ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Алексис, прошу тебя… — растерянно проговорила она.

Константин приблизился к ней и взял ее под руку. Роб всем своим видом выказывал недоумение, непонимание происходящего. Жених Софии прошептал ей что-то на ухо по-гречески, и она, коснувшись руки брата, сказала:

— Надеюсь, ты не думаешь так на самом деле. Мы с Робом просто друзья. Мы…

— Ты встречалась с ним каждый день, хотя я запретил тебе это, — резко прервал ее Алексис. — Ты была в то время помолвлена с Нико…

— А я не хотела этого, если ты помнишь. Роб был моим другом, который понимал, в каком отчаянии я тогда находилась.

— И он же тебя… — начал было Алексис, метнув угрожающий взгляд на врага.

Сандра подумала, что он сейчас ударит Роба. София и Константин, очевидно, придерживались того же мнения, поскольку встали между мужчинами.

— Сейчас не время обсуждать этот вопрос, — отрезал Алексис и бросил недобрый взгляд в сторону Сандры.

Злится, что я не рассказала Робу об акте возмездия, подумала та.

— А я считаю, что как раз самое время, — смело возразила София. — Слишком долго мы избегали говорить на эту тему. Константин, между прочим, все знает. — Она с нежностью посмотрела на своего жениха, и Сандра поняла, что эти двое любят друг друга. — Я должна была рассказать тебе, как это произошло, еще тогда. Но я была в шоке… Ты метал громы и молнии… Я и подумать не могла, что ты заподозришь Роба. — София смущенно посмотрела на своего друга. — Прости меня, ради Бога, за это недоразумение. Мы, наверное, испортили тебе и твоей очаровательной спутнице вечер. Но я не хочу, чтобы мой брат думал, что…

— Ты же не будешь отрицать, что встречалась с ним каждый день в течение двух недель? — сердито спросил Алексис. Видно было, что у него внутри все клокочет от ярости. — И даже не пытайся убедить меня в том, что за это время… Что это был не он… — От волнения Алексис не мог найти нужных слов. — Ты напрасно так упорно защищаешь его. Тео мне все рассказал.

— Тео! — всплеснула руками София. — Ну конечно, разве ты мог не поверить своему лучшему другу? А тебе никогда не приходило в голову, почему я не пролила ни одной слезинки, когда его самолет разбился? Я молила Бога, чтобы Он покарал его, заставил страдать за то, что этот подонок сделал со мной. Это Тео, твой дорогой друг, обесчестил меня, Алексис. Он никогда мне не нравился. И я согласилась обручиться с Нико только из-за опасения, что ты выдашь меня за Тео.

Сандра обнаружила, что у нее остановилось дыхание. Она всегда знала, что Роб не виноват, но сейчас, слыша подтверждение из уст женщины, которую он якобы изнасиловал, Сандра не чувствовала ни облегчения, ни радости. Не было у нее и злорадства по поводу того, что Алексис оказался не прав. Она ощущала лишь ужасающую внутреннюю пустоту. Голоса доносились до нее словно издалека. Сандра слышала, как Роб что-то говорил Алексису, но тот, не обращая на него внимания, повернулся к сестре и хрипло спросил:

— Это правда? Ты меня не обманываешь? Правда, ложь — какое это теперь имеет значение? — подумала Сандра с невыразимой горечью. Вдруг зал и находившиеся в нем люди закружились, и она чуть не упала со стула. Ее поддержал Константин, который ласково сказал что-то по-гречески. Сандра слышала, как София извинялась перед Робом за прерванный ужин, а тот, улыбаясь, отвечал, дескать, ничего страшного. Сандра вдруг испугалась, что сестра Алексиса начнет сейчас знакомить ее со своим женихом и братом. Этого она бы не вынесла. Сандра хотела что-то сказать, но слова не шли с языка, ее била нервная дрожь.

— Извините нас, пожалуйста, — улыбнулся Роб, — моя сестра плохо себя чувствует. Нет-нет, София, ты здесь ни при чем. Сандра не может прийти в себя после смерти отца.

Роб помог сестре подняться со стула. Сейчас он был для нее единственной опорой, и Сандра приникла к его плечу. Она с трудом дождалась, когда Роб попрощается с Константином и Софией и уведет ее подальше от этого ресторана и от Алексиса.

* * *

Когда они вернулись домой, Сандра чувствовала себя уже лучше.

— Прости, что так получилось, — сказал Роб, подавая сестре стакан сока. — Странно было встретить Софию столь неожиданно. Прошло не меньше двух лет с тех пор, как мы познакомились с ней.

— У вас был роман?

— Боже упаси! Простые смертные не смеют и мечтать о членах клана Стефанидисов — я уж не говорю о единственной сестре их предводителя. София получила образование в Европе, а когда вернулась домой, ее обручили с человеком, которого она не любила. Ей было очень худо, а поговорить не с кем. И тут появился я.

— Она сказала тебе… Ты знал, что…

— Что ее изнасиловали? — Роб покачал головой. — Нет, не знал. Я был в шоке, когда понял, что ее брат считает насильником меня. Наши отношения с Софией были совершенно невинными — мы часами просто болтали о разных вещах. Я знал, что у нас с ней не может быть никакого будущего, поэтому никогда не выходил за рамки чисто дружеских отношений. Меня, кстати, удивляет одна вещь, — вдруг нахмурился Роб. У Сандры замерло сердце. — Если Стефанидис считал, что я обесчестил его сестру, то почему не отомстил мне за это? Я не шучу, — рассердился он, увидев слабую улыбку на лице Сандры. — Ты, возможно, не знаешь, но в Греции до сих пор свято чтут девственность невесты. Представляешь, что они могут сделать с человеком, который изнасиловал невинную девушку? Стефанидис, с его-то связями и деньгами, мог запросто подстроить мне автомобильную катастрофу, и никто бы ничего не заподозрил. — Роб пожал плечами. — Забавная история. Ты видела его лицо, когда София открыла ему правду? Я думал, Стефанидиса удар хватит на месте.

— Полагаю, его больше потрясло, что это сделал человек, которого он считал своим близким другом, — с легким презрением сказала Сандра. Сейчас она была рада, что Роб не пригласил в ресторан Джулию. Та, несомненно, узнала бы Алексиса, и тогда Роб, вполне возможно, заподозрил бы неладное. — По крайней мере, София обрела свое счастье, — тихо добавила Сандра. — Сразу видно, Константин очень любит ее.

— Да, мне тоже так показалось. Нет, я все-таки не могу понять, почему Стефанидис не пристрелил меня, когда решил, что это я изнасиловал Софию. Он фантастически богатый и влиятельный человек и мог сделать со мной все что угодно, вплоть до убийства. В некоторых районах Греции до сих пор существует вендетта. Если бы он пошел на это, то каждый из нас — я, ты, отец — мог пострадать от его мести. Как это ни странно, я могу понять его чувства. Если бы, например, тебя кто-нибудь обидел, я бы разорвал подлеца на куски! — Роб рассмеялся.

Но Сандре было не до смеха. Если Роб когда-нибудь узнает, что Алексис все-таки отомстил и, главное, как… Она похолодела.

Но Роб никогда не узнает об этом. Алексис Стефанидис слишком богат и могуществен, чтобы Роб мог тягаться с ним.

5

— Нет!!!

Сандра проснулась от собственного крика и резко села, чувствуя, как все тело сотрясает дрожь. Она посмотрела в окно на знакомый с детства пейзаж. Обычно мирная картина провинциального городка действовала на нее успокаивающе. Но только не сейчас. Каждую ночь Сандра видела один и тот же кошмарный сон: к ней подходит

Алексис и спрашивает, любит ли она его, и она кивает. Просыпаясь в холодном поту, Сандра снова ругала себя за то, что не смогла разгадать его притворство.

Она жила в доме отца уже неделю. Сандра приехала сюда на следующий день после неожиданной встречи в ресторане, где она окончательно убедилась, что Алексис к ней совершенно равнодушен.

Интересно, как он себя чувствует сейчас, зная, что Роб не прикасался к Софии? Испытывает стыд, мучается угрызениями совести? — спрашивала себя Сандра, хотя, в сущности, ей было уже все равно.

Жизнь Сандры в отчем доме протекала медленно и однообразно. Она рано вставала, надевала линялые джинсы и старую ковбойку Роба, варила себе кофе и шла с чашкой в кабинет отца. У нее опять пропал аппетит, а в глазах поселилась затаенная боль.

11
{"b":"3315","o":1}