ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Например, твои планы выдать меня замуж за человека, которого ты выбрал сам, без моего участия, подумала Амели, и старые подозрения с новой силой ожили в ее уме. Может быть, он и выглядит хрупким и уязвимым, но я не должна забывать те коварство и обман, с какими он действовал до сих пор.

А если я соглашусь жить здесь, под этой крышей, я фактически стану его пленницей, с ужасом подумала она. Без паспорта я не смогу покинуть страну! Мне нужно как можно скорее выполнить свой план, тем самым заставив Джалиля отказаться от мысли жениться на мне! — решила она. Значит ли это, что мне придется снова увидеться с Лейном и опять подвергнуть себя риску от этой встречи?

На этот вопрос ответа у Амели не было. Вместо этого она сказала дедушке холодным тоном, ясно дающим понять, что она и впредь намерена оставаться независимой:

— Завтра я собираюсь поехать на экскурсию в пустыню, с ночевкой в оазисе, поэтому…

— В пустыню?! — К ее удивлению глаза дедушки загорелись радостью и одобрением. — Хорошо, что ты желаешь увидеть землю, которая является частью твоего наследия. Хотел бы я быть вместе с тобой! Но ведь ты расскажешь мне о своей поездке? Я дам знать в отеле, что Умар заберет тебя и твои вещи, как только ты вернешься с экскурсии.

Дедушка уже явно устал, но Амели знала, что его гордость не позволит ему признать это. Теперь она видела, что он действительно очень болен. Его кожа была серого оттенка и слишком сильно обтягивала скулы. Она вдруг ясно почувствовала близость и кровное родство, объединяющее их. Она была совсем не готова к этому чувству и не могла с этим справиться. Он был ее дедушкой, человеком, который дал жизнь ее дорого маме. Проглотив комок в горле, Амели встала и, когда дедушка протянул к ней руки, мягко пожала их.

— Возлюбленное дитя моей возлюбленной дочери, — произнес он прерывающимся голосом.

В этот момент дверь открылась, и вошел Умар, чтобы отвезти ее обратно в отель.

Только вернувшись в отель, Амели смогла трезво оценить ситуацию и задаться следующими вопросами: почему она не сказала дедушке о том, что знает о его планах на ее счет? Были ли его чувства действительно такими, какими он их показывал, или он всего лишь манипулировал ею в своих собственных целях?

Конечно же, я не настолько глупа, чтобы на меня можно было подействовать старым папиным письмом, болезнью дедушки и несколькими ласковыми словами!

Но Амели вдруг поняла, что встреча с дедушкой в доме, в котором когда-то росла ее мать, вызвала из глубин ее души чувства, о существовании которых она и не подозревала.

Из-за гибели родителей Амели пришлось очень рано повзрослеть. Она обрела необычную в ее возрасте самостоятельность. Крестная была очень добра к ней, но она была одинокой женщиной, поглощенной своей карьерой, и понятия не имела, как обращаться с семнадцатилетними девушками. Амели понимала сейчас, что если бы не воспитание ее родителей, она быстро сбилась бы с пути. Крестная была постоянно занята, так что большую часть времени Амели была предоставлена сама себе. Поэтому ей самой приходилось решать все вопросы, с которыми она сталкивалась на жизненном пути. И в результате она научилась отвечать за себя и за свои поступки.

Но сегодня, в комнате дедушки, она внезапно почувствовала, каким тяжелым бременем была для нее эта ответственность, и как она нуждается в том, чтобы кто-то делил с ней это бремя, давал ей советы, защищал и любил ее! Как она нуждалась в семье, которой у нее прежде не было!

В этом и состоит опасность, поняла Амели. Она настолько хотела одобрения и приятия семьи, что рисковала попасть в ловушку и утратить свою свободу!

От всех этих мыслей у нее разболелась голова.

6

Амели сердито потерла глаза и посмотрела на свое отражение в зеркале. Она не выспалась, потому что всю ночь в липких кошмарах за ней гонялся безликий человек в белом бурнусе. Она звала Лейна на помощь, но тот не обращал на ее мольбы никакого внимания, расточая улыбки толпе умопомрачительных красоток.

Только один раз он повернулся и сказал:

— Уходи, маленькая девственница. Ты мне не нужна.

И хотя Амели проснулась от радостно щекотавших ее сомкнутые веки лучей утреннего солнца, над ней по-прежнему висела тень ночного кошмара. Начало сказываться напряжение последних дней, а тут еще и Лейн как сквозь землю провалился.

Амели медленно отошла от зеркала. Сумка с вещами для экскурсии уже лежала упакованной на кровати, оставалось только одеться.

— Надеюсь, это подойдет, — пробормотала она, надевая футболку и камуфляжные брюки.

Служащий в бюро экскурсий посоветовал ей обязательно надеть рубашку с длинным рукавом, не забыть панаму и солнечные очки, чтобы защитить себя от жаркого солнца и песка, и взять с собой большую бутылку с водой. Амели послушно последовала его совету, но почему-то она больше не чувствовала возбуждения при мысли о поездке. Вместо этого в ее душе царили пустота и уныние.

Не может быть, чтобы я так расстраивалась из-за Лейна, подумала она, ведь я знакома с ним меньше недели! Этот тип пользуется своей сексуальностью как товаром, чтобы зарабатывать себе на жизнь, а это полностью противоречит моим принципам. Так почему же один день без него сделал мою жизнь пустой и бессмысленной?

Вот теперь ей стало по-настоящему страшно, и холодные мурашки поползли по спине. Нет, ни за что на свете нельзя влюбляться в Лейна!

Влюбляться? С каких это пор я стала употреблять слово «любовь», думая о нем? — удивилась Амели. Всего два дня назад он даже не казался мне привлекательным, я вообще едва подозревала о его существовании. И вот теперь я пытаюсь убедить саму себя, что влюблена в него! Хотя нет, не так! Я пытаюсь разубедить себя в этом, поправилась Амели.

Зазвонил телефон, и она быстро подняла трубку.

— Мадемуазель, экскурсионная машина ждет вас у выхода из отеля.

— Спасибо.

Может быть, поездка даст мне возможность спокойно разобраться со своими чувствами? — подумала она, взваливая сумку на плечо. Какая жалость, что я живу сейчас, а не столетия назад, когда можно было присоединиться к каравану торговцев и исчезнуть из страны без всяких документов!

Группа новоприбывших туристов наводнила фойе, и запаренный консьерж мог только кивком показать Амели в сторону джипа с нарисованной на крыле эмблемой отеля.

Солнце сияло так ярко, что, выйдя на улицу даже в солнечных очках, Амели на несколько секунд ослепла. Пока ее глаза привыкали к свету, чьи-то сильные руки забрали сумку, а затем помогли сесть на переднее сиденье машины. Она услышала, как хлопнула дверь багажника. Потом дверь со стороны сиденья водителя открылась, Амели повернулась, чтобы взглянуть на гида, и не поверила своим глазам!

— Лейн? Ты что здесь делаешь?

Она тщетно пыталась успокоиться. Сердце нещадно колотилось, его пронзила сладкая боль от одного присутствия этого мужчины.

— Ты купила поездку в пустыню, — лаконично ответил он, заводя двигатель.

— Да, но…

— Но что? — Он равнодушно пожал плечами. — Я подумал, что будет лучше, если я поеду с тобой. Это соответствует нашему договору. Я думаю, твоему суженому не понравится, если он заподозрит, что ты провела ночь в оазисе с другим мужчиной.

Он аккуратно выехал на дорогу и занял свое место в колонне джипов.

— Ты повидалась с дедушкой? — спросил Лейн, меняя тему разговора, и она согласно кивнула головой в ответ. — Ну и как? Мир и любовь? Ты все ему простила?

— Моя мама должна была бы прощать его, не я, — тихо ответила Амели. — А она умерла, уверенная в том, что собственный отец разлюбил ее.

На некоторое время наступила тишина, а затем Лейн необычно серьезным тоном сказал:

— Я представляю, как трудно твоему деду теперь простить самого себя.

— Его чувства меня не интересуют! — сердито ответила Амели, тут же понимая, что соврала. — Я думала, что он только притворяется больным, — сказала она, сбавляя тон.

16
{"b":"3314","o":1}