ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я предложил тебе принять душ. — Алексис дотронулся до ее плеча. — Ты вся в песке и соли.

— Да. И волосы похожи на паклю. Чур, я первая иду в душ, а то мне еще волосы надо будет высушить.

Сандра ощутила внезапную сухость во рту, когда поймала на себе взгляд Алексиса — взгляд мужчины, снедаемого желанием.

— Я подумал, что мы могли бы принять душ вместе… Но, пожалуй, лучше отложить это до следующего раза. Доктор Киссиди не велел тебе переутомляться. Ты ведь могла уже забеременеть.

Мысль о ребенке как-то не приходила в голову Сандре. Но по тону Алексиса она поняла, что он хочет иметь детей.

— Я была… Мы уже?…

Алексис решительно покачал головой.

— Нет. Но сейчас это вполне могло случиться.

Он провел ладонью по ее животу, и Сандра потянулась к мужу, потрясенная тем, как ее манит к нему.

Такое сильное желание могло возникнуть только в результате долгого лишения. И в то же время еще сегодня утром она даже не подозревала, что будет неистово хотеть Алексиса. Что скрывала от нее амнезия? Отчаяние холодом пробежало по ее спине, но Сандра поборола свой страх.

— Нам с тобой было так хорошо на пляже, что я до сих пор хочу тебя. Может, я скажу Марии, что мы не будем обедать? — Увидев выражение лица Сандры, он рассмеялся. — Да, это очень заманчиво, но, увы, я должен работать. У нас впереди целая ночь и много других ночей. Сегодня ты не будешь дрожать от страха, когда я приду к тебе?

У Сандры на глазах появились слезы, и она положила голову ему на плечо.

— Я же не знала… — растерянно пролепетала она. — Я не знала, что нам с тобой будет так хорошо. О, Алексис, как жаль, что я ничего не помню. Как мы с тобой встретились? Как полюбили друг друга? Я ведь совсем обыкновенная, а ты, ты…

— Мы встретились в агентстве, где ты работала. Едва увидев тебя, я сказал себе: хочу, чтобы она стала моей.

— А я, конечно, влюбилась в тебя с первого взгляда.

— Так ты мне однажды сказала.

Моя память вернется, должна вернуться. Мне столько надо вспомнить о прошлой жизни с Алексисом. Надо только набраться терпения, и я все вспомню, когда придет время. Я должна вспомнить!

9

— Не хочешь прогуляться перед сном по саду? — спросил Алексис.

После ужина они снова слушали Бетховена. Обильная еда и вино вызвали у Сандры сонливость, и она уже пару раз клевала носом.

Сандра хорошо выспалась после обеда, Алексис к тому времени закончил работу, и они опять пошли купаться. На этот раз они не занимались любовью, но Алексис обошелся уже без плавок.

Сандре постоянно не хватало его любви. Она хотела его даже сейчас, несмотря на подступающий сон.

Сад был полон запахов цветов и растений, их аромат усилился в ночное время. Сандра чувствовала, что ее ощущения тоже обострились. Алексис держал ее за руку, и исходившее от него тепло разливалось приятной негой по ее телу, вызывая знакомое томление. Мягкая темнота обволакивала, кружила голову. Сандра споткнулась, и Алексис быстро подхватил ее. Она почувствовала на лице его горячее дыхание и, поддавшись соблазну, прильнула губами к шее мужа. Алексис крепко прижал ее к себе.

— Боже, — прошептал он, разжав объятия, — ты хочешь, чтобы я взял тебя прямо здесь, в саду, как юный мальчик, встретивший свою первую женщину? Мне, наверное, не следовала будить вулкан, который сейчас горит в твоих глазах.

Сандра сама удивлялась, почему с такой жадностью откликается на ласки мужа. Она словно боялась, что их любви угрожает что-то, и стремилась отлюбить Алексиса на всю оставшуюся жизнь. Но она решила не думать об этом сейчас, а полностью отдаться своим чувствам. Сандра обхватила мужа за шею и поцеловала его в губы. Алексис снова обнял ее и страстно прижал к себе, потом нетерпеливо расстегнул пуговицы на лифе ее платья и провел языком по нежным грудям.

— Черт, зачем ты надеваешь это? — возмутился Алексис, наткнувшись на шелковую ткань бюстгальтера. — Твоя великолепная грудь не нуждается во всех этих портновских ухищрениях. Я хочу тебя, — резко сказал он, будто это обстоятельство его раздражало.

Сандра молча пошла с ним в дом. Она тоже сгорала от желания, которое, казалось, не оставляло ее ни на минуту. В спальне Алексис быстро раздел ее и положил на кровать. В этот раз уже не было долгой, медлительной игры. Они так сильно, так нестерпимо хотели друг друга, что уже не нуждались в возбуждающих забавах. Алексис прильнул к ее губам. Его поцелуй был таким неистовым и требовательным, что Сандра забыла обо всем — осталась только тьма, в которую она погружалась…

Они спали, потом занимались любовью и затем снова засыпали, чтобы проснуться и снова припасть друг к другу в порыве страсти. Сандра поражалась своей ненасытности, своему желанию постоянно ощущать рядом с собой обнаженное тело Алексиса. Когда она снова проснулась, Алексис еще спал. Сандра нежно провела ладонью по его спине. Алексис шевельнулся во сне и что-то пробормотал. Его рука скользнула по ее шее и замерла на груди. Сандра еще сильнее прижалась к мужу. Он встрепенулся и открыл глаза. Поняв, в чем дело, он довольно ухмыльнулся.

— Алексис…

Он теребил ее сосок, ожидая, что скажет Сандра.

— Ты… Ты был у меня первым мужчиной или?…

— Первым и последним, — быстро ответил он. — Ты не была легкомысленной, если тебя именно это волнует.

— У тебя, наверное, было много женщин.

— Очень много, — с усмешкой подтвердил Алексис. — Что ты хочешь знать, дорогая? Что ты для меня более желанна, чем они? Ты — моя жена, и я думаю, это ответ на твой вопрос. Пойдешь со мной на море? Только не надевай бикини/ пожалуйста. Я хочу чувствовать все твое тело в воде, хочу видеть, как загорятся желанием твои глаза, когда я буду целовать тебя.

Алексис начал покрывать ее лицо поцелуями. Сандра почувствовала, как слабеет…

Но Алексис вдруг замер, напряженно к чему-то прислушиваясь.

— Вертолет, — коротко бросил он. — Пойду оденусь и посмотрю, кто к нам пожаловал. Оставайся здесь.

Алексис направился в ванную. Сандра увидела на его загоревшей спине отметины своих зубов, которые она оставила в порыве страсти. Лицо молодой женщины вспыхнуло при воспоминании о бурно прошедшей ночи.

Вернувшись из ванной, Алексис быстро надел джинсы и белую футболку. Сандра наблюдала с бьющимся сердцем, как он засовывает футболку в джинсы. Любой жест мужа доставлял ей удовольствие.

— Я скоро вернусь. Это, очевидно, привезли деловые бумаги.

Алексис ушел, а Сандра продолжала лежать на кровати, уставившись в потолок. Внезапно спокойствие покинуло ее, она встала и пошла в ванную. Приняв душ, оделась, чуть подкрасила глаза и направилась в гостиную. Подходя к двери, Сандра услышала резкий, недовольный голос Алексиса:

— Ты прекрасно знаешь, что я запретил тебе приезжать сюда…

— Но, милый, — отвечал расстроенный женский голос, — я должна была… После того, как узнала, что ты сделал. Бог мой, как ты мог пойти на такое! Вот уж не ожидала от тебя.

Сандра почувствовала острую боль в сердце, словно в него вонзили нож. Она прижалась ухом к двери. С кем разговаривает ее муж? То, что это не курьер, прилетевший с деловыми бумагами, Сандре было ясно. Но тогда кто? И вдруг ее осенило: это любовница Алексиса, которая приехала заявить на него свои права!

Дверь неожиданно распахнулась, и Сандра оказалась застигнутой врасплох. Алексис обернулся. Он был раздражен и рассержен. Женщина, с которой он разговаривал, тоже посмотрела на Сандру, и у той от изумления округлились глаза. Ругая себя за излишнюю подозрительность, Сандра протянула женщине руку и мягко сказала:

— Здравствуй, София.

Алексис и София обменялись взглядами.

— Я услышала женский голос и решила, что застала своего мужа на месте преступления, — улыбнулась Сандра.

— Дорогая… — хриплым голосом произнес Алексис.

Она посмотрела на него, и вдруг словно свет зажегся в конце темного тоннеля. В глубинах ее памяти раздался крик Алексиса, несший с собой боль и унижение, и ее собственный голос, повторявший, как молитву: «Я люблю тебя… Я люблю тебя…»

19
{"b":"3315","o":1}