ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Медленно, очень медленно, его рука вернулась на ее грудь. Амели закрыла глаза, когда он начал прикасаться к ее коже. Это прикосновение было легче пуха, но оно было таким чувственным, что, казалось, вся ее грудь тянется за его рукой.

— Амели…

В этот раз ее имя было произнесено между медленными, долгими поцелуями, которыми он покрывал ее горло. Затем поцелуи спустились ниже, к груди.

В какой-то момент Амели начала дрожать. Вначале дрожь была почти незаметна, но, когда Джалиль взял одну грудь в свою руку, а другую стал ласкать языком, она превратилась в содрогания. Ощущения все возрастали, и Амели пришлось сильно прикусить нижнюю губу, чтобы не начать кричать.

Когда Джалиль увидел это, он протянул руку и мягко просунул сквозь ее губы палец.

— Лучше попробуй меня на вкус, Амели!

Все ее тело среагировало на эти слова, омываемое расплавленным желанием, которое горело в его глазах.

— Да, да, да! — сказал он, хотя она ничего не говорила, не задавала вопросов.

Но Амели знала, что он слышал ее тело, которое тосковало по нему, видел желание в ее глазах.

— Да, — более мягко повторил он. — Все, что угодно… Как угодно… Все, что ты хочешь, Амели.

Закончив говорить, он начал целовать ее. Легкие долгие поцелуи были для нее сладким мучением, а его руки обнимали ее тело, забирая то, что оно так желало подарить ему.

Ее желание, ее саму, ее жизнь. Ее любовь…

Она закричала от удивления, когда его язык прикоснулся к самому сокровенному тайнику ее тела, а затем закричала снова низким гортанным голосом, который говорил ему о доставляемом наслаждении. Он застонал в ответ и, подняв голову, хрипло спросил:

— Думаешь, только ты получаешь удовольствие от того, что я делаю? От того, что я чувствую тебя, твой жар, твой вкус? Я так хотел почувствовать тебя, Амели, быть с тобой так близко, обладать тобой…

Он перестал говорить и поцеловал внутреннюю сторону ее бедра. Амели задрожала, а потом застонала, когда он вернулся к прежней ласке. Желание, чтобы он овладел ею, заполнило все ее тело.

Амели не знала, она ли потянулась за Джалилем, или он сам знал, что она чувствует и в чем нуждается. Внезапно он оказался там, где она больше всего желала. Там, где он наполнял ее раз за разом мощными волнами неописуемого экстаза.

Она хотела бы, чтобы это никогда не кончалось. Но все же она знала, что умрет, если не достигнет вершины, неистового крещендо финала. Ей казалось, что она знает все об ощущениях, удовольствии, чувстве полноты, но когда спазмы начали сотрясать ее тело и она почувствовала горячую сладость освобождения Джалиля внутри себя, то поняла, что все ее знание было бледной тенью настоящего наслаждения.

11

— Амели, как ты, моя дорогая?

— Хорошо, дедушка, — соврала Амели и отвернулась в сторону, чтобы он не увидел ее слез.

Дедушка приехал неожиданно, желая увидеть Амели собственными глазами и удостовериться, что у нее все в порядке. Он разминулся с Джалилем, потому что тот незадолго до этого уехал в конюшню.

— Нет, нехорошо, — сказал он, потянув ее за руку так, чтобы она повернулась к нему лицом. — Ты плачешь? Что случилось?

Амели прикусила губу. Воспоминания прошлой ночи жгли ее огнем стыда. Джалиля не за что винить! Я сама все начала, хоть он и довел дело… то есть меня до такого состояния, о котором я и не подозревала! — подумала она.

Она сердилась на себя за свою слабость и не могла примириться с собственным поведением. Как можно быть такой слабовольной и так поддаваться искушению? Почему я никак не могу разлюбить Джалиля? Ведь для нас нет будущего, потому что я не могу ему доверять.

Он не любит меня. Конечно, можно было прервать деловую поездку, заниматься со мной любовью, даже остаться после этого рядом… Но Джалиль никогда даже не пытался поговорить со мной, сказать…

Сказать что? Что он меня любит? Но ведь я и так знаю, что это не так. Он был вынужден жениться на мне!

Мы попали в ловушку брака, который приносит нам обоим только боль и разочарование. А теперь все осложнилось еще больше. Что, если в этот раз я забеременела?

— Ты выглядишь несчастной, — продолжал дедушка. — Стала совсем худая и бледная. Я не этого ожидал, когда вы с Джалилем поженились. Вы ведь так хорошо друг другу подходите.

Амели уставилась на него. Хорошо друг другу подходим? Что он такое говорит?

— Тебе так только кажется, дедушка, — сказала она несчастным голосом. — Все совсем не так! Нам вообще не надо было жениться. Джалиль меня не любит, и я…

— Амели, что за глупости? — сразу спросил дедушка. — Конечно, Джалиль любит тебя! Об этом нет и речи. Всегда было ясно, что он чувствует по отношению к тебе по тому, как он говорит с тобой, как он к тебе относится.

— Нет! — прервала его Амели. — Ты не прав! Как ты можешь говорить, что он любит меня? Джалиль женился на мне только потому, что ему пришлось это сделать!

— Пришлось? — К удивлению Амели, дедушка рассмеялся. — Откуда к тебе в голову пришла такая глупая идея?

Он внимательно посмотрел на ее ошеломленное лицо.

— Конечно, люди ожидали, что вы поженитесь после того, как провели столько времени наедине, но, уверяю тебя, все не так серьезно, и Джалилю было вовсе необязательно жениться на тебе, если только он этого сам не желал! И могу сказать тебе, что это желание произросло из его любви к тебе! Дедушка покачал головой.

— Кроме того, Джалиль ни за что на свете не позволил бы себе попасть в такую заведомо компрометирующую ситуацию, если бы только не был без ума от тебя!

Дедушка говорил с такой убежденностью, что Амели почувствовала, как у нее внутри что-то переворачивается.

— Джалиль женился на тебе, Амели, только потому, что он любит тебя, — повторил дедушка.

— Но почему он тогда никогда не говорил мне об этом? — взволнованно спросила Амели, отказываясь поверить услышанному.

— А ты говорила ему о своей любви? — мягко спросил дедушка.

Амели прикусила губу и отрицательно покачала головой.

— Но ты любишь его? — настаивал дедушка. Амели не смогла заставить себя что-нибудь сказать в ответ и увидела, что дедушка начинает хмуриться.

— Если я неправильно понял твои чувства, Амели, тогда ты должна сказать мне об этом, — твердо сказал он. — Хоть я люблю и уважаю Джалиля, ты моя внучка. Если ты поняла, что не любишь его, если ты несчастна, тогда можешь вернуться к нам домой прямо сейчас, а с Джалилем я поговорю.

Глаза Амели потемнели от нахлынувших эмоций.

— Я… Я не знаю, я так растеряна. Я думала… — Она остановилась и глубоко вздохнула. — Я думала, что Джалиль женился на мне потому, что это принесет ему финансовую выгоду, — выпалила она долго сдерживаемое признание.

— Финансовую выгоду? — Дедушка выглядел пораженным. — Амели… — начал он, но та прервала его.

— Ахмад мне обо всем рассказал, дедушка. Ты не должен на него за это сердиться. Он не знал, что мне ничего не известно о плане выдать меня замуж за Джалиля, хочу я того или нет! Ахмад его обожает, и поэтому он подумал, что я буду рада… Поэтому я знаю обо всем. Даже крестная посчитала, что это хорошая идея, и, когда я начала сопротивляться, забрала с собой мой паспорт, чтобы я не могла покинуть страну!

— Амели, Амели! Мой дорогой ребенок. Пожалуйста! Ты себя напрасно мучаешь.

Амели замолчала, когда услышала боль в голосе дедушки.

— Сядь рядом со мной, — мягко сказал он. Она так и сделала, хоть и чувствовала внутреннее сопротивление.

— Идея о твоей встрече с Джалилем действительно была высказана, потому что мы подумали, что у вас много общего. Но ты должна понять, что это была всего лишь шутка, не более того. Ахмад услышал только часть разговора и сделал из него неправильные выводы… — Он нахмурился. — Я поговорю с ним о его поведении и о том, что он наделал, высказав все эти необоснованные догадки тебе. Ахмад действительно обожает Джалиля… Но я уверяю тебя, что Джалиль с самого начала был против этой идеи, и он настоял на том, чтобы никакой встречи не было. Он, как и ты, слишком гордый, чтобы позволить кому бы то ни было принимать такие решения за него, — серьезно сказал он. — Что касается твоей крестной… — Дедушка пожал плечами. — Она — дипломат, а такие люди думают иначе, чем все остальные. Интриги у них в крови. Если нет интриги, они ее создают!

30
{"b":"3314","o":1}