ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я ничего тебе не отвечу, пока ты не успокоишься и не будешь готова выслушать меня, — спокойно сказал Джалиль. — Сядь на диван, я принесу тебе холодного сока. Похоже, тебе это не помешает.

Холодного сока! Амели снова попыталась высвободиться из его хватки и не смогла.

— Что мне действительно нужно, — сказала она сквозь зубы, — это объяснение того, что происходит. Почему ты притворялся тем, кем совершенно точно не являешься?

— Я собирался сказать тебе, — быстро прервал ее Джалиль. — Но…

— Лжец! — закричала Амели. — Ты лжешь мне. Ты лгал мне все время. Не прикасайся ко мне, — резко потребовала она. — Я не могу терпеть твоих прикосновений. Я…

— Вчера ты говорила иное, — угрюмо напомнил ей Джалиль.

Амели вздрогнула, но скорее не от его слов, а от собственных чувств и воспоминаний…

— Насколько я помню, прошлой ночью тебе мои прикосновения были очень приятны! Помнишь?

Когда Амели отказалась отвечать, он насмешливо улыбнулся.

— Мне освежить твою память?

Амели ошеломленно ахнула, когда он притянул ее к себе. Она напряглась, почувствовав сквозь тонкую ткань своей рубашки его мокрую кожу. Ум знал, как ужасно, как непростительно этот человек вел себя по отношению к ней, но тело, казалось, помнило лишь о том, что он ее любовник, ее любовь.

— Если я тебя сейчас поцелую, — мягко начал он, шепча эти слова прямо в ее плотно сжатые губы, — ты…

Он остановился и поднял голову, когда дверь в номер внезапно открылась, и в комнату быстро вошел высокий седобородый человек. Его манеры без всяких слов говорили о его высоком положении.

— Джалиль, наш новый американский проект… Как долго он, по твоему… — начал он и прервался, когда разглядел происходившее перед ним.

Глаза, темные и острые, как у сокола, заставили Амели почувствовать себя голубем в клетке, такой силой обладал его взгляд.

— Ваше Высочество, позвольте представить вам мадемуазель Амели Лоррен.

Ваше Высочество!

Амели сглотнула, чувствуя холодное неодобрение, излучаемое королевской особой. Принц перевел свой взгляд с Джалиля на Амели и обратно, а затем тихо сказал:

— Я понимаю!

Наступила многозначительная пауза, а затем он вежливо спросил Амели:

— Как поживает ваша крестная, мадемуазель Амели?

— Она… Она на Ближнем Востоке, — пролепетала Амели.

В ее голове мелькнула мысль добавить, что крестная уехала туда вместе с паспортом, который был ей сейчас так нужен, но она не решилась это сделать.

— Хорошо. — Принц наклонил голову. — Она весьма мудрый государственный деятель, такой же, каким был ваш отец. Государственные деятели такого уровня очень нужны в это неспокойное время.

Амели кивнула в знак благодарности и ушла в другую комнату, чтобы мужчины могли побеседовать наедине. Ее лицо горело стыдом. Несмотря на вежливость, было ясно, что принц не одобрил ее присутствие в номере Джалиля.

Как только принц удалился, она тоже попыталась уйти, но Джалиль покачал головой.

— Ты хоть представляешь себе, что произошло? Что будет теперь, когда принц увидел нас наедине? — угрюмо спросил он.

— Ты первый представил меня ему! — стала защищаться Амели.

— У меня не было другого выбора, — сердито сказал Джалиль. — Если бы я промолчал, принц подумал бы, что ты проститутка, и из-за этого я не могу назвать твое имя! Теперь тебе придется выйти за меня замуж, иначе твоя репутация и репутация твоей семьи будет погублена!

Амели недоверчиво уставилась на него

— Что? — еле слышно произнесла она. — Это невозможно…

— Возможно, и именно это нам придется сделать, — угрюмо уверил ее Джалиль. — У нас нет другого выбора, и все из-за тебя!

— Из-за меня? — Амели бросила на него гневный взгляд. — Что это значит? Это не я…

— Это значит, что с тех пор, как Его Высочество увидел тебя в моем номере без сопровождения родственников, у меня не остается другого выбора, кроме как жениться на тебе. Было ясно, о чем он подумал.

— Что? Это… Это смешно, — запротестовала Амели. — Почему бы тебе не сказать ему правду?

— Какую правду? — насмешливо спросил Лейн. — Рассказать ему о том, что ты вчера отдалась мне? Что прошлой ночью…

— Перестань, — потребовала Амели. — Ты все нарочно придумал, так ведь? Поступал согласно своему плану, чтобы заставить меня выйти за тебя замуж! Тебе ведь этот брак принесет очень многое, не так ли, Джалиль? — Она была готова взорваться от злости и горечи. — Не верблюдов же дадут мне в приданое! Один отель, может быть, даже два, и дюжина вилл. Впрочем, зачем останавливаться? Я знаю, что у семьи султана есть сеть отелей по всему земному шару, и…

— Ты преувеличиваешь. — Джалиль спокойно прервал ее почти истерическую тираду. — Если бы ты позволила мне объяснить…

— Объяснить что? — горько спросила Амели. — Что ты намеренно лгал мне и придумал ловушку, чтобы использовать меня в своих собственных интересах?

— Я? Использовать тебя? Это не я вчера вошел в чужую спальню, — холодно ответил Джалиль. — Если и есть тот, кого нужно винить за ситуацию, в которой мы оказались, это ты, Амели. Ты и твое любопытство! И, что бы ты себе не воображала, я именно поэтому собираюсь сделать благородную вещь и жениться на тебе.

— Потому что я была девственницей? Что за глупость!

— Это не так. Глупость верить, что может быть какой-нибудь другой выход из сложившейся ситуации. Нам нужно пожениться. И потом, ты забыла еще об одной вещи: у тебя может быть ребенок.

Амели уставилась на него.

— Но… Но это невозможно, — заикаясь, пробормотала она. — Ты же предохранялся…

Она напряглась, когда услышала его глубокий вздох.

— Предохранялся, но только в первый раз! — немного насмешливо ответил он. — А во второй раз нет…

— Ты все это предусмотрел, не так ли? — сердито повторила Амели, которая на самом деле до дрожи в коленках боялась и самой ситуации, и угрюмого гнева Джалиля. — Ты намеренно солгал мне и…

— Ты действительно думаешь, что мне эта ситуация нравится больше, чем тебе? И потом, я уже сказал, что не я прокрался к тебе в постель, и не я умолял…

Амели издала тихий горький вскрик, пытаясь не расплакаться.

— И сколько раз мне еще повторять, что если я не женюсь на тебе, тебя сочтут за девушку легкого поведения, и это ужасно оскорбит твоего дедушку и всю его семью? — резко спросил Джалиль. — Мало того, что тебя видели здесь со мной, тот факт, что вчера мы ночевали вместе, не мог остаться без внимания. Тебе не приходило в голову, что сегодня утром ты выглядела настолько…

— Нет! Я не буду больше тебя слушать! Каждое его слово было словно нож в сердце.

Она едва понимала, что происходит, что он говорит…

— Ничего бы не произошло, если бы ты был честен со мной в тот вечер на пляже, — бросила она ответную реплику. — Если бы ты тогда все сказал мне!

— Когда мы встретились, я и представления не имел, кто ты такая. Я только вернулся из деловой поездки, и на меня сразу же свалились неприятности. Один из гостей отеля обнаружил в постели со своей женой молодого инструктора по виндсерфингу, которого я уже много раз просил не фамильярничать с гостями! Естественно, мне пришлось его уволить, и я спустился на пляж, просто чтобы успокоиться.

— Ты собирал доски для виндсерфинга, — обвинила его Амели.

Джалиль пожал плечами.

— Привычка, оставшаяся со студенческих лет, когда я подрабатывал летом на пляже. Я увидел, что они разбросаны, и просто…

— Ты мог сказать мне, кто ты, остановить меня! — настаивала Амели. — Не радуйся, что тебе удалось заманить меня в ловушку, потому что я не выйду за тебя замуж, Джалиль!

— У тебя нет другого выбора! — резко сказал он. — У нас обоих нет другого выбора! Я не могу…

— Ты не можешь что? — спросила Амели, помешав ему договорить. — Ты не можешь позволить себе оскорбить выбор семьи султана? А я ни в коем случае не собираюсь выходить за тебя замуж только для того, чтобы спасти твою драгоценную репутацию…

Она остановилась на середине фразы, потому что Джалиль перебил ее. В его голосе звучал откровенный цинизм.

23
{"b":"3314","o":1}