ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В глазах Сандры отец был глубоко интеллигентным человеком. Она бы даже назвала его джентльменом в самом широком смысле этого слова — не из-за происхождения или образования, нет, это было нечто врожденное и гораздо более глубокое, чем благоприобретенные манеры и знания. Джералда Кинга отличала какая-то старомодная галантность и чуткое отношение к людям, которые, чувствуя это, тянулись к нему. По мнению Сандры, брат тоже обладал этими качествами. Она убеждалась в этом каждый раз, когда наблюдала, как Роб общается с людьми и так же, как отец, помогает им — ненавязчиво и с полной самоотдачей.

Роб только вчера спросил ее, жалеет ли она, что переехала жить в Лондон. И Сандра вынуждена была признать правоту брата, фактически заставившего ее совершить этот шаг.

Он собирался в очередную командировку по заданию редакции, и они успели обменяться лишь парой слов в прихожей его небольшой лондонской квартирки. Сандра, подыскивая подходящее жилье, временно жила у брата. Порой она чувствовала себя неловко, полагая, что создает помехи личной жизни Роба. В квартире, правда, не было никаких следов, которые бы указывали на присутствие там женщины до приезда Сандры. Но она была не настолько наивна, чтобы не понимать: такой энергичный и привлекательный мужчина, как ее брат, должен вести нормальный, здоровый образ жизни.

Сандра настолько углубилась в свои мысли, что совершенно забыла о присутствии в комнате постороннего человека. Вспомнив о незнакомце, она встрепенулась и подняла от машинки смущенное лицо. Мужчина явно забавлялся ее замешательством. Но кроме веселого блеска Сандра уловила в его взгляде что-то еще, от чего ее сердце забилось в радостном предчувствии. Это хмельное состояние — когда между мужчиной и женщиной непонятно почему вдруг начинает происходить интенсивный обмен флюидами, будоража кровь и волнуя сердца, — ей уже было знакомо. Поэтому Сандра успокаивала себя тем, что ничего необычного сейчас, в общем-то, не происходит. И все же она была вынуждена признать: на этот раз ощущения несравнимо сильнее, чем в других случаях. На память вдруг сами собой пришли строки, посвященные любви Марии Стюарт и обаятельного Джеймса Ботвелла: «Позови он ее, и она бы пошла за ним на край света…». В этот момент Сандра встретилась с насмешливым взглядом незнакомца и поняла, что чувствовала шотландская королева.

— Сандра, господину Стефанидису на время его пребывания в Лондоне нужен секретарь, владеющий несколькими иностранными языками. — Судя по нетерпеливому тону, Джулия обращалась к впавшей в прострацию сотруднице не в первый раз. — Я сказала ему, что, кроме тебя, все остальные девушки заняты…

— Вы хотите меня?

Эта фраза вырвалась у Сандры непроизвольно, и девушка покраснела до корней волос. Мало того, что она выглядит сейчас полной идиоткой — так. еще и ведет себя соответственно. Пальцы Сандры потянулись к висящему на золотой цепочке медальону и стали нервно теребить его. Вдруг Стефанидис приблизился и, взяв рукой медальон, начал его рассматривать. При этом его пальцы нечаянно коснулись нежной кожи, вызвав у девушки приступ дрожи.

— Аполлон — бог солнца. Вы купили эту вещицу в Греции?

Он задал этот вопрос как бы между прочим, от нечего делать. Каждый второй турист, побывавший в этой стране, привез бы оттуда именно этот сувенир. Стефанидис отпустил медальон, и металл, хранящий тепло его пальцев, лег Сандре на грудь. Девушка была настолько ошеломлена нахлынувшими на нее чувствами, что не могла произнести ни слова и лишь покачала головой.

— Это подарок, — вымолвила она минутой позже, с трудом ворочая языком, который словно распух. — Брат привез в прошлом году из Дельф.

Стефанидис отошел, и Сандре внезапно стало холодно, словно в комнате вдруг подул северный ветер. Сандра даже посмотрела в окно, надеясь увидеть белые снежинки, и была искренне удивлена тем, что на улице сияло апрельское солнце.

— Сандра, господин Стефанидис хочет, чтобы ты поехала с ним прямо сейчас, — продолжала Джулия.

Но Стефанидис перебил ее, заметив на безупречном английском:

— Зовите меня Алексис, пожалуйста. У меня заканчивается оплаченное время на стоянке, — добавил он, взглянув на свои дорогие часы.

Краем глаза Сандра ухватила полоску загорелой кожи под ослепительно белой манжетой. У нее появилось острое желание увидеть остальную часть этого великолепного мужского тела. Боже, что с ней происходит? Справившись кое-как с волнением, она взяла себя в руки. Бог мой! Она даже не подозревала, что способна на такие эмоции. Она испытывала к этому совершенно чужому человеку сильнейшее физическое влечение. Ей было не достаточно просто смотреть на него и наслаждаться его красотой. Она хотела большего: дотронуться до него, рассказать о своих самых сокровенных мыслях и желаниях и узнать о нем самом как можно больше.

Слушая вполуха объяснения Стефанидиса по поводу предстоящей работы, Сандра мысленно раздевала его. В ее взгляде не было ничего сексуального — она лишь с нескрываемым обожанием молча смотрела на красоту мужского тела, которое угадывалось под одеждой. После ухода Стефанидиса Сандра еще долго находилась под впечатлением, которое произвел на нее этот мужчина. Она медленно опустилась на стул, ощущая жуткую слабость во всем теле.

— Уф! — проговорила Джулия, когда за греком закрылась дверь. — Ты, конечно, знаешь, кто к нам только что приходил? — спросила она, быстро переходя на деловой тон. — Это же знаменитая компания «Геллас Холлидиз»! Поработай с ним на совесть, Сандра, и мы будем спасены. Ты слышала, он сказал, что ему кто-то порекомендовал нас? Представляешь, если сам Стефанидис шепнет о нас словечко своим друзьям-миллионерам? Ты только подумай — работа на роскошных яхтах, поездки в Афины, чтобы записать часовую беседу, приглашения на… Эй! Проснись же ты, наконец! Что с тобой?

Лицо Сандры залила густая краска. Она представила себе реакцию Джулии, если бы та узнала, что ее помощница только что лежала — мысленно, разумеется, — в постели со Стефанидисом. Девушка до сих пор не могла опомниться от встречи с этим человеком. Она еще ни разу не встречала мужчину, который хотя бы приблизительно вызывал у нее такую же реакцию, как этот сын Эллады. Ее знакомые молодые люди были какими-то несерьезными и незрелыми. Сандра даже помыслить не могла об интимных отношениях с ними, в то время как постельные сцены с участием Стефанидиса возникали в ее воображении помимо воли.

— Приведи себя в порядок, он вернется через пять минут. Ты поедешь с ним в «Савой» — он снял там апартаменты. У господина Стефанидиса денег куры не клюют, нам это как нельзя кстати. Будем надеяться, он задержится в Лондоне хотя бы на несколько дней, — кратко и по-деловому отчеканила Джулия.

Несколько дней! Сандра почувствовала прилив сил от такой перспективы. Ее бросало то в жар, то в холод. Она готова была плясать от восторга, и в то же время ее трясло от тревожного волнения. Карие глаза девушки блестели лихорадочным огнем в предвкушении встречи со Стефанидисом. Случилось то, о чем она не могла даже мечтать — она влюбилась с первого взгляда.

Сандра уговаривала себя, что это глупо, по-детски. Но ничего не помогало. В том, что с ней происходило, было что-то первобытное, стихийное. Вопреки природной осторожности и здравому смыслу она инстинктивно чувствовала, что этот мужчина создан для нее, что их встреча предопределена самой судьбой, поэтому бороться бесполезно. И Сандра покорилась неизбежному, хотя для очистки совести все же пыталась себя убедить, что ей только показалось. Неужели все это происходит с ней? Девушкой, которую многие молодые люди считали холодной и бесчувственной? Сандра чуть не рассмеялась от этих мыслей, но потом подумала: а разве я сама не была того же мнения о себе? Разве не считала, что не способна испытывать страсть и физическое наслаждение? И вот — пожалуйста: внезапный взрыв страсти и желания налетел на нее мощным ураганом и закружил с сумасшедшей силой. Она впервые в жизни испытывала сексуальный голод, который мог заставить ее, подобно Марии Стюарт, забыть о гордости и пойти за красавцем греком, куда тот прикажет.

2
{"b":"3315","o":1}