ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Поставить музыку?

— Да. Но ты выбери что-нибудь на свой вкус, а то я не помню, что мне нравится.

Алексис молча взял пластинку и поставил на проигрыватель. Бетховен, узнала Сандра, довольная, что вспомнила имя композитора. Откинувшись на спинку кресла, она прикрыла глаза и окунулась в божественные звуки сонаты.

— Почему бы тебе не лечь спать? День у тебя был сегодня длинный. А я поработаю немного.

Сандра встала. Ноги у нее были ватные, и она испугалась, что не сможет дойти до спальни без посторонней помощи. Но, кое-как справившись с этой задачей, она быстро разделась и приняла душ.

Белье, которое Сандра обнаружила в комоде, было, очевидно, куплено в самом дорогом магазине — ночные сорочки из полупрозрачного шелка, отделанного нежнейшими кружевами. Надев одну, она подошла к зеркалу. Обнаженное тело хорошо просматривалось через тончайшую ткань. Сандра подумала, что Алексис, покупая эти сорочки, наверное, представлял себе, как она будет в них выглядеть, и слегка зарделась. Несмотря на худобу после болезни, груди остались на удивление полными и упругими. Теплая волна пробежала по телу, когда Сандра вспомнила, что Алексис касался их губами и насколько это было приятно.

Прошел час, как она легла в постель, а Алексис все не появлялся. Сандра и страшилась этого, и одновременно торопила время, чувствуя, что томительное ожидание изматывает ее. Как вести себя, когда он придет? Она не представляла, как сможет отдаться мужчине, которого продолжает считать чужим. Но она также понимала, что сегодня Алексис не примет никаких отговорок.

Он вошел в спальню совсем бесшумно. Сандра догадалась о его появлении лишь по звуку открывшейся двери. Алексис сразу прошел в ванную и через несколько минут, которые показались Сандре вечностью, появился оттуда с мокрой головой и в халате. У нее замерло сердце, когда он погасил в ванной свет и направился к кровати. Матрац просел под тяжестью его тела, и Сандра почувствовала на своем плече руку мужа. Алексис тихо окликнул ее. Медленно, очень медленно она повернулась к нему.

— Ты, оказывается, не спишь, — прошептал он.

В темноте Сандра нечаянно прижалась к нему и тут же отпрянула, ощутив наготу мужского тела. Алексис легко поцеловал ее в лоб и, повернувшись к ней спиной, сказал:

— Спокойной ночи, дорогая.

Сандра растерялась — он не собирается заниматься сегодня любовью? В ней боролись два чувства — облегчение и, как это ни странно, обида. Она тоже повернулась к Алексису спиной и уткнулась пылающим лицом в подушку.

— Мне нужна женщина, а не жертва, — услышала Сандра его голос. — А теперь будь хорошей девочкой и спи.

Сандра предпочла бы, чтобы он любил ее, и тогда гнетущее чувство страха и напряженного ожидания осталось бы позади. А теперь она вынуждена терпеть эту пытку и дальше.

* * *

Когда Сандра проснулась, Алексиса в спальне уже не было. На столе стоял термос с кофе, блюда с круассанами и курагой. Молодая женщина ахнула, увидев, что часы показывают половину одиннадцатого утра. Алексис, очевидно, работает, решила она. Вчера он показал ей свой кабинет, напичканный современной техникой, которая позволяла ему в любую минуту связаться с даже самым отдаленным подразделением своей империи.

Кофе оказался превосходным. Сандра выпила три чашки ароматного напитка и съела два круассана, подивившись своему аппетиту. Через открытую балконную дверь с моря долетал прохладный, бодрящий воздух, и Сандра вдыхала грудью его целительную свежесть. Ей вдруг захотелось немного прогуляться по берегу залива. Когда она рылась в шкафу в поисках подходящей одежды, ей на глаза попался купальник, и Сандра решила заодно и искупаться.

Она взяла полотенце, надела поверх бикини шорты и майку и, выйдя из дома, направилась по тропинке к морю.

Бирюзовая вода оказалась такой прозрачной, что можно было отчетливо видеть очертания песчаного дна. Сандра проплыла ярдов пять, ощущая кожей бархатистую, прохладную влагу. Внезапно дно резко пошло вниз. Сандра перевернулась на спину и стала качаться на ленивых, соленых волнах, чувствуя, как в этой звенящей утренней тишине ее постепенно покидает напряжение последних дней.

Сандра наслаждалась морем уже около получаса, когда вспомнила, что в доме никто не знает, куда она исчезла, и неохотно поплыла к берегу. Но, выйдя из воды, не устояла перед соблазном, расстелила на песке полотенце и улеглась под ласковыми лучами солнца.

— Сандра!

Резкий звук проник в ее полусонное сознание. Она открыла глаза и увидела Алексиса. Его стройное, влажное тело было бронзовым от загара. Сандра, словно зачарованная, смотрела на капли воды, стекавшие по его широкой груди. На Алексисе были лишь плавки. Он проследил за ее взглядом и, улыбнувшись, сказал:

— Обычно я обхожусь без них, но интуиция подсказала мне, что тебе это не понравится.

Он, наверное, хочет сказать, что я не в меру стыдлива, подумала Сандра. Его близость действительно волновала ее, но не потому, что он практически был в костюме Адама.

— Алексис…

Она опять хотела спросить его о своем прошлом. Но он так откровенно смотрел на ее грудь и живот, что Сандра смутилась и умолкла.

— Кто бы мог подумать, что в таком хрупком сосуде заключено столько страсти, — вкрадчиво проговорил Алексис, проводя указательным пальцем между ее грудями.

Он склонился еще ниже, и на Сандру пахнуло приятным запахом свежести.

— Сандра… — прошептал он.

Алексис обволакивал ее своим волшебным, гипнотическим голосом, и Сандру неудержимо влекло к нему. От Алексиса исходило ощущение мужской силы, которая вливала в ее кровь новую, волнующую энергию.

Он скользнул губами по ее губам с дразнящей медлительностью, потом ласки Алексиса стали более настойчивыми, глаза заблестели, но в движениях не было нетерпения.

— Думаю, мы легко можем обойтись без этого, — проговорил Алексис, расстегивая лифчик ее бикини.

Сандра тихонько застонала, когда его руки коснулись упругих грудей. Пальцы Алексиса — такие темные на фоне ее бледной кожи — грели и возбуждали, разрушая бастионы ее сдержанности. И Сандра растворялась в этих объятиях, отдаваясь судьбе, которая представлялась ей еще очень туманной. Вдруг она почувствовала, как ее руки сами обвились вокруг шеи Алексиса, и она думала теперь лишь о его прикосновениях. В это мгновение ничто не имело значения, кроме ощущения, что они вместе.

— Я же говорил, Сандра, твое тело ничего не забыло, — прошептал Алексис, получавший удовольствие от разбуженной страсти молодой женщины. Он начал играть с ее набухшими сосками, а Сандра извивалась под этими обжигающими поцелуями, чувствуя невыносимое томление в крови. Алексис гладил ее тело, словно хотел успокоить жаждущую плоть, но эти прикосновения возбуждали еще больше.

— Алексис…

— Дотронься до меня, — хрипло проговорил он, вглядываясь в ее утомленное страстью лицо.

Сандра замерла, но, вспомнив, что этот человек ее муж, провела руками по его плечам.

— Не так. Ты словно боишься меня, — усмехнулся Алексис, продолжая следить за выражением ее лица. — Я не укушу тебя, если только ты сама ни попросишь об этом.

Его насмешливый тон разозлил Сандру, и она вспыхнула. Ему-то что, про себя возмутилась она, он помнит, как у нас это раньше было, а вот я…

— Тебе, наверное, надо помочь, — прошептал Алексис, и его руки опять стали исследовать ее тело, но уже более настойчиво.

Сандре тоже захотелось дотронуться до его великолепного тела, прижаться к нему так, чтобы слиться с Алексисом воедино, но она не решалась. Алексис видел ее мучения, но лишь улыбался и продолжал покрывать поцелуями ее нежную грудь.

— Алексис…

Сандра хотела остановить его, сказать, что все это происходит слишком быстро, что она не знает, как справиться с тем взрывом эмоций, которые он разбудил в ней. Но Алексис лишь промычал что-то, и, когда обхватил ладонями ее груди и слегка сжал, у Сандры вырвался стон удовольствия. Она чувствовала на себе приятную тяжесть его большого тела, вдавливающего ее в песок.

17
{"b":"3315","o":1}