ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ее помощницы, целая стайка непрестанно щебечущих родственниц жениха и невесты, уже уехали в отель, куда скоро направится и она вместе с дедушкой.

Прикрепив ее фату последней заколкой, тетя отступила на шаг и одобрительно кивнула. Вошел дедушка, и тетя, улыбнувшись ему, покинула комнату.

Когда он подошел ближе, Амели увидела, что его глаза светятся радостью.

— Ты так похожа на свою мать, — прошептал он. — Каждый день я вижу в тебе все больше ее черт. Я принес кое-что, чтобы ты надела это на свадьбу, — продолжил он, открывая кожаный ящичек для драгоценностей и доставая оттуда бриллиантовое ожерелье.

Оно было так прекрасно, что Амели не смогла сдержать восхищенного вздоха.

— Это для тебя, — сказал дедушка. — Мне бы доставило большую радость, если бы ты надела его сегодня, Амели.

Теперь Амели поняла, почему тетя так настаивала на выборе ткани, расшитой хрустальными бусинами, для пошива свадебного платья. Когда на виллу пришел торговец тканями с тюками разнообразнейшего шелка, Амели стала вяло перебирать образцы, грустно гадая, какая из тканей лучше подойдет для «обряда заклания». Поглядев на нее, тетя решительно взяла все в свои руки. Она пересмотрела огромное количество ткани и наконец остановилась на плотном матовом шелке, расшитом крошечными хрустальными бусинами.

Амели почувствовала, как дрожат руки дедушки, пока он застегивал ожерелье на ее шее. Украшение было ей очень к лицу.

— Это ожерелье твоей матери, — сказал он. — Мой последний подарок ей. Когда она уехала, то оставила его дома. — Он вздохнул. — Твоя мама очень гордилась бы тобой сегодня, Амели. Не только она, но и твой отец тоже.

Нет, не гордились бы, подумала горько Амели. Нечего гордиться, если выходишь замуж не по любви.

Внезапно ее охватил приступ паники. Я не могу выйти замуж за Джалиля, подумала она, это просто невозможно. Амели повернулась к дедушке, но прежде чем она успела произнести хоть слово, вернулась ее тетя.

— Пора выезжать, — сказала она им обоим.

Дедушка вышел из комнаты, и Амели собиралась было последовать за ним, но тетя остановила ее.

— Ты забыла про подарок Джалиля! Амели недоуменно уставилась на нее.

— Духи, которые он сам приготовил специально для тебя, — напомнила ей тетя, неодобрительно пощелкав языком.

Потом она поспешила к столу и взяла тяжелый хрустальный флакон.

— Нет! Я не хочу душиться, — начала говорить Амели, но тетя не стала ее слушать.

Душистое облако теплого чувственного запаха окружило Амели, заставив замереть на одном месте.

— Духи тебе очень подходят, — сказала тетя. — В них есть невинность молодости и сладость зрелости. Джалиль прекрасно выбрал компоненты. И ожерелье матери очень тебе идет, Амели. Твой дедушка никогда не переставал любить ее и очень по ней скучал.

Горло Амели перехватили слезы, и сдавленным голосом она спросила:

— Если он так сильно любил ее, почему же не приехал даже на похороны? Мог хотя бы прислать какое-нибудь сообщение, хоть что-нибудь!

Вся боль, которую она чувствовала в тот ужасный день, когда стояла у могилы родителей, окруженная друзьями и родственниками папы, вся эта боль прозвучала в ее голосе.

Она услышала, как тетя вздохнула.

— Амели, он обязательно приехал бы на похороны, но у него был сердечный приступ. А потом твоя крестная написала, что тебе лучше жить в Париже, где у тебя много друзей, а не здесь, в Марокко. Твой дедушка очень боялся получить еще один отказ, поэтому…

Амели уставилась на тетю. Ей крестная сказала, что после смерти родителей дедушка не захотел принять ее в своем доме, и, конечно, она ничего не знала о сердечном приступе, который помешал ему приехать на похороны.

— Сердечный приступ? — спросила она. — Я…

— Уже во второй раз, — сказала тетя и вдруг сильно смутилась, будто сказала больше, чем хотела.

— Второй? — Амели об этом ничего не знала. — А когда был первый? — спросила она, слегка нахмурившись.

Тетя стала выглядеть еще более смущенной.

— Амели, я не должна говорить этого. Твой дедушка никогда не хотел… Он заставил нас поклясться, что мы никому не расскажем, потому что не хотел, чтобы твоя мама почувствовала себя виноватой…

— Моя мама?

Она серьезно посмотрела на тетю.

— Я не выйду из комнаты, пока вы мне все не расскажете, — решительно сказала она.

— Амели, ты опоздаешь. Шофер уже ждет в машине, и твой дедушка…

— Не сделаю ни единого шага!

— О, дорогая, я бы никогда… Ну ладно. Думаю, вреда это не принесет. В конце концов, дедушка хотел защитить твою маму, а не тебя. Он просто обожал ее. Конечно, своих сыновей он тоже любил, но Амиру он любил так сильно, как только отцы могут иногда любить своих дочерей. Мой муж рассказывал, что дедушка ужасно баловал ее, но, наверное, он ей немного завидовал. Когда она сбежала с твоим отцом, твой дедушка был в гневе и в отчаянии. Он так много хотел для нее сделать…

Тетя вздохнула.

— Твой дядя нашел его лежащим рядом с рабочим столом с фотографией Амиры в руке. Врачи считали, что он не выживет. В течение очень долгого периода времени он был очень болен. Ох, не должна я была тебе это говорить, — расстроено сказала тетя, глядя на побелевшее лицо Амели.

— Как много времени было потеряно, — прошептала Амели. — Они могли быть вместе, мы все могли быть одной семьей!

— Он так по ней скучал.

— Но мой папа писал, посылал фотографии… Тетя снова вздохнула.

— Ты не понимаешь, Амели. Твой дедушка — очень гордый человек. Ему было недостаточно того, что делал твой отец. Он очень хотел, чтобы его дочь продолжала любить его, не исключала из своей жизни.

— Она думала, что он никогда не простит ее, — сказала Амели сдавленным голосом.

— Когда твой дедушка узнал о смерти твоих родителей, он… — Тетя замолчала и покачала головой. — Это было ужасное для него время, Амели. Он не мог поверить, что она умерла, что ее больше нет. Он все время повторял: «Я потерял ее, я потерял Амиру!». Когда у него случился второй сердечный приступ, мы думали, что он не выживет, потому что он больше не хотел жить. Но, слава Всевышнему, он выздоровел. Его величайшим желанием был твой приезд сюда, однако твоя крестная посчитала, что тебе лучше остаться в знакомом окружении. Но твой дедушка никогда не переставал надеяться на встречу. Когда он узнал о будущей встрече твоего дяди с крестной, он попросил его уговорить тебя приехать сюда. Ты даже не представляешь, как он сегодня счастлив! И тебе я тоже желаю счастья, моя дорогая девочка, потому что ты его заслуживаешь.

Когда тетя обняла ее, глаза Амели наполнились слезами.

Она вышла из дома и пошла к машине, в которой уже сидел дедушка. Внезапно она увидела его новыми глазами. Глазами, полными любви. Когда она села рядом с ним, то взяла его за руку, и он сразу ответил на ее рукопожатие.

— Можете поцеловать невесту!

Амели почувствовала, как боль пронзает все ее тело. Застыв, она смотрела, как Джалиль наклоняется к ней. Она подождала до последней секунды, а потом отвернула лицо. Но на этот раз фокус не прошел, Джалиль будто знал о ее намерении и, когда она попыталась повернуть голову, поднял к ее лицу свою руку. Со стороны это выглядело, как нежный жест влюбленного мужчины, который даже на публике не может не прикоснуться во время поцелуя к своей возлюбленной.

Только она знала, что на самом деле он делает: предъявляет на нее свои законные права, требует, чтобы она приняла его! Его губы прикоснулись к ней, и она задрожала от еле сдерживаемого гнева. Она верила ему, любила, а он все это время обманывал ее! Как можно снова довериться такому человеку? Мне придется все время быть начеку, подумала она.

Тут он сделал маленькое, почти незаметное движение, потеревшись кончиком носа о ее нос, будто успокаивая ее. Что это? Еще одна ложь, еще один обман? Но ей вдруг захотелось кинуться к нему в объятия, чтобы это успокоение продолжилось!

Амели ужасно испугалась. Она наивно думала, что ей будет достаточно знать, что Джалиль — лгун, чтобы перестать любить его, но теперь ей показалось, что она была не права!

25
{"b":"3314","o":1}