ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Обычно в таких обстоятельствах женятся люди одного круга, — прервал ее излияния холодный, можно даже сказать, утомленный скукой голос. — Я понял то, что ты сказала насчет мотивов твоего деда, но что насчет твоего будущего мужа? Этого…

— Шейха Джалиля. — Амели кинула на него угрюмый взгляд. — Это тот самый Шейх, который не одобряет ваше… поведение с гостьями отеля!

Быстрый, почти угрожающий взгляд, брошенный на нее, заставил Амели добавить:

— Я слышала, как две женщины обсуждали вас сегодня утром. — Она немного помялась. — Что же насчет того, почему Шейх Джалиль хочет жениться на мне… — Она глубоко вздохнула. — Трудно ответить. Наверное, у нас есть что-то общее: мы оба 9т смешанных браков, но в его случае кровь бедуинов передал ему его отец. Помимо этого, королевская семья Марокко считает этот брак хорошей идеей. Крестная говорит, что они посчитают себя глубоко оскорбленными, если Шейх откажется от брака, который получил их высочайшее благословение. Все, что я узнала за последнее время о культуре и нравах Марокко, говорит мне, что если любой из нас откажется от брака, когда уже все на мази, это будет сочтено глубочайшим оскорблением. Но если Шейх узнает, что мои моральные устои не соответствуют его высоким стандартам, он сможет спокойно отказаться от женитьбы.

— В твоем рассказе слишком много «если», — последовало сухое замечание с его стороны.

Амели окинула его взглядом, который мог бы ввести в ступор кого-нибудь послабее, и тихим голосом осведомилась:

— Ты считаешь, что я все это выдумала? Что ж, тогда нам не стоит более тратить время впустую.

Он миролюбиво улыбнулся ей в ответ, заметив, что с вежливо-безразличного «вы» она перешла на «ты».

— Итак, я понял причину, но почему ты выбрала меня?

Амели пожала плечами.

— Как я уже говорила, я слышала, как две особы обсуждают тебя, и из того, что они говорили, поняла, что…

Уловив ее нерешительность, он мягко переспросил:

— Поняла что?

— Что у тебя репутация мужчины, который пользуется благосклонностью женщин, которые останавливаются в этом отеле. И что твое поведение заметил Шейх Джалиль, из-за чего ты можешь потерять работу! — Амели слегка содрогнулась. — Я не понимаю, как эти женщины могут так себя вести! Я могу не желать брака по расчету, но и кидаться с головой в дешевый пляжный романчик не намерена.

Она вдруг заметила, что он очень внимательно смотрит на нее.

— О'кей. Значит, ты не хочешь ни брака по расчету, ни дешевых романчиков. А что ты хочешь?

— Ничего! — Амели поймала его насмешливый взгляд, и кинулась на защиту своих убеждений. — Я имею в виду, что ничего не захочу, пока не встречу мужчину, который…

— Который будет соответствовать твоим высоким стандартам? — ехидно осведомился он.

В ответ Амели сердито покачала головой.

— Пожалуйста, не договаривай за меня. Я собиралась сказать, пока не встречу мужчину, которого я могу любить, уважать, и которому могла бы довериться полностью — душой и телом. Это именно такие отношения, которые были у моих родителей, — страстно сказала она. — Именно такие отношения я собираюсь строить сама, и однажды стану учить им своих детей.

— Такой мужчина — редкость в наши дни.

— Наверное, но такого мужчину стоит ждать, — твердо сказала Амели.

— Ты не боишься, что, когда ты встретишь этот образец совершенства, его испугает твоя репутация?

— Нет, — быстро ответила Амели. — Потому что, если он будет любить меня, он примет меня и поймет, что для меня действительно важно. И к тому же… — Она остановилась, сообразив, что чуть было не выболтала этому незнакомцу, что все еще была девственницей, потому что не встретила такого мужчину. — Почему ты задаешь мне все эти вопросы? — вместо этого спросила она подозрительно.

— Просто так.

Даже в темноте Амели чувствовала, как оценивающе он смотрит на нее.

— Ну, — наконец сказал он. — Ты предлагаешь заплатить мне пять тысяч франков за то, чтобы я ухаживал за тобой, соблазнил и публично испортил твою репутацию.

— Притворился бы, что делаешь это, — быстро поправила его Амели.

— Что случилось? — поддразнил он ее. — Собираешься передумать?

— Конечно, нет! — с негодованием возразила Амели.

Она задохнулась от ужаса, когда он вдруг сделал шаг вперед и обнял ее.

— Что ты делаешь? — дрожащим голосом спросила она.

Она чувствовала запах ночи, тепло мужской кожи, жар пустыни, прохладу ветра, и все ее тело задрожало от прикосновения к нему. Он медленно наклонил голову и свет, отражающийся в его глазах, заставил ее неподвижно застыть.

— Мы заключили договор! — Она почувствовала его дыхание на своих губах. — А теперь мы должны скрепить его печатью. Раньше в пустыне это делалось кровью. Мне уколоть тебя в палец, чтобы наша кровь могла смешаться, или будет достаточно этого?

Прежде чем Амели успела запротестовать, она почувствовала прикосновение его губ. Да, я была права, промелькнула мысль на окраине ее сознания. Он также стремителен и смертельно опасен, как пантера…

Из ее горла вырвался тихий стон, когда она почувствовала, как содрогается в его объятьях и ничего уже не может с этим поделать. Его подбородок покрывала легкая щетина, которая покалывала ее нежную кожу, и ей стоило больших усилий справиться с желанием прикоснуться к его лицу рукой. Когда он попытался отстраниться от нее, Амели ощутила, что ее губы не хотят отпускать его. И, прежде чем смогла остановиться, она в порыве уязвленной гордости укусила его за нижнюю губу.

Вкус его крови на языке поверг ее в шок. В ужасе она закрыла глаза, ожидая немедленной мести, и почувствовала, как он обхватывает ее шею.

— Значит, ты все же предпочла скрепить нашу сделку кровью. В тебе больше от людей пустыни, чем я предполагал.

И он снова поцеловал ее. На этот раз его губы с силой прижались к ее полураскрытому рту. Она снова почувствовала во рту вкус его крови, ощутила горячую бархатистость его языка, услышала звук бури в своем сердце, и ощутила, что его прикосновения жарче обжигающего солнца пустыни…

Когда он внезапно отпустил ее, Амели взглянула в его глаза, которые теперь ярко освещала луна, и почувствовала, как останавливается сердце. Его глаза были вовсе не темно-карими, но имели такой же обжигающий серебристо-серый оттенок, как и знаменитые арабские клинки…

— Все утро в нашем распоряжении, Амели. Я подумала, может быть, ты захочешь пройтись по магазинам. Здесь рядом есть огромный торговый центр, в котором много бутиков от кутюр, и…

Амели попыталась сконцентрироваться на том, что говорила тетя.

Она позвонила Амели вечером предыдущего дня и предложила показать ей город. Что бы Амели ни думала о поведении своего деда, тетя ей нравилась.

Поэтому сейчас они сидели в огромном холле отеля и решали, куда отправиться в первую очередь.

— Твой дедушка знает, как ты расстроена тем, что врачи пока запрещают ему повидаться с тобой, поэтому он попросил одного друга семьи, который… который тоже является владельцем этого отеля, показать тебе тут все самое интересное, и, если ты согласишься, он повозит тебя по стране. Джалиль тебе понравится. Он очень обаятельный и образованный человек.

Амели пришлось прикусить язык, чтобы не выдать от негодования свою маленькую тайну. Благодаря Ахмаду, своему разговорчивому кузену, она уже точно знала, кто такой Джалиль и чего он хочет.

Она не могла заснуть всю ночь, снова и снова вспоминая происшедшее на пляже и ругая себя за то, что была настолько глупой, что позволила всему этому случиться. Наконец сон одолел ее, и все же утром она встала с глазами, в которые, казалось, кто-то насыпал песок пустыни.

Недосыпание и нервное напряжение заставляли ее вздрагивать от малейшего звука. Нет уж, магазины — это последнее, что она хотела бы сейчас увидеть. Кроме того, вдруг он захочет как-то связаться с ней? Он это сделает, или ей придется самой искать его на пляже, чтобы кинуться на шею так, как это делали другие женщины? Одна мысль об этом шокировала ее. Стоп, ведь наша договоренность состоит в том, что это он будет преследовать меня, напомнила она себе. Преследовать и соблазнять…

4
{"b":"3314","o":1}