ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

6

— Рад, что вы опять к нам вернулись, молодая леди.

Сандра окинула лихорадочным взглядом помещение, но, кроме нее и доктора, в нем никого не было. Врач, очевидно, догадался о причине ее беспокойства и улыбнулся, мягко похлопав пациентку по руке.

— Со мной… я поправлюсь? Мой муж сказал, что я попала в аварию.

— Обязательно поправитесь, — заверил доктор. — К счастью, Бог наградил вас недюжинным здоровьем. Вы помните, как все произошло?

Сандра покачала головой.

— Ничего не помню — полный провал памяти. Где это случилось?

— В Англии, как сказал мне ваш муж. Он привез вас в Грецию, как только местные врачи сочли вас транспортабельной. Может, вы все-таки что-то помните? Нет-нет, не напрягайте память. Она вернется в свое время.

— Но почему я ничего не помню? — Сандра чуть не плакала. — Ведь обычно люди, страдающие амнезией, не помнят именно того, о чем не хотят помнить.

— Не всегда так. Вы думаете, что в вашем прошлом было нечто такое, о чем вы хотели забыть?

— Я не знаю. — Сандра чувствовала страшную усталость и отчаяние. Как сказать этому доброму человеку, что она напугана, потому что не знает мужчину, называющего себя ее мужем? Что при виде него у нее обрывается сердце? Что, когда он сказал, будто они были любовниками до того, как стать супругами, ее обдало жаром, словно он прикоснулся к ней?

— Не изнуряйте себя попытками вспомнить прошлое, — посоветовал врач. — Это произойдет само собой, надо только набраться терпения. Человеческий мозг очень сложная и тонкая субстанция.

— А если предположить, что я не хочу вспоминать какие-то эпизоды своей жизни?

Эскулап задумчиво почесал нос.

— Иногда мозг использует амнезию как средство защиты от воздействий, которые психика человека не выдерживает. Но раны постепенно зарубцовываются, пациент приходит в норму и уже может спокойно отнестись к тому, что старательно пытался забыть. Так что сейчас ваша главная задача — отдыхать и набираться сил. Остальное сделает природа. — Кивнув, врач направился к двери.

— Доктор… — нерешительно проговорила Сандра.

Тот обернулся и посмотрел на ее смертельно бледное лицо. Стефанидис просил, чтобы ему сказали, когда его жена очнется после укола, и Киссиди ожидал, что Сандра попросит позвать мужа. Но та, нервно перебирая пальцами край простыни, спросила:

— Я… У меня есть еще какие-нибудь родственники кроме мужа?

— Боюсь, я не смогу ответить на ваш вопрос. Ваш муж передал мне записи английских врачей, которые лечили вас сразу после аварии, там об этом ничего не сказано. Физически вы полностью выздоровели, и я могу выписать вас через несколько дней. Что же касается остального, то вам лучше поговорить об этом со своим мужем.

— Выписать! — в ужасе воскликнула Сандра. Она не хотела попадать в руки человека, который называл себя ее мужем. — Но моя амнезия…

— Мы, разумеется, будем продолжать лечение. Главное для вас теперь, как я уже говорил, покой и отдых. У вашего мужа есть великолепная вилла на чудесном острове Микрос, где, как он меня заверил, вам будут созданы все необходимые условия. Мой коллега будет регулярно приезжать и проверять состояние вашего здоровья. К сожалению, в данном случае мы не знаем, как поведет себя ваш мозг в дальнейшем. Память может возвращаться к вам отдельными эпизодами, а может восстановиться полностью в одно мгновение. — Киссиди пожал плечами, словно подтверждая свое бессилие в этом вопросе. — А сейчас, думаю, вы хотели бы увидеть вашего супруга. А то он, наверное, уже рвет и мечет. — Врач поморщился. — Все мои медсестры благоговеют перед ним. Если бы мы ему разрешили, он бы сам ухаживал за вами. Я редко встречал столь преданных мужей.

У Сандры было другое мнение на этот счет. Этот человек никак не вязался у нее с образом преданного мужа. Он был слишком жестким и надменным для того, чтобы обладать бескорыстием. Сандра хотела попросить доктора не пускать к ней никого, но тот уже открыл дверь, и Алексис, чуть не сбив Киссиди с ног, стремительно вошел в палату.

Ее взгляд упал на светлые джинсы, плотно обтягивавшие сильные стройные ноги, и тонкую шелковую сорочку, через которую просвечивались черные завитки волос. Сандра ощутила внезапный приступ тошноты. Ее била мелкая дрожь, тело покрылось холодным потом.

— Сандра! — Алексис бросился перед ней на колени и осторожно промокнул полотенцем выступившие на ее лбу бисеринки пота. Он сурово посмотрел на стоявшего в дверях врача, словно тот был виновником болезни Сандры, и требовательно спросил: — Что с ней? Она вся дрожит, руки холодные…

— Внезапный приступ слабости, — спокойно ответил Киссиди. — Ваша жена перенесла серьезную черепно-мозговую травму, поэтому, естественно, ее мучают страхи.

— Страхи? — Алексис покосился на Сандру. — Вы хотите сказать, что она боится меня, своего мужа?

— Сейчас вы для нее чужой человек, — мягко пояснил врач, — поэтому она и боится вас. — Киссиди плотно закрыл за собой дверь.

— Это правда? — спросил Алексис у Сандры, когда они остались вдвоем. — Ты боишься меня?

— Я не знаю тебя. — Сандра отодвинулась к противоположному краю кровати.

— Ну что ты, дорогая, ты прекрасно меня знаешь. — Голос Алексиса зазвучал нежно, в нем появились интимные нотки. Сандра заметно покраснела. — Мы знаем друг друга очень, очень близко. — Его тон был пронизан сладострастием.

— Но мы недавно женаты.

— И ты думаешь, поэтому еще не спали вместе? — Алексис тихо засмеялся. Он поднял к своим губам ее руку и поочередно поцеловал каждый дрожащий пальчик. — Твой мозг, возможно, не помнит меня, зато твое тело ничего не забыло.

Алексис наклонился и прильнул губами к ямке на ее шее. Тревожная волна поднялась со дна души Сандры, и она поняла, что этот человек не лжет. Она не могла объяснить это, но ее тело действительно узнало его, отреагировало на прикосновение его губ восторженным трепетом.

— Скоро я заберу тебя отсюда домой и тогда покажу, какое удовольствие наши тела могут доставить друг другу. — Алексис отпустил ее руку и встал с колен.

— Я спросила доктора, есть ли у меня родственники… кроме тебя, — с трудом произнесла Сандра. — Но он ничего не знает об этом.

— У тебя есть брат, — ответил Алексис, бросив на нее проницательный взгляд, но Сандра восприняла новость спокойно. — Он сейчас в командировке за границей, и я не смог найти его, чтобы сообщить о случившемся.

— А когда мы поженились?

— Это произошло в Англии после, я бы сказал, ураганного романа. — Заметив ее недоверчивый взгляд, Алексис рассмеялся. — По-прежнему не веришь мне? Уверяю тебя, это правда. Когда я увидел тебя в первый раз, то сразу понял: это моя судьба…

— А я…

— Ты? — Алексис широко улыбнулся, весело блеснув глазами. — Ты, моя дорогая Сандра, влюбилась в меня с первого взгляда. — Алексис взял ее за подбородок, увидев, что она хочет отвернуться. — Вижу, ты не согласна с этим. Но скоро я докажу тебе, как глубоко ты ошибаешься.

— Но я совершенно не помню тебя. Я… В этот момент в палату вошла медсестра.

Она выразительно посмотрела на часы, а потом на Алексиса.

— Мы поговорим об этом позже, — ласково сказал Алексис Сандре. — А пока отдыхай. Когда ты приедешь на Микрос, наше теплое греческое солнце быстро тебя вылечит.

— А солнце сможет вернуть мне память? — раздраженно спросила Сандра.

Но Алексис, ничего не ответив, вышел из палаты.

Она осталась наедине со своими мучительными мыслями и разбуженными эмоциями, которые подтверждали правоту слов Алексиса. Но если мы были любовниками, спрашивала она себя, то он должен быть небезразличен мне. Сандра инстинктивно понимала, что никогда бы не отдалась мужчине без любви. А в том, что они занимались любовью раньше, она уже не сомневалась.

Почему же она испытывала к нему неприязнь, замешанную на страхе? Она бы, наоборот, должна была тянуться к своему любовнику, а теперь мужу. Но как только этот человек приближался к ней, мозг Сандры посылал сигнал, предупреждающий об опасности.

13
{"b":"3315","o":1}