так тряслись, что сумочка выпала. Лейн быстро наклонился и поднял ее. Словно во сне она смотрела, как он открывает ее сумочку. Какой маленькой выглядела эта вещь в его руках! Амели, как завороженная, смотрела на его тонкие, длинные и сильные пальцы. Ей почему-то вдруг захотелось поцеловать их, и она поспешно отвела взгляд.

Какая-то часть ее понимала, что она в шоке, но расплывающиеся мысли мешали это осознать. Все же ей была приятна мысль, что именно шок, а не что-то другое, был причиной сильной дрожи во всем теле.

— Ты хоть понимаешь, что ситуация могла быть намного хуже, если бы менеджер не…

— Я пыталась уйти, — ответила Амели, едва шевеля губами. — Но они не пускали меня.

Они зашли в номер, и Лейн закрыл дверь. Тут ее стресс внезапно разрешился потоком слез, хлынувшим из глаз.

— Амели!

Весь его гнев моментально испарился.

— Амели!

Он повторил ее имя голосом, похожим на стон и рычание одновременно, и порывисто обнял ее.

Амели отважно пыталась унять слезы. Она чувствовала, как Лейн гладит ее волосы. Откинув голову назад, она посмотрела на него. И продолжала смотреть, погружаясь все глубже в расплавленную ртуть его глаз…

— Амели…

Он наклонил голову, и она почувствовала тепло его дыхания на своих дрожащих губах. А ведь я хотела этого, я хотела его с того самого момента, как вошла в номер и увидела его лежащим в моей кровати, потрясение подумала она, глубоко вздохнув и чувствуя на своих губах его жаркий поцелуй.

Страсть! Это просто слово, которое не может передать все, что скрывается за ним! Как можно описать ее чувства, ее переживания, каждый оттенок ее ощущений, когда его губы все настойчивее целовали ее, погружая все глубже и глубже в мир темного бархатного наслаждения?

Внутри нее не было ничего, чтобы остановить ее, потому что все защитные барьеры, с такой тщательностью возведенные ранее, упали в одно мгновение. Не было ничего, что могло бы предотвратить опьянение чувствами, которые охватили ее. Ее тело жаждало свободы, чтобы выразить все свои желания!

Она почувствовала, что его губы приблизились к ее уху, и он предупреждающе прошептал:

— Ты в шоке, Амели, и это не…

Но она не желала ничего слушать и зажала уши руками. А затем она потянулась губами к его губам. Она почувствовала, как он напрягся и задержал дыхание. Она тоже перестала дышать, ясно ощутив его нерешительность. Но когда она приникла к нему своим дрожащим телом, теперь уже от страха, что он может покинуть ее, и взглянула в его глаза, то увидела там неприкрытую жажду. Сладкое чувство женского триумфа наполнило ее сердце.

Она медленно поцеловала его, а потом отстранилась, и ее взгляд скользнул от его глаз к губам. Двигаясь медленно, как во сне, она протянула руку и провела кончиком пальцев по его носу, а потом губам. Она закусила свою нижнюю губу зубами и почувствовала судорожную дрожь, которая пробежала по его телу.

— Это плохая идея, — почти простонал он.

Теперь его взгляд был на ее лице, и не только на лице, поняла она, и ее сердце забилось сильнее, когда он опустил глаза ниже.

— Почему? — прошептала она ему в ответ.

— Потому что, — задыхаясь, ответил он, — если я прикоснусь к тебе сейчас, вот так… здесь…

Амели невольно изогнулась от наслаждения, когда его рука легонько провела по ее груди, а затем вернулась, чтобы прикоснуться к ней сильнее, и его большой палец медленно начал ласкать сквозь ткань упругий сосок.

12
{"b":"3314","o":1}