ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Жаркая, тревожная волна поднялась в Сандре, сметая все, заставляя забыть сомнения. Сандра почувствовала, что слабеет в его объятиях, когда Алексис слегка откинул ее голову и провел ладонью по шее и груди. Прежде чем он снова припал к ее губам, девушка успела поймать откровенную, жадную страсть в его глазах.

Невыносимое томление жгло и мучило ее. Она чувствовала его губы на своих губах, и они рождали в ней еще неизведанные чувства. Вдруг Сандра ощутила, что ее руки сами собой обвились вокруг его шеи, и они с Алексисом стали подниматься все выше и выше. Ее уже одолевала сладостная усталость, и Сандра утратила ощущение собственного тела.

— Сандра… Скажи, что любишь меня… Ты ведь, правда, любишь? — бормотал Алексис, осыпая ее грудь и шею поцелуями.

Руки Алексиса скользнули под ее блузку, и Сандра прошептала:

— Безумно люблю…

— Мне кажется, что до меня ты даже не целовалась ни с кем.

— Нет, — честно призналась девушка.

— Правда? — Его глаза горели от возбуждения. — Ты даже не понимаешь, насколько сильно действует на меня твоя невинность. Мысль о том, что я буду первым мужчиной в твоей жизни, что я научу тебя физическому наслаждению, увижу, какой нестерпимой страстью горят твои глаза, сводит меня с ума.

— Ты уже научил меня, — пролепетала Сандра.

Алексис рассмеялся.

— Какая ты еще дурочка, если не понимаешь, о чем я говорю. Но мы сейчас это недоразумение исправим.

Алексис легко, будто пушинку, подхватил ее и понес в спальню. Сердце Сандры учащенно забилось, лицо пылало от волнения и замешательства. Уткнувшись лицом в шею Алексиса, она поглаживала кончиками пальцев его спину.

Бережно опустив девушку на постель, Алексис склонился над ней.

— Отчего ты так сильно дрожишь, моя сладкая девственница, — от желания или от страха?

— От того и от другого, — пролепетала Сандра. — Но больше все-таки от желания…

— Послушай, прелесть моя, мне не нужно от тебя никаких жертв. Здесь мы с тобой должны быть на равных — ведь мы оба хотим друг друга до потери сознания. Ведь так? — В словах Алексиса звучала нежность, его теплые, сильные руки сжали ей локти. Он поцеловал ее в податливые губы и, расстегнув блузку, приник к ложбинке между грудями. — Скоро ты узнаешь, что такое истинное физическое наслаждение. Его нельзя измерить никакими мерками, оно состоит в том, что ты отдаешь мужчине свою любовь без остатка, а взамен получаешь его любовь.

Алексис взял ладонями ее груди и начал водить языком по темным ареолам вокруг сосков до тех пор, пока Сандра не стала извиваться всем телом. Она судорожно теребила его жесткие волосы, выкрикивала в экстазе его имя, давая выход накопившейся страсти.

Ей казалось, что время остановилось, Сандра даже не заметила, как они оба оказались обнаженными. Алексис взял ее руку и стал водить ею по своему телу, знакомя девушку с мужской плотью. Он улыбался, видя, как она, ничуть не смущаясь, восхищается красотой и силой мужской наготы. Алексис доводил ее своими легкими поцелуями до исступления, Сандра не знала, где она и что с ней происходит, — помнила только, что рядом с ней находится мужчина, которого она любит и который любит ее.

Чем больше он ее ласкал, тем быстрее Сандра освобождалась от напряжения, которое постепенно покидало ее тело, уступая место жгучему желанию.

— Ты любишь меня? — прошептал Алексис.

— Да… Да… — простонала она. Алексис впился в Сандру поцелуем.

— Тогда отдайся меня, — почти грубо сказал он охрипшим голосом. — Отдай себя всю, без остатка.

И Сандра, повинуясь инстинкту, подаласе навстречу Алексису и тут же почувствовала, как он резко и сильно вошел в нее. Почти одновременно с этим ее пронзила острая боль, и она вжалась в простыни, чтобы избавиться от причины своего страдания. Словно издалека Сандра услышала, как ее возлюбленный выругался. Обещанного наслаждения не получилось, и физическая любовь уже потеряла для нее ореол романтики и удовольствия.

Сандра, шокированная, дрожащая от боли, отчаянно пыталась осознать случившееся. Она помнила, как страстно хотела Алексиса, как, несмотря на его неоднократные предупреждения, с радостью отдалась ему. Почему же мне сейчас так плохо? Потому что я просто не способна испытать физическое наслаждение с мужчиной, с болью призналась себе Сандра.

Мгновение Алексис молчал, глядя на нее так, словно распростертая перед ним женщина попала в его постель по ошибке.

— Мое предположение о твоих сексуальных возможностях оказалось верным, — сухо произнес он. — Тебе больно?

Его голос был отстраненным, почти чужим. У Сандры что-то сжалось внутри, когда Алексис отодвинулся. Она решила, что не оправдала его надежд.

— Немного, — солгала Сандра. — Но в следующий раз… будет уже лучше, — совершенно расстроенная, пробормотала она.

Сандра ждала, что сейчас Алексис утешит ее, скажет, что по-прежнему любит ее.

Но он, не говоря ни слова, встал с кровати, неторопливо оделся и, бросив на Сандру циничный, холодный взгляд, отчеканил:

— Я в этом не сомневаюсь, милочка. Но тебе придется поискать другого любовника, который обучит тебя искусству любви.

Лицо Алексиса было непроницаемым. Сандра слушала его, но слова не доходили до ее сознания. Она подумала, что он дразнит ее или шутит, правда, шутка была жестокая. Однако почти сразу Сандра поняла, что Алексис покидает ее. Оглушенная этой мыслью, она на какой-то миг перестала даже дышать. Ничего не существовало для нее больше — только страх, жгучий страх, леденящий душу и кровь.

— Ты имеешь в виду, что…

Сандра пыталась сформулировать свою мысль, но Алексис резко оборвал ее.

— Я имею в виду, что достиг своей цели — лишил тебя невинности. Сделал с тобой то, что сотворил с моей сестрой твой обожаемый братец. Я еще поступил с тобой благородно, в то время как он грубо изнасиловал ее. — Алексис смотрел на свою жертву с легкой усмешкой, явно забавляясь.

— Изнасиловал? — в шоке прошептала Сандра. Все перепуталось в ее охваченной паникой голове. Она не понимала, что случилось с мужчиной, который несколько минут назад признавался ей в безумной любви. Сейчас его место занял холодный, жестокий и расчетливый незнакомец. — Ты говорил, что любишь меня… Ты…

— Святая простота! — Алексис посмотрел на нее почти с сожалением, словно сомневался в ее умственных способностях. — Тебя разве мама не предупреждала, что мужчины всегда говорят это восторженным дурочкам, чтобы заманить их в постель? Мне не составило никакого труда обмануть тебя. Это оказалось так легко, что даже неинтересно.

Признание Алексиса вернуло Сандру на землю из страны грез. Она взглянула на его нахально осклабившееся лицо, и все ее существо пронзили ярость, уязвленная женская гордость и разочарование. Боже! — смятенно подумала Сандра, какой же действительно наивной дурой я была! Она содрогнулась от этой мысли. Насладившись зрелищем ее потерянного, помертвевшего лица, Алексис протянул Сандре стакан с водой.

— Выпей. И поблагодари Бога за то, что я обошелся с тобой не так жестоко, как твой брат с Софией, насильно лишив ее чести.

— Роб не способен на такую низость! — выкрикнула Сандра, мгновенно превращаясь в разъяренную кошку. — Я ненавижу тебя… ненавижу…

— Неужели? — насмешливо осведомился Алексис. — А кто же только что страстно шептал, что не может жить без меня, что я один безраздельно владею твоим сердцем? Ну да ладно, теперь спи, а завтра утром…

Утром? О чем это он говорит? Да после того, что этот негодяй сделал со мной, я ни секунды не останусь с ним под одной крышей. Я полюбила Алексиса всем сердцем, а он втоптал мои светлые чувства в грязь, использовал, чтобы отомстить. Нет, тут же сказала себе Сандра, я влюбилась не в Алексиса, а в образ, в идеал мужчины, которого в действительности не существует.

— Я уезжаю немедленно, — коротко бросила она. — Вызови мне такси. — Увидев удивленный взгляд Алексиса, она гордо тряхнула головой: — А чего ты ожидал? Что я испугаюсь и стану на коленях вымаливать у тебя любовь? Мне хватит одной этой ночи до конца моей жизни!

8
{"b":"3315","o":1}