ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В глазах Алексиса полыхнул темный огонь, и Сандра в испуге откинулась на подушку.

— В таком случае, мне остается надеяться, что ты успела забеременеть от меня. Иначе…

— Иначе что? Ты изнасилуешь меня? Только этого не хватает, чтобы завершить весь этот постыдный фарс! А сейчас оставь меня в покое, пожалуйста, — устало проговорила Сандра. Но, когда Алексис подошел к двери, она спросила: — Если бы София не прилетела сюда, ты бы так и продолжал держать меня в неведении относительно нашего прошлого?

— Я следовал совету доктора Киссиди, ожидая, когда ты сама все вспомнишь. И правильно делал, судя по твоей истеричной реакции. Ты ведешь себя сейчас, как капризный ребенок. Ты говорила, что любишь меня, но что это за любовь, если она не выдерживает первого испытания? Я восхищался тобой, когда ты защищала своего брата, уважал тебя за то, что ты ничего не рассказала ему, щадя его нервную систему. Я бы хотел, чтобы матерью моих сыновей была именно такая женщина. Но теперь я думаю, так же как и ты, что меня обманули. Я больше не вижу здесь женщины, которая поразила мое воображение своей отвагой. Почему ты не можешь честно признать, что мы с тобой можем построить наше будущее на том, чем уже обладаем?

— Ты, разумеется, имеешь в виду секс? — презрительно бросила Сандра.

Лицо Алексиса передернулось от ярости.

— Как легко ты отказываешься от одного из самых больших удовольствий в жизни человека. — Он зло усмехнулся. — Но, учти, Сандра, настанет день, когда твое тело начнет тосковать по моим ласкам. Ты будешь просыпаться по ночам и вспоминать, как страстно мы любили друг друга, как горели наши тела от прикосновений наших губ и рук. Ты будешь мучиться оттого, что меня не будет рядом, и готова будешь забыть свою гордость и злость, чтобы только увидеть меня.

— Никогда!

Глаза Алексиса сверкнули, как острые лезвия бритвы на искаженном злобой лице.

— Я больше не намерен пререкаться с тобой. Мы можем вернуться к этому разговору, когда ты решишь снова стать взрослой. А теперь я оставляю тебя, и ты можешь дуться сколько угодно.

— Надеюсь, мне будет позволено написать брату письмо? А то он вернется из командировки и не будет знать, где я.

— Пиши, ради Бога. Он даже может приехать к нам в гости в удобное для него время. Но запомни, Сандра: никто, даже твой брат, не должен знать обстоятельства, при которых был заключен наш брак. Надеюсь, я ясно выразил свою мысль?

Сандра хотела спросить, каково будет наказание, если она нарушит запрет, но решила все же не дразнить Алексиса.

— По крайней мере у меня есть одно утешение — я вышла замуж за богатого мужчину, — язвительно произнесла она, желая уколоть его в больное место.

Алексис уже открывал дверь. Он остановился и, не оборачиваясь, устало произнес:

— Зря стараешься, дорогая. Ты забыла, что я знаю тебя гораздо лучше, чем ты меня. Тебя не волнуют деньги.

Алексис ушел, оставив Сандру наедине с мыслями, которые терзали разум и сердце. Она поверила в его любовь, а он, коварно воспользовавшись ее неведением, дважды сделал из нее дуру. И это больше всего жгло ей душу. А ведь мог сказать, что их брак был вынужденным, мог контролировать их отношения и не позволять ей так безоглядно кидаться в его объятия. Но Алексис ничего этого не сделал.

Сандра представила себе, как он, должно быть, смеялся над ней, зная, что, если бы не амнезия, она бы не подпустила его к себе и на расстояние вытянутой руки. Его наверняка забавляло, что она, как безумная, любила его и отдавалась со всей страстью, на которую была только способна. Господи, как вынести эту муку?!

Но я найду выход из этой ненормальной ситуации, убеждала себя Сандра, сдерживая слезы. Алексис должен знать, что мы уже никогда не будем спать вместе. Никогда! Я больше никогда не скажу ему, что хочу его, что не могу жить без него, что…

Сандра еще долго занималась самоуничижением, пока наконец не поняла, что это грозит превратиться в своего рода манию. Она сознавала, что вылечится от этой болезни только тогда, когда окончательно избавится от своих чувств к Алексису.

* * *

День проходил за днем. Они жили, как два посторонних человека, остановившихся в гостинице в соседних номерах. При встрече молча кивали друг другу, но Сандра старалась не попадаться Алексису на глаза. Она перебралась в одну из гостевых комнат, выдержав неодобрительные взгляды Марии и разъяренные — Алексиса. Сандра не сомневалась: муж ждал, когда она приползет к нему на коленях, моля о прощении. Пусть ждет, злорадствовала она. ..

Чтобы не сидеть дома, Сандра предпринимала длительные прогулки по острову. Единственное место, которое она обходила стороной, был пляж, где они занимались любовью в первое утро после своего приезда на Микрос.

Она взяла напрокат машину и съездила в деревню, расположенную в районе бухты. Местные жители с умилением слушали, как красивая молодая госпожа старательно выговаривает греческие слова.

Пока Сандра исследовала остров, его владелец трудился. Она слышала стук пишущей машинки, когда проходила мимо кабинета Алексиса. Он говорил ей, что хочет иметь сына, но Сандра уже знала, что не беременна. Что будет, когда Алексис узнает об этом? — задавалась она вопросом, и у нее от страха сжималось сердце. Если Алексис все-таки захочет иметь от нее ребенка, то она ему в этом помогать не будет! Ему придется иметь дело не с женщиной, а с деревяшкой.

А в том, что Алексис ни перед чем не остановится, чтобы получить желаемое, Сандра не сомневалась.

10

— Мне надо съездить в Афины. Вертолет будет здесь через полчаса. Хочешь поехать со мной?

— Неужели ты решил спустить меня с поводка? Боже, какое доверие! — съязвила Сандра.

Она поставила чашку с кофе на стол и с холодной усмешкой посмотрела на Алексиса. Сандра вела себя независимо последние несколько дней — с тех пор, как обнаружила, что не беременна. Алексис, как ни странно, молча сносил ее издевательский тон и ядовитые замечания.

— А что ты можешь сделать? У тебя нет ни денег, ни паспорта. И к брату ты не обратишься за помощью — не позволит твоя гордость.

В проницательности ему не откажешь, подумала Сандра. Она действительно написала Робу письмо, в котором просто сообщила, что вышла замуж за Стефанидиса, что это был сногсшибательный роман и все произошло очень быстро. Тон письма был легким, чтобы у Роба создалось впечатление: сестра счастлива и довольна своей новой жизнью. Алексис никогда не узнает, почему она не открыла Робу правду. Это бы дало ему еще одну возможность подчинить ее своей воле. А в том, что Алексис ухватился бы за это, Сандра была уверена. Он не реагировал на ее колкости, но она видела, как в глубине его глаз тлеют зловещие искры, и понимала, что играет с огнем.

— Так ты едешь со мной или нет?

— Нет, — с холодной улыбкой ответила Сандра. — Ты меня удивляешь, Алексис. Если я поеду с тобой, то мне придется провести все это время в твоем обществе, а если я останусь, то буду свободна от тебя, пока ты будешь в Афинах. Есть еще вопросы?

— Ты долго еще будешь валять дурака? — прошипел Алексис, с трудом сдерживая ярость. — Ты же не ребенок, хотя тебе, кажется, доставляет удовольствие вести себя, как малое дитя. Мы женаты, и это факт.

— Мы женаты потому, что ты решил жениться на мне, — возразила Сандра, презрительно скривив губы. — Меня же никто не спрашивал, хочу я этого или нет.

— Но ведь ты злишься и демонстрируешь детское упрямство не из-за нашего брака. Не так ли, Сандра? Тебя гложет то, что я занимался с тобой любовью и тебе это нравилось.

Сандра внезапно побледнела, вскочила со стула и хотела выбежать из столовой, но Алексис схватил ее за руку и дернул на себя. Она чувствовала, как его нога прижимается к ее обнаженной ноге. Алексис намеренно удерживал ее в таком положении, как бы навязывая свою близость и наглядно демонстрируя, что он сильнее. И Сандра ощутила, как кровь в ее венах побежала быстрее, словно ей впрыснули мощный стимулятор.

21
{"b":"3315","o":1}