ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— И все-таки, где тебя носило? — Глаза Пирза метали молнии.

Сколько бы ни старался, он был не в силах побороть своего влечения к ней, но ей-то нужно большее… Селина с трудом справилась с искушением разъярить противника до такой степени, чтобы тот вышел из себя и заключил ее в объятия. Зачем ей мужчина, который готов заниматься с ней любовью лишь во власти слепой ярости, а потом сам же насмехается над собою за постыдную слабость!

— Когда мне ехать в Дорсет? — осведомилась Селина, демонстративно отворачиваясь от его гневного взгляда.

— В конце будущей недели, — сказал Пирз так, словно ему трудно было удерживаться в границах дозволенного. — Ты вполне успеешь просмотреть папки и отобрать все нужное. Я дам тебе список дел, которые останутся за сэром Джералдом…

— Ты тоже едешь в Дорсет? — Он хищно улыбнулся:

— А что такое? Даже если и так, то в какой роли ты бы предпочла меня видеть, Селина? Надсмотрщика или любовника?

— Ни того ни другого, — пролепетала она.

— Лгунья! — насмешливо бросил Пирз, и щеки девушки предательски вспыхнули.

— Да, я присоединюсь к семье, — подтвердил молодой адвокат, — но только спустя две недели, когда контору распустят на каникулы. Так что не надейся выйти сухой из воды, ясно? Кто знает, — задумчиво проговорил Пирз, — может, мне даже удастся разгадать твою тайну, времени-то будет предостаточно!

Явившись в офис в понедельник утром, Селина обнаружила, что о состоянии сэра Джералда уже известно всем и каждому.

— Я давно этого боялась, — пожаловалась Сью подруге. — Ох, что-то теперь будет?

Не желая распространять сплетни, Селина дипломатично промолчала. Клайв Марсден, один из младших барристеров, обычно сопровождавший сэра Джералда в суд, тоже подступился к девушке с расспросами и тоже не узнал ровным счетом ничего нового.

— Теперь, надо думать, бразды правления перейдут к Пирзу, — лениво протянул Клайв. — В конце концов, к тому все и шло, с тех пор как сэр Джералд занедужил. Что ж, лучшего кандидата и желать нечего, хотя поначалу “старики” наверняка возмутятся.

Помимо сэра Джералда и Пирза, королевских адвокатов в штате не числилось. Но четверо старших барристеров, юристы с солидным стажем, по возрасту приближались к шестидесяти, так что своя логика в словах Клайва была.

— Вряд ли мистер Грешэм об этом вообще задумается! — Голос девушки прозвучал отрывисто и глухо, и, поймав на себе удивленный взгляд Клайва, она тут же пожалела о своих словах.

— А, так вам он не по душе? Вот странно… Думаете, почему среди наших барристеров нет ни одной женщины? Сэр Джералд считает, что девицы станут обхаживать его драгоценного племянника, вместо того чтобы работать… А самому Пирзу проблемы и вовсе ни к чему.

— Сэр Джералд волен считать, что его драгоценный племянник для женщин словно манна небесная, — возмутилась Селина. — Тем более что и сам Пирз в этом убежден, однако…

По выражению лица Клайва девушка сразу поняла, что нужно поостеречься. Она резко обернулась — на пороге стоял Пирз, и взгляд его льдисто-темных глаз не сулил ничего доброго. Похоже, он слышал весь разговор.

— Скучаете без работы, мисс Торн? — любезно осведомился он, — Придется помочь. До конца недели вы в моем распоряжении. — Пирз взглянул на часы, а перед мысленным взором Селины тотчас же воскрес запретный образ: великолепное, сильное мужское тело. Девушка с трудом сдержала нервную дрожь. — Клайв, будьте любезны, сообщите остальным компаньонам, что заседание начнется в одиннадцать. Все, кто прийти не смогут, пусть сообщат об этом мисс Торн.

— Я тебе не секретарша, — возмутилась Селина, едва Клайв исчез.

— Конечно нет. Мы их и не держим в конторе, если не считать Сью. Я хочу взглянуть на дядино расписание, а потом мы вместе просмотрим папки. Дядя дал мне список материалов, которые тебе предстоит взять с собой.

На мгновение чувства одержали верх над осторожностью.

— Ох, так ты с ним виделся?.. Как он себя чувствует? — поспешно осведомилась Селина.

— Ровно так, как и следует ожидать от человека в его возрасте, страдающего пороком сердца, — снизошел до ответа Пирз. — Только вот не надо лицедейства. Этот сочувственный, встревоженный взгляд прибереги для других, а меня не проведешь! В один прекрасный день я разгадаю твой секрет, и тогда…

— Ты обратишь его против меня столь же безжалостно, как и против своих бесчисленных жертв в суде, — парировала Селина и тут же прикусила язычок. В синих глазах блеснуло злобное удовлетворение.

— А, так, значит, тебе и в самом деле есть что скрывать? — вкрадчиво подытожил Пирз.

Селина не на шутку испугалась: магнетизм этого взгляда и этого голоса все больше подчинял ее волю, лишал способности сопротивляться. Не позавидуешь тому свидетелю, что попадется в когти Пирза. Парики, черная шелковая мантия на сэре Джералде смотрелись вполне нейтрально, а Пирзу придавали грозное, неумолимое величие… Жуткая картина!

Пирз шагнул ближе.

— Не прикасайся ко мне! — воскликнула Селина, в панике отпрянув к стене. И тотчас же пожалела о подобной несдержанности, но было уже поздно.

— Я и не собирался, — холодно заметил Пирз и с любопытством добавил: — Хотел бы я знать, откуда этот страх?

— С чего ты взял, что я испугалась? — Губы его изогнулись в циничной усмешке:

— Видишь ли, милая Селина, я чувствую твой страх вблизи и на расстоянии, чую, вижу, ощущаю на вкус…

Нет, любой ценою, но он своего добьется… С таким же успехом можно попытаться остановить горную лавину! Как не похож был Пирз сегодня на того человека, что сжимал ее в объятиях, содрогаясь от неуемной страсти! А нынче утром он вымещает на виновнице свою досаду и будет продолжать немилосердно терзать и мучить ее, пока не решит, что сполна воздал преступнице за грехи!

— После ланча я выступаю в суде. Ты пойдешь со мной.

А я думала, мне следует подбирать материалы для сэра Джералда.

— Он утверждает, что все папки у тебя в безупречном порядке. Разве ты не ценишь бесценную возможность повысить профессиональный уровень? — насмешливо произнес Пирз. — Дядя говорил, ты обожаешь бывать в суде.

— А ты готов потворствовать моим маленьким прихотям? — съехидничала Селина. — С какой стати, позволь узнать? Компенсация за вчерашнее насилие?

— Ведьма!

Глаза его потемнели до иссиня-черного оттенка. Он резко подался вперед и припал к ее губам — властно, жестоко, намеренно причиняя боль. Девушка попыталась воспротивиться, мысленно отгородиться от его ярости, но нечто сильнее ее воли всколыхнулось в груди, и губы покорно раскрылись в ответ на свирепый натиск. Пошатнувшись, она вцепилась в край стола, чтобы не упасть. Этот злой, презрительный поцелуй совсем не похож на те, которыми они обменивались прежде.

Пирз неспешно выпустил жертву, сощурился, вгляделся в раскрасневшееся лицо.

— Вот это насилие, — коротко сообщил он.

В глазах девушки стояли слезы, но плакать Селина не смела. Едва она попыталась отвернуться, как Пирз ухватил ее за подбородок и удержал на месте.

— А чтобы ты поняла разницу…

Она обреченно уставилась в стену, куда-то за его левым плечом, зная, что Пирз ее не выпустит, и сдерживая предательскую дрожь. Однако на этот раз прикосновение его губ было теплым и нежным, легкое касание дарило блаженную истому. Пирз осторожно провел языком по ее губам, развел их, чтобы отведать влажную сладость. Селине отчаянно хотелось ответить на поцелуй, припасть к груди любимого, осыпать его лихорадочными, неистовыми ласками, но гордость удерживала на месте. Она закрыла глаза, чтобы не выдать обуревающих ее чувств, и Пирз осторожно разомкнул объятия.

— Защите нечего добавить, — рассмеялся он. Селина упрямо глядела в стену. Пирз провел большим пальцем по ее припухшей нижней губе, и девушка инстинктивно напряглась. — В поединке со мной тебе ни за что не выиграть. Помни об этом, — тихо предупредил он.

Селина не стронулась с места, пока за противником не закрылась дверь. Боль накатывала волнами, и бороться с нею становилось все труднее…

16
{"b":"3317","o":1}